«Слепые гонки». Статья на сайте «Чемпионат.com».

Статья с точки зрения того, что такое «Слепые гонки» и с чем их, собственно, едят, написана просто безупречно. Спасибо, товарищ Захарченко. Прямо бальзам на мой лысый череп ;-).

«Покидая клуб «Солярис», сложно было отделаться от мысли, что при поддержке государственных органов или спортивных организаций проект «Слепые гонки» мог бы выйти на качественно иной уровень. Организаторам не пришлось бы тратить время на поиск площадки, ремонт техники происходил бы быстрее и проще, а потому появилась бы возможность тщательнее заниматься с каждым пришедшим, набирать новых желающих и привлекать известных пилотов к тренировкам, вдохновляя ещё больше людей заниматься картингом…
Пока же проект существует на пожертвования неравнодушных. Вы тоже можете поддержать «Слепые гонки» на официальном сайте проекта».

Статья целиком расположена здесь.

Один хороший человек с тремя высшими образованиями оказался прав: ключ от автоспорта мы действительно получили.

03.04.2021. Привет от сосны.

Продолжая тему

И снова слабоумие с отвагой, товарищи.

Четвёртого дня писал, что на тренировке по картингу вылетел за борт, аки хоккейная шайба, по льду, и приложился башкой об сосну. Дня два вообще ничего не происходило: лёгкий ушиб руки перестал чувствоваться на следующий день, и в целом — ничего особенного: ситуация казалась из серии «споткнулся, упал, поднялся, отряхнулся и пошагал дальше».

Сегодня с утра была такая головная боль, что даже я, терпимый ко всяческим падениям, столкновениям и местами даже дракам, терпеть это долго не смог. Я приложился 31-го, правой стороной головы. Был в новом шлеме, на котором после удара ни царапины.

Утром вся левая часть головы превратилась в один большой, нарывающий, пульсирующий больной зуб.

При смене положения с лежачего на сидячее головняк отпускал и вроде бы затухал, но потом разгорался с новой силой.

Покопавшись дома в аптечке, нашёл валерьянку в таблетках, принял несколько — не особо помогло.

К восьми утра боль стала невыносимой настолько, что было принято решение: вызывать неотложку.

Своим ходом до своей поликлиники я бы не дошёл совершенно точно. Башка звенела болью так, что я попросил набрать скоряк брата Михайлу.

Сам я уже реально — не мог.

Оператор опросила меня, в частности, спросила, не было ли недавно каких-то травм. И тут до меня дошло. Это мне так, скорее всего, сосна привет передаёт. Почему через три дня, а не в тот же день, поначалу было не очень ясно, поэтому решил навести справки у дружественных людей, в медицине работающих.

Профессионал мне ответил: да просто у тебя в день удара не было отёка. А к этому дню он вполне себе образовался. Внутричерепное давление повысилось, усилился нажим на стенки черепа — отсюда и головняк. Так что да. Езжай.

Прибыла женщина, суровая, серьёзная, ширококостная блондинка бальзаковского возраста.

И давай меня опрашивать — мол, как обгонял? Как подрезал? Какой стороной башки приложился? Какого конкретно числа? Сколько градусов ниже нуля? Что такое картинг?

Я честно ответил на всё. Про слепые гонки рассказывать не стал, дабы не приняли в дурдом на всякий случай.

Мне вкололи в жопу хорошую дозу кеторола — и сразу полегчало. Затем женщина молвила: сейчас подъедет скорая, ты поедешь с ними — снимок головного мозга делать. Если мозг не травмирован, поедешь домой. Если травмирован — ляжешь в больничку, и это история минимум на две недели.

Довезли. Сделали снимок башки. Местный спец так и сказал: если здоров, значит здоров, если есть повреждения, бум тебя лечить в стационаре, ибо головной мозг — дело серьёзное.

Дали «добро» на то, чтобы я потом приехал с сидюшной болванкой и срисовал у них мой снимок из базы. Выдали бумажку, из которой следует, что «срединные структуры не смещены, зон паталогической плотности в веществе головного мозга нету, конвексиальные борозды и сильвиевы щели прослеживаются с обеих сторон, желудочки мозга не деформированы, боковые симметричны, селлярная область без особенностей, свежих костно-травматических изменений не выявлено».

А вот «пристеночное утолщение слизистой левой верхнечелюстной пазухи до 6 мм». Это как раз и есть оно. Принимавший меня док объяснил, что у меня типичный ликводинамический удар был. Когда я приложился правой стороной башки, спинномозговая жидкость слегка зафлуктуировала на левую сторону. И слизистая даванула на стенки черепа, где проходят нервные окончания — как известно, в самом мозгу нервных, болевых окончаний нет. Эти шесть миллиметров оказались очень, мать их за ногу, сердитыми.

Между делом, док поинтересовался, чем я по жизни занят. Я честно и ответил: мол, операторствую, фотографии фотографирую, фотошопом да
вегасом рукоблудю. Док ответил: ясен пень, у тебя нагрузка на глаза идёт, внутриглазное давление слегка повышено — потому что в постоянку глаза напрягать приходится. Прописал пару лекарств: одно мочегонное, так давление из системы стравливается, и один, как он выразился, ускоритель работы головного мозга. Ноотроп с хитрым названием — мол, если вдруг почувствуешь, что с микропроцессором что-то «не то» — пей курс, будешь не просто как новенький, а как только что с конвейера.

На обратном пути, благо, больничка была на Волжской, заглянул в гости ко Льву Наумовичу, туда, где до сих пор находится то, что осталось от
Музея Индустриальной Культуры после того, как его варварски снесли, превратив отличную, познавательную территорию в унылый кусок асфальта.

«Но это уже совсем другая история» (с)

30.03.2021. Слепые гонки. Тест машин и трассы.

Слабоумие и отвага, товарищи.

В последний день марта сего года, третьего дня, выбрался-таки на Солярис — трассу попробовать, технику потестировать, да и хорошим людям показать, что такое слепые гонки в реальной жизни.

В таком вот составе: первый пилот, первый штурман и дальнобой КАтёнок (именно — «ка», а не «ко», человек на этом настаивает). Заинтересовался человек тем, кто мы да что мы. И чо ваще хотим от этой жизни вот этим вот всем, что у нас на треке происходит.

Ну чо? Дурное дело-то нехитрое. Вот и стыканулись на треке.

Асфальт почти очистился от снега и льда. Только по кромке остались спрессованные куски. Трамплинчики естественного происхождения. Асфальт чистый, но несколько мокрый и местами с довольно глубокими лужами. Сам же «Солярис» сейчас — сплошные реки, озёра, ручьи да подводные льды — зря не захватили байдарку и вёсла.

Проехали с товарищем первым пилотом первую пятёрку кругов. Она же в этот заезд оказалась крайней, эта пятёрка. Особенно сильно не гнали, памятуя про поворот на спуске. С бетонным ограждением, соснами и металлическим заборчиком неподалёку. Всё как обычно: из-под карта фотнан воды, заливающий визор шлема, визор потеет, зеркало закидывает грязью с трассы — видимости почти что нет, так, пятно разноцветно-синее. И, не смотря на мембранную ткань костюмчика для экстремальных развлечений, ноги выше коленей мокрые насковзь.

Заливало — моё почтение. «Всё, как мы любим» (с)

Сухо только стопам и туловищу: на ногах пара альпинстаровских сапогов, на теле — синяя куртейка от «Fossa» с мембранной тканью, поверх куртейки — косуха. Эти не пропустят воду. Моей обувью убивать можно. А косуха от Harley Davidson. Эти ребята умеют делать надёжную, лаконичную и крепкую одежду.

Посадили мы с товарищем пилотом Катёнка за руль карта, в двух словах рассказали, как с этим работать, дали прощупать трассу. Без падений и столкновений, без заносов и потерь управления — медленно и плавно, как это нужно в подобных условиях на плоских покрышках. Человек вроде бы доволен остался.

Я решил погонять как следует оба карта, чтобы понять, как у нас дросселя да тормозные системы работают. Решил жать хотя бы на две трети, ибо полный газ выжимать в таких условиях бессмысленно, а где-то даже и вредно. Заодно, вычислили наиболее опасное место трека при движении справа налево, по обычной прокатной траектории.

Это всё-таки именно спуск. На Шаланде (напоминаю, это наша штурманская машина) в низине после спуска меня трижды провернуло вокруг своей оси. А когда я сел за руль Газика, на том же спуске слишком поздно отпустил гашетку. Карт понесло прямо на трамплинчик. Не помню, успел я выжать тормоз или нет (в данной ситуёвине это вообще глупость, мы ж на льду), но Газика с торжественно восседающим за ним мной, как хоккейную шайбу, ненадолго подбросило вверх, а затем правым бортом карт чирканул по сосне.

Меня хорошенько тряхнуло. И с учётом того, что пристяжных ремней на карте нет, я слегка прислонился башкой и немножечко рукой — об сосну. Благо, я был в шлеме. Ощущения — как с хорошего удара в ухо в драке. Шлем — смягчил. На броне ни царапины, я уж боялся, что визор расколочу. На руке поверхностный ушиб, ничего серьёзного. Так, похромал минут десять-пятнадцать, а дальше — как обычно.

А вот машине досталось. На механику и геометрию это ощутимо и видимо — не повлияло, но правую часть губы на губиных креплениях вогнуло чуть внутрь, правый поплавок встретился с зажиганием. И от удара соскочила цепь, и немудрено, карт ведь днищем по льду и бетону прошёл. На баке небольшая вмятина осталась.

Короче, по предварительному прогнозу, это просто минут десять-пятнадцать с набором гаечных ключей от силы — и машина снова на ходу.

Хорошо, что это был я, а не кто-то из пилотов и уж тем более кандидатов в пилоты или вообще — курсантов. А так — в целом-то, хорошо чайку попили. Секундомеры в который раз не понадобились ;-).

«Вперёд в СССР». На мотоцикле ИМЗ 8.103.10 «Урал». Первая вводная.

«К чёрту подробности! Город какой?» (с) Котёнок.

Сообщество об этом прохвате можно посмотреть здесь. И, заодно, подписаться. Если интересно и нужно.

— 1 —

Не далее как в прошлом году, в самый разгар так называемого карантина я скинул несколько строк текста в одно мотосообщество. В результате в моей жизни появился проект «Л73», с которым я взаимодействовал весь прошлый год, прокачался как оператор и фотограф, а заодно получил на руки корки мотоинструктора. Но в связи с адовой нагрузкой на всё так и не успел починить свой мотоцикл. Под конец года мне предстояло пройти через ещё один пердимонокль: устав от бесконечных претензий некоторых граждан на свой основной работе, выключив «толерантный» режим и включив режим злого инженера из УгРо, я начал говорить людям реально то, что думал и то, что есть — и был вынужден уволиться, напугав до усрачки тамошнего генерального директора.

И взбудоражив весь коллектив заодно. Расплатившись по кое-каким долгам, закупив ещё немного оборудования, я начал активно снимать на портфолио и уже пробиваться к заказам, выстраивая их на поток. Организуя себе возможность вполне сносно жить. Без золотых унитазов и пару десятков содержанок на яхте размером с гостиницу «Космос», конечно. Но просто — в достатке. Выполняя именно свои задачи и двигаясь именно в своём направлении — а не в чьём-то чужом.

Глядя на свои ролики из немногих поездок с этими ребятами, а также с площадки Л73, я пришёл к выводу: качество фильмов надо повышать. И не столько по картинке, сколько по содержанию. По большей своей части, это просто потоки съёмок с дороги и совсем чуть-чуть со статичных мест. Так сказали мудрые дальнобои, вышедшие со мной на связь. Я пояснил, что все съёмки велись в режиме мало того что недокарантина, когда все музеи и общественные места были перекрыты наглухо, но ещё и в режиме скоростном. Если коротко: колонна мотоциклов пошла, и мало кого волнует, какие там творческие проблемы у оператора.

Села камера? Что ж, останавливаться в придорожных кафешках некогда. Нет времени развернуть штатив? Ну, друг, мы спешим, нам желательно добраться до дома живыми и здоровыми, более того — с корабля на бал, ещё и джимхану готовить. Всё сурово. Всё чётко. Кто не успел, тот опоздал. Кто раньше встал, того и тапки.

Большинство же мотоциклистов из колонн «Л73» оказались откровенными «стесняшками» — кроме Дока. Пожалуй, единственного человека, который в пути мог говорить на камеру так, как будто её и нет вовсе. Остальные изображали идущих на расстрел, только вместо винтовки была вполне безобидная камера. Это, кстати, тоже решаемо. Но на решение не было времени.

Говорит там, в основном, Док.

К сожалению, из-за разницы в понимании смысла и порядка монтажа отснятого, с «Л73» пути-дороги разошлись. Но задачу с кино в режиме самообучения «в бою» никто не отменял. Поэтому я снова кинул запрос, но уже в другое мотосообщество. Цель очень простая. Доехать до Челябинска и навестить моего товарища, с которым вместе работали на предмет монтажа сотовой связи в Башкирии. А по пути «зацепить» как можно больше интересного. В Челябинске и прилегающих областях очень неплохо развита система байк-постов: места, куда бы байкер мог приехать, выдохнуть, выпить, закусить, отдохнуть и кинуть свою пыльную задницу отдыхать в компании таких же крышелётов как и сам байкер. И потом. Я же обещал когда-нибудь нагрянуть. Отчего бы и не летом?

Новый запрос здесь. К сожалению, из-за некоторых особенностей местной фауны я был вынужден применить жёсткое общение. И жёсткое построение изначального запроса в принципе, в силу того, что бОльшая часть тамошних читателей попросту не могут осиливать смысл текста, в котором более пяти строк. Бедолаги даже толком-то и ругаться не умели.

В целом-то, смахивало на избиение детей. Но, в конце-то концов, зачем устраивать геморрой на ровном месте, когда можно этого не делать?

И зачем мне, человеку, привыкшему читать большие объёмы текста, и выдавать не такие уж и чудовищные объёмы, опускаться до уровня одноклеточных микроорганизмов, когда необходимо, наоборот, вытягивать их до хотя бы своего, очень скромного, кстати, уровня?

Чего греха таить, я частенько изъяснялся матом, зеркально отражая ту чушь, которую с собой мне несли некоторые гражданские. В результате, буквально пару часов спустя, на меня вышли три человека. Три дальнобоя. Готовые принять то качество, которое у меня есть, учесть, в каких условиях, какой техникой и при каких обстоятельствах снималось всё то, что у меня валяется в «Путешествиях» на тему мото.

Две женщины и один мужчина.

1. Екатерина (позывной КАтёнок). Конкретно на этом маршруте её байк — ИМЗ 8.103.10, он же «Урал» 1992 года выпуска. Что как бы подразумевает приключения.

И Юлия (позывной Джоконда). Передвигается по бескрайним просторам нашей необъятной на Yamaha Virago 250. Как я там размещусь с оборудованием, большой вопрос, но мы как-нибудь решим это. В конце концов, она мото и автоинструктор. Следовательно, профессионал. Мне будет чему поучиться в поездке.

Это очень надёжные и позитивные люди.

— 2 —

Маршрут, который был рассчитан и предложен КАтёнком, должен быть таким:

Как можно видеть, это сильно отличается от поездки в Челябинск, которого там на карте нет. Но. На связь вышла Джоконда, которая будет в Москве в первых числах июня. А наш Ураловский старт, если всё будет хорошо, намечен на 7-8 числа того же месяца. Слегка пошевелив извилинами, я понял. Сначала — поездка в Челябинск. До него чуть более двух тысяч километров. Затем, в случае, если в планы Джоконды не входит возврат в Москву или прилегающие к ней города — я прыгаю на обратную траекторию к кому-то «на хвоста» — и с корабля на бал. На маршрут, указанный в карте.

Тем самым я убиваею двух зайцев. Я посещаю Челябинск и товарища, с которым в 2019 году имел честь работать вместе. Я получаю полную пачку приключений с Котёнком на Урале 8.103.10 1992 года выпуска. Чтобы ни у кого не сложилось впечатления, будто бы я еду за чужой счёт, выполняя, по сути, роль некоего жиголло и бесполезного мешка костями.

Первое. Все пилоты получают кино, где основной упор будет именно на них и окружающем пространстве, а не на мою наглую рожу в камере.

Второе. Бензин стоит денег. Еда стоит денег. Ночлег стоит денег. Я готов вложиться в эту поездку, исходя из расчёта 50/50.

Это справедливо и правильно. Если кого-то что-то не устраивает, если кто-то там что-то «считает» — это ваше дело и ваше право. Моё же дело и обязанность — выполнять свои задачи, при этом помогая людям и съёмками, и фильмом, и своими весьма скромными познаниями в механике мотоциклов «Honda» и «Урал».

Когда-то давным-давно подобный трюк сработал у Эрнесто Че Геварры. Если это получилось у великого Че, который передвигался на мотоцикле без коляски, ушатанном, как я не знаю что, периодически сменяя товарища и постоянно падая — поскольку навыки вождения товарища были таковы — то должно получиться и у меня.

Мои мотоциклетные навыки гораздо лучше, чем у товарища революционера и его товарища-медика, вместе взятых. Если не верится — смотрите фильм «Дневники мотоциклиста».

Последний Прохват Сезона 2020. Часть первая.

Съёмка была 31-го декабря. Вообще, странный был праздник: подобным образом я керосинил с камерой нон-стопом до четырёх утра. Первого января проспался, и приступил к монтажу. Чо сказать: первую часть смонтажил, и на подходе вторая.

Cтудия «Зажигалка» и «Виссарионыч продакшнз» желает вам всего самого весёлого в этом году. Кажись, пожелание-то — оно исполняется — весь год быть с камерой и в процессе съёмок ;-).

Немного новостей и адских отжигов. Слегка 18 +.

За прошедшее время успело произойти много интересного, и самое главное, начинает происходить совершенно внезапно и непредсказуемо. Первое и главное: я собрал в кулак всё своё слабоумие и отвагу, и ринулся в автомобильное сообщество «Живого журнала». Ринулся с видеоматериалом, естественно: с конкретно порезанным мной же новостным роликом, и по большей части самостоятельно снятым и смонтаженным роликом с тренировки на картинг-треке загородного клуба «Солярис».

Для тех, кто совершенно не в теме, поясню: ru_auto широко известна в узких кругах блоггеров ЖЖ как абсолютно циничное и наглухо ебанутое сообщество. То есть, если новичок, обладающий, скажем, старенькими «Жигулями», вдруг сунется туда с вопросом об особенностях строения карбюратора, да и по любому другому вопросу, так или иначе связанному с автомобилем, он получит «полную панамку хуёв», и если психологически не подготовлен — с юмором и цинизмом отвечать, не обращая внимания на какой-то неадекват, например — бедолага уползёт оттуда с нервным расстройством.

Первый вопрос, который сразу же получает новичок, пришедший туда, очень простой. Он звучит так: «А ты чо за хуй?» Под любой темой сразу прибегают некие рандомные чуваки, и тут же размещают фотографии голых баб с комментарием «улучшаем». Если пришедшая — девушка или женщина, то тут более опционально: либо это «сиськи пакажь», либо что-то иное. Более адекватное. Девушкам, особенно симпатичным, там практически всегда рады.

Очень долгое время я предполагал — а это без малого пятнадцать лет — что это такое сборище реальной быдлятины, каким-то чудом либо дорвавшееся до кредитов на автомобиль, либо до каких-то копеек на ржавые заграничные корыта — и считающее себя пупами земли. Какое-то время спустя, несколько лет тому назад, я заметил в этом сообществе сбор на помощь какому-то человеку — очень смутно помню, кто это был конкретно, но в памяти осталось две мысли: это была девушка, он была инвалидом и её нужно было то ли перевозить, то ли починить авто. Или, как там любят выражаться, «автоматический мобиль».

Тогда я понял, что это попросту побитые, потрёпаные жизнью циничные и честные люди. Какой-то процент среди них реальные пидарасы, это факт. Но он примерно равен проценту пидарасов в любом другом более-менее крупном сообществе людей на абсолютно любую тему. И что не всё так плохо, как я думал. Что у этих ребят попросту выработался свой язык, на котором они выражаются и понимают друг друга, а приходящие извне — нет.

Собственно, вот отжиг адский отжиг номер один, а вот адский отжиг номер два.

Если совсем коротко. «Слепым гонкам» постоянно нужны финансы как на всякую мелочь, так и на что-то крупное. Я никого ни о чём не просил. Но два человека оттуда спросили, куда скинуть деньги. Поясню: я в курсе, что далеко не всё и не всегда — более того: совершенно точно не всё и не всегда сводится к баблу. Но это показатель искреннего, неподдельного интереса к нам.

Я такого расклада не ожидал. И подумал, что раз уж этих циничных и битых жизнью всё-таки людей что-то так зацепило, что они меня, мотоциклиста — которых они люто ненавидят, по доброй славной традиции этого сообщества — приняли вполне по-человечески, следовательно, любое другое сообщество или реальные люди — примут совершенно точно. Это был показатель того, как я могу работать в агрессивных средах. И по всему получается, что могу.

И это неплохо.



Рейтинг@Mail.ru