Студия «Зажигалка», Циничная Редакция и Ник Саныч точка ру :).

Некоторое время тому назад было закуплено новое хранилище данных, доска и мел. Проморолик — снят, смонтажен и заряжен. Предвижу головняки по звуку и свету :).

Борис Вишняков: люди, изменившие мою жизнь к лучшему.

(с) http://nicksanych.ru
специально для спортивно-оздоровительного клуба
«Слепые гонки»
http://blind-race.ru
 

Серия: люди, изменившие мою жизнь к лучшему

— 1 –

Этого чувака я встретил в 2010-м году.

Он оказался и впрямь странным, не похожим ни на кого-либо, попадавшегося мне в жизни до. Дело было так: одиннадцать лет тому назад я вместе с некоторыми людьми из некоего мотосообщества решил провести фотоконкурс. И для этого нам потребовался фотограф, уровень которого был выше любительского. Боря стал одним из них.

Первые две детали, которые сразу бросились в глаза и, в принципе, у большинства людей из моего тогдашнего круга общения вызывали отторжение, были таковы. В первую очередь, это внешность: повреждённый где-то глаз и полувоенного образца одежда – не считая старой, конкретно побитой жизнью косухи. И, во-вторых, дичайшее, просто хламное состояние жилища, где он и находился в гордом одиночестве, изредка принимая на «базу» друзей – как показала потом жизнь, довольно вменяемых и надёжных людей, не смотря на внешний, с налётом некоторого «неформальства» и раздолбайства, вид. Этот беспорядок и атмосферу трудно передать словами: в этом надо было оказаться. К счастью, сейчас этого больше нет.

Был один забавный случай, связанный с этим. По ходу организации конкрурса я совершенно случайно попал на предложение сделать этот конкурс коммерческим, и, на свою голову, согласился. Представитель одной коммерческой структуры, войдя в его дом, непроизвольно вздрогнула – как будто бы увидела нечто эдакое – типа мыши. Не компьютерной и не декоративной. Обыкновенной, полевой или домашней. Так-то, в принципе, обычному человеку было с чего вздрогнуть. Меня, тогда уже вполне привычному к трупам в развороченных квартирах на дежурствах в убойном, это не смущало. Беспорядок не казался мне чем-то таким кошмарным: ведь никого не убили. Никто не ранен. А значит – всё в порядке. Просто прибраться и всё, вопрос пары-тройки часов.

А для обычной бабы, прибывшей из глубины сибирских глубин, это был просто трындец. «Видишь ли, Боря – человек нищебродского формата», — примерно так мне было сказано. И выбор пал на другого фотографа, не смотря на то, что Боря неплохо в этом разбирался. И качество его снимков было гораздо выше любительских. Весной следующего года у Бори состоялась персональная фотовыставка на мероприятии под названием «Парафест 2011».

На начальном этапе знакомства, не будь во мне интереса к людям как таковым вообще, я бы повернул рули и газанул бы от товарища Вишнякова в противоположном направлении. И тогда, на тот момент времени, я был бы совершенно прав в своём выборе. Тогда я был самым обычным человеком, больше офисным планктоном, чем всем остальным.

Ещё один человек, глава одного очень крупного московского мотосообщества, с некоторой брезгливостью рассматривая, вероятно, полчища тараканов и общий бардак базы, постоянно набегающих из мусоропровода этажом ниже, особенно во время того, как очередной сосед решил их травануть, сказал: «В таком доме не рождается успех». Это было пять лет спустя после аварии. В тот год мы выиграли нашу первую гонку.

Так что же заставило меня не отжать гашетку на полную, теряя на ходу резину — куда подальше от этого места и этого странного чувака, после первой же встречи? Помимо интереса к людям как таковым, конечно же.

Одиннадцать лет тому назад мне понравилась идея создания мотоклуба, участники которого, так или иначе, имеют ограничения по физическим возможностям тела. Создание подобной системы вывело бы людей из тени, с уровня повседневной забитости: возникло бы интересное дело. И жизнь совершенно иного качества. Ну и, само собой, вместе проще делать какое-то большое и полезное дело – ведь, в том числе, и в этом заключается смысл любого мотоклуба. Ибо, от сумы да от тюрьмы не зарекаются: сегодня ты Харли Дэвидсон с ковбоем Мальборо, а завтра – жалкий обрубок, выкинутый на обочину жизни вследствие травмы, полученной на дороге или где-либо ещё. «Мотопреодоление» — оно было как раз про то самое «завтра». Чтобы было куда придти, случись что.

И я – понял и принял.

— 2 —

О том, что именно вышло из поездки в конце мая 2011 года, написано немало, в том числе и здесь. Мной это ДТП давным-давно разобрано, более добавить нечего. Я уже лет десять как не опер с убойки. Да и любого другого из отделов ОВД. Борис Юрич десять лет как слеп. Наши «Слепые гонки» работают, по большей части работают так, как и нужно, выполняя свою задачу. Люди ходят, и по большей части, этих людей всё устраивает. Недовольные, конечно же, есть. Всё как у всех, ничего такого, вполне себе годный спортивно-оздоровительный клуб. Автономный и некоммерческий. Со стороны организаторов, в том числе и меня – со своими радостями и, как это водится, головняками.

Так о чём же я тут тогда, когда уже всё, казалось бы, написано?

О людях, которые принесли в мою жизнь – хорошего. Относительно моего понимания того, что такое «хорошо», естественно. Что ж, с Борей Вишняковым далеко не всё так однозначно, как может быть с Павлентием, Лизой, Доком, Лисёнком или Эрнестом Сергеевичем. И множества других, чьи слова и поступки оставили правильный, позитивный след. Борис Юрич — сложная тема, состоящая из кучи деталей, многие из которых я не озвучивал, а некоторые так вообще не озвучу никогда – попросту ни к чему. Однако, вот голые факты, которые описывают этого бойца именно как Человека.

Первое. Это я потом уже узнал, в 2020-м году. И Боря, и его родные, после того, как это с ним произошло, приложили все усилия к тому, чтобы возбужденное в отношении меня уголовное дело не попало в суд, а в архив. Иначе – 264 статья УК РФ и минимум пара лет колонии-поселения. Процент решений в пользу водителей, по чьей вине пассажир получил травмы, сопоставимые с Бориными, практически – нулевой. Мой мотоинструктор, который натаскивал меня на мотоинструктора, сказал, что я в этом смысле – уникум.

Пойди это дело в ход, быть мне в колонии. Бывшему менту.

Именно поэтому, каким бы неудобным, неуживчивым и где-то даже солдафонистым он кому-то ни казался со стороны, под всеми этими оболочками пространство подогнало мне в друзья – человека, который держит слово и держит удар. В отличие от подавляющего большинства. Проверено.

Второе. Однажды, в 2016 году, окончательно одурев от безденежья, я вписался в откровенно мошенническую схему. Какое-то время я побыл номинальным гендиром аж двух контор-пустышек, через которые, как выяснилось несколько позже, шёл отмыв какого-то бабла. Дело закончилось примерно год спустя, в кабинете оперуполномоченного УБЭП-а, которому я, после того как честно предупредил об этом всех участников дела, что я говорю всё как есть – именно всё как есть и рассказал.

Просто на этапе зимы 2016 года мне ясно дали понять, что жить на моём адресе мне попросту небезопасно. Я запросил у Бори поддержку. Он предоставил базу для жизни и работы. Я пробыл у него там около года – а может, и больше. Комфортно мне было или дискомфортно – вопрос десятый, если не двадцатый. Он впрягся и помог. Это – сработало. И этого – достаточно.

— 3 —

***
Отвечаю на вопрос, который сам же и поставил: чего же такого хорошего человек привнёс в мою жизнь?

Первое, чему я действительно научился, по крайней мере, отчасти – это терпению и упорству. В любой задумке нужно идти до конца, старательно продумывая каждую деталь и просчитывая пути возможного отхода, случись что – если задача не решается сразу.

Второе. Понимание того, что нет нерешаемых задач. Есть цена, которую далеко не каждый готов платить за решение того или иного ребуса.

Третье. Держать слово. Держать удар.

***
Есть время разбрасывать камни, есть время собирать камни. Этот год, не смотря ни на какие внешние мешающие факторы типа кризисов, вирусов и прочих «шмизисов», выдался годом позитивных перемен в жизни каждого из нас.

Я почти стал мотоинструктором, и набирает обороты линия режиссёрской, операторской и видеомонтажной работы. И я так чувствую, моему мотоциклу недолго осталось быть припаркованным в моей комнате. Вроде бы всё как обычно, а вроде бы как и нет.

А вот Борис Юрич решил переехать из того места, где он обитал ранее, в совсем другое место. Более просторное и позитивное. Без мусоропроводов на лестничных клетках. Там, где предпочтение отдаётся людям и в особенности детям, а не четырёхколёсным повозкам на бензиновом и дизельном ходу. Ведь, как ни крути, а район станции метро Академическая, особенно вблизи метро, не приспособлен для нормальной жизни в принципе. Слишком много бордюрного камня и асфальта.

Слишком мало зелени. Летом адская жара, зимой – адский холод, куда ни плюнь – кругом проезжая часть, шум авто и выхлопные газы. Почти негде выгуливать собаку.

Естественно, с этим переездом я слегка помог. И вынося из этого дома хлам разной степени тяжести и нужности, я кое-что понял. Годам, в которые мы испытывали себя на прочность, наступил конец. Мы и так прочные, дальнейшие испытания на неё больше ни к чему.

Именно поэтому наш дальнейший путь, как и прежде, будет интересен, и ровно настолько же труден – но уже по-другому. Просто и ненавязчиво бывает либо в голливудских поделках, либо в байках о лягушках, ставшими принцами: в жизни нет и не было никогда прямых дорог. Возможно, когда-нибудь наши дороги разойдутся. А возможно, и нет. Никто не знает этого наверняка. Но как бы там ни сложилось в будущем, то, что человек мне передал, и то, что, возможно, передал ему я — останется с нами.

Здесь, сейчас и далее – на всю жизнь.

Суровый Скопин, Рязановка и окрестности.

Полный альбом со всеми кадрами из поездки можно подсмотреть в Бортжурнале, VK и FB.

— 1 —

Как-то так вышло, что дела Челябинские потащили меня в славный град Скопин. Произошло это таким образом: тринадцатого марта этого года я озадачился поездкой под съёмку в суровый город-герой на Урале. Видео, снятые мной из прошлогодних поездок с Л73 меня по смыслу не очень устраивали: нужна более интересная съёмка.

В результате со мной на контакт вышли три человека: две женщины и один мужчина. В процессе стыковки, взаимодействия и переговоров обе женщины — в первом случае к счастью, во втором — к сожалению — отвалились. А вот Евгений — остался, поскольку оказался действительно искренне заинтересован в поездке.

Возможно, даже больше, чем я — хотя куда уж больше, казалось бы?

Женя — трансформационный психолог, и, ко всему прочему, увлекается мотопутешествиями. Его основное занятие в жизни, как я понял — помогать людям выстраивать правильные отношения с окружающей средой. Следуя его методике и рекомендациям, отдельно взятый человек поднимает свои дела в гору. Это касается и личной жизни, и финансов, и работы. Если говорить коротко и без реверансов.

Цель моей поездки была, да и нашей в том числе — понять, чего же мы хотим в действительности. Исходя из каких узлов и деталей нам вместе строить проект. А путешествие под съёмку, именно таким, каким я его вижу, да ещё на такое расстояние и в такое место — это проект. Тут уж, чего греха таить, нужна подготовка и переговоры.

— 2 —

Без тени сомнений и пафоса я, как заправский байкер и без пяти минут мотоинструктор, я собрал минимальный комплект съёмочного оборудования и прыгнул в автобус до Скопина. И всего через четыре часа оказался на родине оператора и монтажёра Антона Самсонова. Родился и провёл детство Антонио — там. В данный момент мой друг детства работает на одном из телеканалов славного града Москвы, благополучно миновав НТВ и REN-TV. И, между прочим, в тех местах родился режиссёр Юрий Быков: фильмы «Дурак», «Майор», «Завод», «Сторож». Это наиболее яркие, мне запомнившиеся накрепко.

Скажем так. Что Антон, что Юрий, про эти места говорили одно: это довольно депрессивные места. И бесперспективные. Из достопримечательностей — пять тюрем и какие-то разваливающиеся производства. У молодёжи два пути: либо спиться, батрача на заводе, либо валить в Москву. На заработки. Как полстраны, а то и вся страна поступает.

Я увидел иное. Во-первых, Скопин — это родина маршала Советского Союза. Бирюзова Сергея Семёновича.

Вы можете не знать истории. В наше непростое время это где-то даже и нормально, во всяком случае, я привык. Но невооружённым глазом увидит любой двоешник: это серьёзный человек, и в начале сороковых годов прошлого века от него крепко попало нацистам. Это, в том числе, и его родная земля. В этих местах все мужики такие: небольшого роста, крепкие, кряжистые, серьёзные, обстоятельные.

Во-вторых, Скопин — это не только место, где рождаются великие люди. Не только место, где есть пять зон, разорённая оптимизацией воинская часть и длинные, насколько хватает взгляда, дороги, разрезающие поля. Это ещё и место, где делают отличную керамику. Много ли вы слышали о Скопинской керамике? Полагаю, что нет. А она, как тот суслик из первой части «ДМБ» — есть. Будет время, гляньте — это снял и смонтировал Антон Самсонов, мой друг детства и вообще — друг.

Вот что такое славный град Скопин. Это если коротко и без подробностей. Есть желание, но не было возможности снять о нём что-то на видео, тем более, что у нас под боком был целый сотрудник музея города — возможно, так и будет в моё следующее посещение города.

— 3 —

Итак, полагаю, вы можете подумать, что у меня поехала крыша. Или что я уподобляюсь тем мошеннически-радостным гражданам с насквозь фальшивыми улыбками, в подозрительно аккуратных нарядах, что толкали загнанному за Можай населению бывшего СССР туфту типа «гербалайфа» или каких-то очередных «биодобавок». Благодаря коим у него, народа в синем углу ринга, внезапно поправится здоровье, появится бабло в безумных количествах, квартиры, тачки, дачи и прочие атрибуты удавшейся жизни.

Так вот: нет. То, о чём я хочу поведать, как бы не подразумевает банальное втягивание во внезапные траты чудовищных сумм денег, или дарения критично важного имущества мошенникам. Ни в коем случае.

Речь пойдёт о поэтапной, а в моём случае очень быстрой перепайки некоторых схем моего мышления. Благодаря которым поменялся привычный взгляд на, казалось бы, обыкновенные вещи. Чем же я так был занят в славном граде Скопине и не менее славной Рязановке в Рязанской области? Физически я делал ровно то же, что делаю в некоторых моих странствиях: работал. Мы пилили доски и брёвна, таскали лестницы и куски металла, крутили шланги, шурупы и винтики, таскали лестницы, дрова, собирали грибы в корзины и воду в вёдра — короче говоря, те из вас, что когда-либо жили на даче, поймут, о чём речь.

Плюс, я, что называется, влёгкую шлёпал фотографии и снимал видеопотоки. Не особо заморачиавясь. В режиме обычного репортажа.

А вот на уровне сознательном, параллельно с физической, шла совершенно другая работа. Естественно, при активном содействии товарища Евгения. В этом случае он выступал в качестве учителя. Я — в роли вольного слушателя. Опять-таки, чтобы оставить эти странные вопросы на нужной им полке, скажу: Евгений не есть новое воплощение «бога Кузи» на планете Земля, а я, в свою очередь, не являюсь его безумным фанатом.

Практически всё, о чём мне было сказано, мой привычный к критическому восприятию разум подвергал сомнению. И, чего греха таить, эти мои сомнения стоили нам потраченного времени и добротного куска нервных систем.

Ибо сейчас, всё же, май 2021 года, а не май 1995-го, мне сорок два года, а не пятнадцать, и если в поле моих сканеров попадает что-то новое, я подхожу к этому новому с критическим анализом: увиденного, услышанного и прочитанного. В данном конкретном случае это были дикие тормоза и перегрев покрышек, а иногда и двигателя. Если выражаться образно.

Вместе с неиллюзорной возможностью поехать в Челябинск у меня на борту оказалась кучка нерешённых проблем. Как мне казалось, не очень критичных. И их предстояло решить.

— 4 —

1. У любого человека есть окно восприятия. Любых фактов, событий, букв и цифр. Каким бы широким ни было это окно, человек — а в данном конкретном случае это я — видит чётко только часть «картинки». Вершину айсберга, если угодно. Остальная часть, и довольно внушительная, остаётся незамеченной, как бы «под водой». Основная задача — расширить это окно.

2. Есть как минимум два уровня восприятия потока данных из жизни. Сознательный и неосознанный. Первый, в моём случае, контролируется достаточно легко и непринуждённо. Второй не контролируется никак. А там, в бессознательном, могут быть проблемы. Равно как и в сознательном.

3. Нерешённые проблемы — как в сознательном, так и неосознанном — могут оказывать и оказывают сильное влияние на текущую жизнь как в настоящем времени, так и в будущем. Это касается и физического здоровья, и здоровья психического, и, как следствие, взаимодействия с другими людьми — и их бессознательными — и финансов в том числе.

4. Мышление человека, его отношение к текущим событиям в жизни в настоящем есть гарантия появления похожих событий в будущем. Как позитивных, так и негативных.

5. То, что на сознательном уровне интерпретируется как проблема или негативное событие, на деле является уроком. Любой проблемный или негативный человек в жизни — это учитель. Понимает он это или нет — неважно. Важно, что я это понял. Ровно то же с ситуациями позитивными, со знаком «плюс», с которыми, собственно, гораздо веселее жить.

6. Интерпретируя какие-то события из жизни, особенно проблемные, следует избегать такой вещи как осуждение. Потому что роль судьи автоматически является запросом на урок — в виде событий, появление которых в жизни нежелательно.

7. Существует ряд методик, которые помогают настраивать разум на нужное мышление — лично я называю это позитивным мышлением. Частично это имеет отношение к психологии. Частично — к дыхательным практикам и йоге.

Именно об этом, в основном, и шла речь в течение пары недель — от начала и до конца майских праздников 2021 года. Были и другие разговоры — например, о том, как разумно и правильно относиться к деньгам, а также о том, как наиболее толково продавать то, что я делаю.

Могу сказать точно: помимо хорошего материала, именно это путешествие принесло мне пользу. Почти на базовом, рефлекторном уровне мне устроили «перепрошивку». Я чувстсвую себя практически полностью обновлённым человеком — за исключением, быть может, каких-то старых привычек, или способов общения.

Но в целом, моя не очень простая жизнь вновь стала неумолимо меняться к лучшему.

ТРАКТАТЪ О ПАССАJIRАХЪ

Памятка мотоциклисту

— 1 —
Здравы буде, братия и сестрии.

Я езжу по этим нашим дорогам общего пользования с 2009 года. На мото. И не только на мото. За рулём и пассажиром. В 2011 году я и мой товарищ попали в ДТП. По нам крепко жахнул КАМАЗ. В дальнейшем это привело к слепоте пассажира, а для меня чуть не вылилось в уголовное дело и отдых в местах не столь отдалённых – но через несколько лет позволило переплавить трагедию в пользу. В спорт. Нам, да и не только нам, пришлось хорошенько потрудиться в процессе, поскольку становление нового технического вида спорта – дело ни разу не непростое.

Короче, Склифасофский. О пассажирах-двойках я кое-что знаю. Как минимум, их существует пять основных типов.

— 2 —
Тип первый. «Наивняк».

Это позитивные, как правило, молодые особи женского пола. Они тебе рады. От тебя им нужно, в первую очередь, покататься на твоём мотоцикле, а в некоторых случаях даже ты сам. На этом позитивная сторона «наивняка» заканчивается. Начинается интересное. Момент первый. У них нет ни шлема, ни мотоциклетной обуви, ни черепахи, ни мотокуртки, ни перчаток с защитой, ни «коленок». В лучшем случае это тоненькая кожаная курточка, или косуха с кожаными штанишками – которые, возможно, при падении от скользячки выручат, но не предотвратят перелома костей и суставов. Я уже молчу об остальных частях тела, которые ничем не прикрыты. Ты можешь снабдить их каким-то своим вторым шлемом, старым – «ещё с тех самых времён». Можешь даже спецом для этого докупить экипировки, если деньги девать некуда. Экип из твоих запасов, например, тот же шлем, может не подойти им по размеру, и если он чересчур большой – это гарантированное сотрясение мозга, а при определённых условиях – перелом шейных позвонков у основания черепа. Слишком малый и одевать-то нет смысла, всё равно что башку в тиски совать. Эти девочки, по большей своей части, слушают твои рекомендации по тому, как правильно сесть к тебе на борт и как вести себя во время поездки. Если не слушают, или пытаются как-то даже учить тебя ездить, создают ненужные помехи во время движения – рекомендую отправить домой. Безопасная езда прежде всего потому что. Вдвоём — особенно.

«Наивняки» ничегошеньки не знают о том, что это вообще такое – быть пассажиром на мотоцикле. Их представление о том, насколько мотоцикл как вид транспорта опасен, сводится к просмотру неплохих, но всё-таки глуповатых голливудских фильмов. Именно голливудских. Поскольку нелепые попытки отечественного синематографа снять хоть что-то достойное на мотоциклетную тему есть дешёвые и бездарные кальки с настоящих хитов, всколыхнувших почти весь мир. В своё время.

Очень может быть, «наивняки» этих голливудских поделок тупо пережрали. Так что перед поездкой рекомендуется беседа, в которой ты поясняешь за безопасность и правила поведения на борту –- и я не про «села-дала». И вот тут наступает ещё одно, интересное. «Наивняки» воспринимают тебя, не как тебя. Короче, бро, для них ты – иллюзия. Для них ты – сказочный персонаж, типа мыши-рокера с Марса, Харли Дэвидсона и ковбоя Мальборо с сынами анархии. Твоя задача – объяснить, что ты и кто ты в реальности. Если цели пудрить мозги «наивняку» ты не ставишь, в надежде кинуть палку-другую, пользуясь полудохлым ведром с болтами, конечно же.

Резюмируя. При наличии экипа у тебя и у неё, твоего опыта, при грамотном инструктаже и адекватной реакции человека – бери на борт. Дело верное. А дальше как пойдёт.

Тип второй. «Реальная двойка» (можно просто – «двойка»).

Это позитивные, в целом, девушки и женщины старше восемнадцати лет. Как правило. Бывают исключения. Они адекватные, и чётко понимают, чего хотят. У них есть свой шлем, своя обувь и одежда, не хватает только мотоцикла. В мототехнике они немного шарят. Вообще, потихоньку ходят в мотошколу, или собираются — и копят свои трудовые кровные копейки на свой первый «ёбрик», «сибиху» или «вирагу».

Как быть пассажиркой, эти барышни в курсе. Я не про «села-дала», если что. Понимает, как вести себя в дороге. В пути, куда ни глянь, это одна сплошная помощь и польза. Иллюзий по поводу нас они не испытывают, почти все фильмы и сериалы отсмотрены, ты не первый мотоциклист в её жизни. И ежели тебе слегка не повезёт — то и не последний.

Такие пассажирки – редкость. Конечно же, можно смело на борт, адекватные, неглупые люди без Голливуда головного мозга в дороге всегда нужны.

Тип третий. «Рандомный чувак, которому надо».

Это пассажир, никак не связанный с половой ёблей именно по этой теме — с тобой. Экипировка у него в более-менее полном виде есть. Просто его байк либо только что поломался, а надо срочно ехать, и общественный транспорт тут ну вообще не ходит, таксистов либо нет, либо они ломят цены, сопоставимые с запчастями на Боинг – мало ли что может произойти в дороге с техникой или с человеком? Либо это ДТП, и надо срочно ехать в отдел и к следаку.

Короче, романтики головного мозга по отношению к тебе у радномного чувака не было и нет. Просто по какой-то причине ему нужно попасть из пункта «А» в пункт «Б». У рандомного чувака даже могут быть права. Если надо, он может отогнать чей-то мотоцикл куда-нибудь, например.

«Рандому» по боку клубные правила на тему пассажиров. Ну и пошлые бабуинские фразы — тоже. Чувак может совершенно запросто оказаться и мотоспортсменом, и мотоинструктором, и оператором с камерой.

Никакого Голливуда. «Рандому» надо ехать, он готов оплатить бензин, проставить кофе, чай, пожрать и помочь, если надо. Брать на борт можно смело. Вреда не будет. Это – полезный тебе человек.

Тип четвёртый. «Малолетка».

На самом деле это один из самых жутких типов пассажирок.

Ну смотри сам, друже. Во-первых, она подросток, там в башке одни гормоны. Логика не ночевала. Этот подросток может запросто соврать тебе о своём возрасте, и если ты не заморочишься как-то проверить эти данные – можешь попасть на статейку за педофилию, или, что нам вообще не надо – на шантаж по этой статейке. Банальное вымогалово. Бывает и такое. Ведь у неё могут оказаться шустрые на подъём бабла по-быстрому родители, или дружок-ауешник. Быть может, даже сидевший. И случись что, не дай б-г, ДТП – ты получишь невиданный доселе опыт. Который лучше бы не получать и развидеть то, что такое вообще существует.

Они симпатичные, спору нет. Молодость — дело хорошее. Но в плане понимания, что такое езда на мотоцикле пассажиром, большинство настолько дикие, что просто трындец. Это во-вторых. Опыту езды пассажиркой по ДОП-ам — ноль. Экипа нет. И заработать на него негде: официально малолеток на работу не берут. А мама с папой — это мама с папой. На помощь в суицидальной попытке родной доче они никогда не подпишутся и денег не дадут.

Планета Ебанашка. Населена малолетками. Они отлично в курсе про «села-дала», тут огромное спасибо «павлинам» и «братухам-спортухам» надо сказать. Случись что, тебе платить по полной и за её переломы конечностей, и за лицевую и челюстную хирургию, и за пластическую хирургию тоже.

Малолетки часто могут ошиваться возле баров для байкеров и прочих мотоциклистов, на Горе или её аналогах, нажираться дешёвым пойлом, прихваченным с собой заранее, и пьянющие в дугу, лезть к тебе с просьбами прокатить. Речи про безопасность они не понимают. И клеят с намёком на половую ёблю они тебя они просто потому, что у тебя мотоцикл. Обычно дамы помоложе предпочитают спортивные мотоциклы, так что твою старенькую японскую, например, классику они могут легко спутать со спортом – некоторые тупо похожи. А спьяну так вообще совпадец полный. Если у тебя нечто, хоть как-то похожее на чоппер – тут даже серийный круизёр сойдёт – берегись, дядьк.

Тебя могут попытаться трахнуть прямо там. Потому что ты как маянец какой-нибудь из крайнего сериала. Особенно по пьяной лавочке. В башке у девчонки-подростка.

Но не всё так плохо, как уже говорилось тут, в любых правилах есть исключения. Бывает и такое: человек по возрасту подросток, а логика мышления, разум – внезапно на месте. Не хуже взрослого. У мотоциклистов-байкеров тоже ведь есть дети. Но, в отличие от многих, как правило, такой хернёй они не страдают.

Обычно они помогают маме или папе организовывать какой-нибудь прохват, или даже мотофест. Проблем покатушек как таковых у них нет. Иногда бывают просто очень умные подростки. Хорошо – даже слишком хорошо – развитые для своих лет.

Если встретишь такое чудо природы, особенно нетрезвое – не бери на борт. Потом, может статься, будет головняк. Оно тебе надо?

Тип пятый. «Шкура».

Опыт есть. Снаряги может и не быть. Про «села-дала» — в курсе, надо оно тебе или нет. Возраст значения не имеет, это может быть как девочка восемнадцати лет, так и барышня сильно за тридцать. Люди это скорее негативные, чем позитивные. Главный негативный посыл заключается в том, что для неё ты, в целом, никто. Ей интересен даже не твой байк. Не покатушки с тобой. А твои, непосредственно, доходы. И твои расходы. На неё. И всё. Тут твой мотоцикл – просто показатель того, насколько в её понимании ты платёжеспособен.

В технике «шкура» может вообще не шарить, особенно если молодая – а может и что-то понимать. Но это, скорее, исключение из правил, чем само правило. Если «шкура» не шарит в технике, то её достаточно легко и просто развести на трах. Если это твоя цель — цеплять баб на своё хромированное ведро с болтами о двух колёсьях.

Например, есть у тебя Голда лохматого года, купленная по цене металлолома. Ты её восстановил из пепла, аки птицу Феникс, но в процессе тестов пара котлов внезапно и не на очень долго отъебнули. И если эта Голда выглядит как Голда – пластмасса цела, электрика ещё держится, а хром блестит – «шкура» будет думать, что ты подпольный миллиардер. Сначала это будет допрос с пристрастием на тему того, где и кем ты работаешь. И твой доход. Потом, когда ты, естественно, дашь знать, что ты тайный кореш сам понимаешь кого, это будет развод на шлем. Потом на остальную часть снаряги – если ты, конечно же, не совсем упоротый голдовод и не пихнул своему пассажиру волшебную бронекепочку. Потом, быть может, ресторан. Желательно — в Таиланде. Ну а дальше как «повезёт». Короче: если ты взял эту биомассу на борт, будь готов отстёгивать бабло. А главное – ничего не получать взамен, кроме очередного опыта на тему того, с кем не связываться ни в коем случае.

Если у «шкуры» чего-то нет, но ей это нужно — то ты, брателло, ей это почему-то должен.

Как пассажирки они, как правило, не очень. Долгая езда на двухколёсных диванах понимания того, как правильно сидеть на мотоцикле, не даёт. Часто несут какую-то хрень под руку на тему езды. Твоей езды, бро. Исключения, конечно же, есть, но они только подтверждают правило. У некоторых есть иллюзия безопасности, о последствиях вероятной аварии они просто не думают. У них всегда всё будет хорошо. Они думают, что сильнее гравитации планеты Земля и гораздо крепче асфальта и металла.

Если «шкура» в технике шарит, то, бро, быть может, тебя пронесёт, и ты это существо не заинтересуешь. По какой-то причине. Например, потому что у тебя слишком лохматого года байк, или выглядит твой аппарат как-то беспонтово – а с некоторой дорожной классикой это довольно легко. Или твоё свежее пихло окружает такой лютый кастом, что «шкура» сочёт это за колхоз, идентифицируя тебя как человека, с президентом нашей многострадальной Родины не то чтобы не дружным — вообще незнакомым. И ты избавлен от головняка, геморроя, несварения, нервных расстройств и занижения самооценки процентов на двести. Но самое главное, ты избавлен от нехороших ситуаций на дороге. По крайней мере, отсутствие безграмотной «шкуры» на заднем седле твоего мотоцикла – это минус один фактор, который может привести к ДТП. Насчёт грамотной «шкуры» — решай сам, в конце-то концов, ты же взрослый, разумный человек.

Но я б не стал.

— 3 —

Я отдаю себе отчёт, что двенадцать лет на дорогах – это вообще-то чуть более чем скромненько. Ежели кому есть что добавить – добавляйте. Буду рад.

P.S. Изучить трактатЪ о мотоциклистах можно здесь.

Скопин, Рязановка и фильм «Литвяк».

Вернулся из не очень дальнего, но крайне познавательного кругосветного путешествия в славный град Скопин и некоторые места Рязанской области. Отчёт уже написан на бумаге, но фотокарточки не протянуты через Фотошопий, текст не вбит в процессор, критически не просеян через мои нейроны. Поэтому скажу только, что было интересно и познавательно — и, пожалуй, это одно из самых лучших моих путешествий.

Когда залез в сеть, с удивлением и радостью обнаружил, что на студии «28 панфиловцев» вовсю идёт работа над фильмом «Литвяк», выхода коего я жду с нетерпением. Чем, собственно, безнаказанно и с толстым удовольствием делюсь с вами. Товарища Шальопу от всех прочих отличает одна характерная черта: когда он создаёт фильмы о Великой Отечественной войне, его солдаты выглядят как солдаты, там чуть более чем полностью отсутствует солженициада и Кровавый Гэбэшник, Который Всех Расстреливает, а самое главное — антисоветчина. Так что от всей души рекомендую как минимум посмотреть, как максимум — закинуть ребятам копеечку, что я, опять-таки, с толстым удовольствем сделаю, как только мои колёса остынут.



Закинуть копеечку можно здесь: https://sponsr.ru/litvyak

Подсмотреть, как там кино поживает, можно тут: http://litvyakfilm.ru

А впереди работа над текстом: Фотошопие и Редактура.

17.04.2021. Мероприятие на Можайке. Л73.

Фотоальбомы с мероприятий можно увидеть у меня в VK и FB.

19.04.2021. Л73. Джимхана. Часть вторая.

Завершая тему.

Как я и подразумевал, подоспела вторая часть мероприятия, которое организовал Док совместно с одним мотосалоном. Я рад, что спустя несколько месяцев мы уладили все разногласия, которые так странно и нелепо начались в декабре прошлого года, незадолго до праздников. Всегда приятно, когда такое недоразумение заканчивается пусть не очень лёгкой, но приятной работой.

Спасибо вам, люди. Работать с вами всегда, по большей части — в удовольствие.

19.04.2021. Л73. Джимхана. Часть первая.

Пару дней назад вырвался, наконец, к Доку на джимхану. В этот раз мероприятие проходило не на Ленинградке, как обычно, а в одном подмосковном городке. Там расположен мотосалон. Док очень попросил впендюрить в ролик значок этого мотосалона, а поскольку дело это происходило чисто «по фану» и без каких-либо соображений подзаработать, я не отказал. Мне не жалко. Если Док просит — стало быть, так оно и будет, почему бы и да?

Лисёнок и Док: люди, изменившие мою жизнь к лучшему.

специально для проекта «Л-73»

Серия: люди, изменившие мою жизнь к лучшему

Продолжая тему.

— 1 —
Два человека, быстро и бесповоротно поменявшие мою жизнь к лучшему, возникли не так уж и внезапно, если подумать.

Они всегда шли где-то рядом, параллельным курсом, уж во всяком случае, Юля Миловидова – точно. Док появился сильно позже, а впервые с Лисёнком я пересёкся очень давно – благодаря товарищу, о котором ещё будет слово. Конец мая 2020 года. Как бы карантин, но не то чтобы вообще. Намордник обязателен к ношению, но не совсем. На улицу, с одной стороны, нельзя, но с другой — можно.

Как устраиваться на работу тем, кто её лишился – неясно.

Застрявшие между недостроем и родиной некоторые граждане из бывших союзных республик. В новостях. И продолжающиеся стройки неподалёку от центра города. В реальности.

Бестолковые патрули ниже сержантского состава на улице.

Несколько умерших людей на моей прошлогодней официальной работе.

Едущие кукухи бедолаг, что не привыкли находиться взаперти. И много других интересных вещей, которые к тому, что мне досталось подарком, прямого отношения не имеют.

Шёл свежий, тёплый, зелёный майский дождь. Мой старый японец уже который месяц обитал на другом конце Москвы у товарища, который возжелал его отремонтировать. За возможность время от времени ездить на нём, после того как три с хвостиком года пылился и ржавел в гараже у другого моего товарища. Тоже на другом, мать его, конце города. Средства на транспорт, еду и квартплату – были. Но не более того. Линия фото и видео, по большому счёту, не запущена – да и желания такого у себя не наблюдал. По сути, я доблестно топтался на месте, пытаясь понять, как малыми средствами решить глобальные задачи. В связи с реально смешной заработной платой на той официальной работе мне дали карт-бланш на то, чтобы заниматься чем-то дополнительным – если основная работа в порядке. Само собой, я услышал, понял и принял. И потихонечку готовил почву. К чему-то слабоумному, отважному и нескучному.

Больше всего на свете не люблю дожидаться чего-то. И глядя на то, как косые струи воды режут воздух, на водяную пыль, на зелень – принял решение действовать. Так, как и прежде – привлекая силы словом и мыслями. Стягивая отдельные элементы в единую систему. И отдавая этим самым людям – в десятикратном размере, если не больше.

Чего я хотел тогда? Как обычно и более всего на свете. Перемещения в пространстве-времени. Красивой, яркой картинки, которую способен воссоздавать. Быть может, не на профессиональном уровне – но уж точно лучше, чем кривые, нелепые куски блёклого фотоматериала большинства одного мотосообщества, где девушки искали место пассажирки на чьём-то борту, а владельцы мото – своих «двоек», исходя, очевидно, из принципа «села – дала».

Меньше чем за пять минут придумался текст, который рвал этот годами складывающийся стереотип. Я оказался первым мужчиной, который пожелал того, чтобы его, мужчину, прокатила какая-нибудь опытная в плане езды с пассажиром дама. На мотоцикле. Естественно, на какой-то логичной возмездной основе: горючее, простейшая еда, красивые кадры из этой поездки.

Или, по желанию – видеоклип.

Под свист, удивление, смех и фонтаны говна на мой позывной потихонечку откликнулись два пилота. Одна дама на спортивном мотоцикле, с которой, к сожалению, после долгих переговоров поездка что-то не заладилась – дай б-г ей здоровья и сил на все сезоны до конца дней. И Лисёнок.

Юля представляла, как уже потом выяснилось, проект «Л73», который являлся комплексной, очень продвинутой мотошколой, сопряжённой с ДОСААФ. Суть проекта заключалась не только довести своего ученика до сдачи на права категории «А», но и поддерживать долгое время после. Как долго — решает ученик, совершенствовать навыки езды можно бесконечно.

Рассказывать про Ленинградку можно бесконечно долго. Ссылка же – и в самом начале есть. Она там не просто так. Для тех, кто больше пяти строчек осилить в состоянии, конечно.

Суть же в другом. В день контакта с новой цивилизацией состоялась, наконец, поездка, в которой я ехал не как пассажир, а за рулём старенького «китайца». Я не буду брюзжать о том, в каком состоянии этот пепелац был.

Моя задача была – просто дотащить чортов байк из пункта «А» в пункт «Б» в колонне людей на мотоциклах. После почти четырёх лет вне мото моё кунг-фу стало не таким сильным. Как выяснилось позже, никакого кунг-фу у меня, в принципе, не было, но не суть. Когда я немного подстроился под особенности полумёртвого китайского Боливара, как только я начал ловить небывалое удовольствие от того, что просто, чёрт подери, еду – у бедолаги то ли сгорело сцепление, то ли умерла поршневая – то ли ещё какая неведомая неведомая херня случилась.

Я поехал пассажиром с Лисёнком. После того, как прокатился на тросе за Алексеем Рогожкиным. На мотоцикле. Двухколёсном. По дороге общего пользования. Как выяснилось позже, моя масса составляла семьдесят семь килограмм, и это без экипировки и пары камер, которые также достаточно громоздки – пара килограмм живой массы вместе с чехлами там должна быть точно. Со всей снарягой я примерно был под или даже за восемьдесят. А у Юли – «Suziki Intruider 400». С карданной, правда, тягой. Единственная проблема была – спокойно тронуться с места. И всё.

Так что свои пятнадцать или двадцать километров пассажиром с девушкой, которая раза в полтора меньше меня – я получил.

Юле не нужно было от меня бензина или фотосессии с условной чашкой кофейного напитка. Насколько я ничо не понял, человек от меня хотел только одного: чтобы мой разум, наконец, проснулся и начал работать на полную катушку.

Скажу точно: до встречи с «Л73» на гоночном треке разум пребывал в крайне сонном состоянии и лениво перебирал смыслы бытия, старые тексты – вяло начиная новые. Как любят говорить в некоторых кругах, «на полшишечки». Главной и ключевой фигурой в «Л73» был и остаётся Док. Или Ларс. Или Алексей Перов. Когда я впервые его увидел в шлеме и подшлемнике, когда мимолётно пожал руку – тот неторопливо проезжал мимо встрявших нас на трассе – то я подумал, что Доку не более тридцати – настолько живо человек двигается, разговаривает и ездит.

По тембру речи он слегка смахивает на Сергея Минаева, вокалиста группы «Тайм-Аута», создателя поэмы о Буратино, искромётного стиха про дятла и цикла радиопередач «Квачи прилетели». Если б не седые волосы и борода, никогда бы не подумал, что ему за пятьдесят. В пятьдесят лет большинство мужчин – другие. Полуживые. С большими пивными животами. Ленивые, малоподвижные потребители компьютерных игр в танчики или вообще – телевизора, чемпионы Российской Федерации по пивному литр-боллу.

Док не был таким. Во всяком случае, не при мне. И никогда таким не будет. Я надеюсь.

На гоночном треке я слегка прошёлся камерой по всей обстановке. Ухитрился выхватить картинок – с дороги. Люди пачкой моих карточек остались довольны. Вроде бы. Именно тогда, сидя на трибуне, я чувствовал, что все мои системы начинают работать в штатном режиме. Благодаря Лисёнку и Доку я впервые за много лет начал, наконец, жить на полную катушку – так, как и следует жить. И никак иначе.

— 2 –
Некоторое время спустя, буквально на следующие выходные, люди собрались в довольно долгий даже для «Л73» прохват. Углич, Калязин, Мышкин. До Волги и обратно, одним словом. После некоторых шевелений извилинами и метаний по мотосообществам ребята из «Л73» взяли меня на борт пассажиром.

Я взял с собой свой старенький комплект камер, на тот момент единственный: полупрофессиональную зеркальную мыльницу «Nikon D3000», купленную специально для путешествий, после сдачи на права, в 2010-м. И «Canon Legria HF 1200», взятый в 2012 году. Для съёмок и продвижения, по большей части, «Слепых гонок».

И чего-нибудь ещё.

Эта старенькая видеокамера могла работать от силы минут сорок, на ветру да прохладе – и того меньше. Автономных источников питания или дополнительных аккумуляторов у меня для неё не было, как не было и штатива, или любой другой приспособы типа «стэдикама». Мои руки были штативом. Мои руки стали «стэдикамом». Ноги стали рельсами для плавного хода камеры. Позже. Я взял из этой поездки всё, что смог. С остальным материалом помогли ребята – у некоторых были бортовые видеорегистраторы. Некоторые снимали отдельные планы на тапкофоны.

В результате получился не очень качественный, на целых десять минут, клип о нашем заезде до Волги и обратно. Могу, конечно, ошибаться. Но клип «зашёл» многим.

Впрочем, дело не в клипе. Их потом для «Л73» я наклепал довольно приличное количество. В той поездке я не мог спать, потому что не хотел пропустить полноценный рассвет. Чтобы встретить его и положить картинку в камеру.

Той же ночью Док предложил мне невероятное дело. Обучаться у него на мотоинструктора. Школе требовалось расширение инструкторского состава, и по какой-то причине Док решил, что я потяну. Главный инструктор разрывался на части, и чтобы снизить нагрузку в том числе – требовались люди.

Я, в итоге, попросил небольшой тайм-аут, чтобы всё тщательно взвесить. С моими смешными копейками это было интересное предложение, но, в целом-то, именно по баблу — засада. Да и потом, что я могу дать нулёвому новичку, если ни хрена не умею ездить сам, плюс четыре года безлошадной жизни? Ездить – это по уму. С правильной посадкой, рулёжкой, торможением. «Слепые гонки» — это, конечно, всё хорошо и замечательно. И картинг-трек на гашетке в пол почти без потерь скорости – это тоже отлично. Но это не мотоцикл. Это не трасса общего пользования. И это не ответственность за ученика. Да, на прокатном карте при должном старании можно убраться до переломов. Но всё-таки на ДОП-е за рулём мотоцикла это можно сделать гораздо эффективнее.

Причём, открыта опция даже сразу насмерть. На ровном месте. Стоит только ворон считать начать. Или романтику головного мозга подхватить.

Чего только я не прокручивал в голове, пока обдумывал. Прикидывал и так, и эдак. Потом подумал: ну вот протащило меня через этот грёбаный КАМАЗ в 2011 году. Через увольнение сначала из УгРо, затем из ОВД вообще. Протащило через слепоту товарища, через Всероссийский Государственный, мать его за ногу, Институт Кинематографии, Электростальский чаптер мотоклуба «FBMC», робкие попытки работать в охране, на стройке – и куда только меня нелёгкая не носила.

Пока я не понял. Работа на разных дядечек – не удел человека с моим мышлением. Я, конечно, дурак, что поздновато это понял. И много где ещё дурак. В этом нет никаких сомнений. Но орлу не место в курятнике. А танку – на дорогах общего пользования, или в ангаре с автобусами или такси. По мышлению и стремлению всё-таки я орёл. Может быть, не очень откромленный. И когти периодически выпадают. И перья уже не все. И зрение не такое острое. И клюв слегка треснутый.

И, в целом, не юноша со взором горящим. Уже нет.

Но есть понимание того, что орёл должен питаться свежим мясом, а не довольствоваться залежалым пшеном в кормушке. И быть вместе в строю с такими же орлами. Быть им равным по силам, по мысли, по интересам. А не пытаться объяснить, допустим, петуху, что мне неинтересно его корыто. Его долбанный куриный гарем. Как и курятник с его курами, в целом-то.

И если меня так тянет с детства к мотоциклам, если так хочется путешествовать по планете Земля, то почему бы не сделать это своей работой? Почему бы не выучиться на мотоинструктора и связать свою жизнь – с этим?

Я приготовился к сложному. И оно, это сложное, было. Рассказывать ни к чему, как Док мучился со мной. Но постепенно моя осанка стала прямой. Постепенно месяцы разъездов в противоположные концы славного града Москва в полной экипировке со шлемом наперевес – и камерами – сделали меня крепче. Сильнее.

Но Док учил меня не столько всем этим мотоциклетным штукам. По большому счёту, это было обучение Спокойствию. И не хочу сказать, что я всё понял. Я пока всё ещё становлюсь иногда резким как понос. И дерзким, как малолетний гопник. Только очень иногда. Но ничего. Я парень упрямый. У меня и от этого геморроя мазь найдётся.

— 3 –

Корки на руках. В принципе, можно учить людей. Только остаётся кое-что досдать учителю. Это будет честно и справедливо. Приобрести парк учебных мотоциклов – которые будут зарегистрированы в ГИБДД как учебные. Как минимум – две единицы. И тренировочная площадка. И помещение для их хранения. И инструментарий для их починки.

А то я ж теперь знаю этих новичков. И их склонность иногда ронять мотоциклы.

И закончить, наконец, эпопею с ремонтом моей Honda CB-400 SF 1993 года выпуска. Для езды по городу и, в целом – для предпродажной подготовки. Давно пора менять и кубатуру, и тип мотоцикла.

Если бы в 2011 году я знал, что мне на пути попадутся такие люди и такое дело – я бы не страдал хернёй, и сразу бы пошёл в мотошколу Дока. Будь в моей жизни эти люди тогда, то со мной не случилось бы то, что случилось. Ну да ладно.

Это всё прошлое. Прошлое – прошло. Не стоит ни о чём жалеть, это бесполезное, никудышное дело. Я — здесь и сейчас.

Спасибо за то, что вы у меня теперь есть, люди.



Рейтинг@Mail.ru



Рейтинг@Mail.ru





Рейтинг@Mail.ru