ТрактатЪ о мотоциклистахЪ.

Памятка пассажиру и местами – мотоциклисту

— 1 —
Здравы буде, братия и сестрии.

Я скромный водитель старенькой кобылы о двух колёсах, и без пяти минут мотоинструктор. В седле мотоцикла с 2009 года. Это не так уж и много. Конкретику можно подсмотреть в «Путешествиях».

Выезжая на немногочисленные мотофесты и прочие мероприятия, редкие дальнобои, частые ближнебои да прочие кругосветки вокруг Подмосковий, а также периодически выползая в мотосообщества с целью найти людей, мыслящих примерно на той же волне, я выявил некоторые типажи водителей мотоциклов. В ключе отношения к пассажирам, пассажиркам и бытию в целом.

Данную классификацию излагаю с одной лишь целью. Безопасность и сохранность человеческой жизни со здоровьем.

— 2 —

«Я не беру пассажиров». Как правило, это разумные, слегка – а в отдельных случаях даже и не слегка — побитые жизнью люди. Они не хотят нести ответственность за чужую жизнь и здоровье, как правило, им чего-то конкретно хватило до конца их дней. Но при этом они не подвергают риску и чужое здоровье, и жизнь.

Это могут быть и первосезонники. Из числа отягощённых интеллектом. Первоходы набираются опыта длиной в два года, прежде чем посадить кого-то к себе на борт. Это могут быть и люди, опыт которых и поболее моего, что достаточно легко. К ним не сядешь. Им оно просто не нужно. Права, страховка, экипировка, опыт — опционально. Обычно — есть.

«Скутероиды». Интересный тип. Условно делятся на неопытную в сопли «школоту», опытных «пенсионеров» и «механиков».

«Школота».

Прав нет. Страховки нет. Из экипировки в лучшем случае шлем (причём, обязательно «орешек»), шортики и шлёпанцы. В худшем случае – защиты нет вообще. Они все каникулы батрачили на разгрузке вагонов, фур или строяках, и заработанного бабла хватило только на мопед. На экипировку уже нет. А кататься охота. Вот прям здесь и сейчас. Как правило, это пацаны в возрасте от пятнадцати до восемнадцати лет. Иногда попадаются гораздо более взрослые по годам люди. И это отдельная клиника. «Школота» не понимает, что такое ПДД. Никаких представлений о безопасности езды на скутере или мотоцикле у «школоты» нет. И уж тем более они не догадываются о том, что посадив к себе пассажиром либо такого же, как и они сами, либо подружаню из восьмого «Б», за безопасность и здоровье придётся, так или иначе, отвечать.

Техника, каким бы хламом она ни являлась, ими воспринимается как вожделенная. Состояние настроения на дорогах следующее: восторженный испуг, иногда пополам с дешёвым пафосом и ложной уверенностью в своём бессмертии.

Там, на своём школотронном уровне, они считаются успешными, кстати. Таким пацанам что-нибудь да перепадает, кроме пиздюлей от родителей, доблестных торговцев полосатой палкой, некоторых вменяемых байкеров и мотоциклистов. С точки зрения полноправных участников дорожного движения «школота» на дороге — это бесконечная подстава.

Именно из-за «школоты» водители авто воспринимают почти любого человека на скутере просто как кусок говна. Априори.

В отдельных случаях это могут быть взрослые, половозрелые люди. На таких же дешёвых либо ушатанных японских, либо китайских вёдер с болтами на двух колёсах. Без прав, без экипа и без знаний ПДД. К «школоте», особенно к половозрелым и взрослым людям в состоянии разума «школоты», с запахом перегара и особенно –- с расширенными зрачками — не садись ни в коем случае, если тебе дорога жизнь и здоровье. Иначе, возможно, это будет твоя последняя поездка на мотороллере.

«Пенсионеры» и «механики».

По-разному. Это может быть просто экономный и разумный мотоциклист, которому лень расчехлять свой «магнец», «сибилитр» с «хорлеем» и прочей «гусятиной». Те у него для дальнобоя в Ебеня. И ждут своего часа. Это может быть и чей-то разумный дедушка, которому неохота возиться с чем-то крупнокубатурным, дорогим и тяжёлым, в силу физического здоровья и финансов. Да и потом, к примеру, на даче за грибами на какой-нибудь Honda Shadow 1100 – зачем? Есть же «ёбрики», «альфы» и прочие аналоги «Минска 125». Есть, в конце концов, «квадры» — сельские их любят за лёгкость, проходимость и грузоподъёмность.

Это может быть и механик, который, дабы не тратить лишние пять литров бензина на сто метров, обзавёлся мопедкой – гонять за хлебушком без палева, SMS и регистрации. Мотомелочь пузатая в том или ином виде в любом более-менее нормальном авто или мотосервисе — обитает. И честно служит верой и правдой, восстановленная из-под жопы какой-нибудь убравшейся «школоты», или подаренная другом на днюху (на самом деле он просто так от лишнего хлама избавился).

В целом, от «школоты» их качественно отличают знания, опыт, экипировка, наличие прав и включённой головы. Тут вот какое дело. Садиться к ним на борт можно, а в отдельных случаях даже и нужно. Только берут пассажиров не всегда, а в случае с малокубатурной техникой предпочитают не рисковать, да и неудобно это. И тебе, и ему. Это если речь про ДОП-ы.

«Пенсионеров» и «механиков» объединяет одно. Для них скутер и техника сопоставимых классов, да те же мотоциклы, носит чисто утилитарный характер. Как автомобиль для таксиста, например. Или лопата для дворника. В отличие от граждан, о коих пойдёт речь дальше, для «пенсионеров» их мопедка статусной вещью не является. В случае с «механиками» всё ещё проще: поскольку они перебрали и вернули с того света не один и даже не десяток мотоциклов, прям вот лютого восторга у них по отношению абсолютно к любой технике попросту не существует. Это как сутенёр, перетрахавший бордель. Или кот, обожравшийся сметаны.

В них нет дешёвого пафоса. Это добродушные, как правило, циники. Доказывать и всячески удлиннять там некому и нечего. Есть исключения, но на общем фоне они исчезающе малы. И ещё. Один факт, что человек дожил до преклонного возраста и до сих пор в седле, говорит нам, как минимум, о том, что на дорогах общего пользования он чувствует себя как рыба в воде. Ведь он до сих пор жив и более-менее здоров.

Даже не сомневайся, садись смело. Примет как дочурку. Которая у него есть, но по факту — замужем. Просто далеко. Со своей уже семьёй.

«Спортоводы».

Существует два подкласса: реальные спортсмены и спортсмены иллюзорные. «Братухи-спортухи».

«Спортсмены» – это люди, которые постоянно занимаются мотокроссом, шоссейно-кольцевыми гонками, спидвеем, мотофристайлом, стантом, мотоджимханой. Не говоря уже об эндуропокатушках по лесам да полям со степями. И/или. Во-первых, это физически крепкие люди с отменной реакцией: занятия техническими видами спорта требуют постоянных тренировок. Слабак там просто не выживет ввиду физухи. Которая у слабака никакая. Ибо для того, чтобы тягать кусок железа массой от ста и более килограмм по эндуро-треку или пересечёнке – нужна сила слона, сноровка мыши и постоянно включённый головной мозг. Они – экипированы. Они много раз падали, ведь кто не падал –- тот не ездил, обратное тоже верно. В спортивном режиме и на спортивных скоростях –- тем более. Битые, ломаные, штопаные. Они ценят своё здоровье и здоровье окружающих. На дорогах общего пользования едут, как правило, спокойно, никак и ничем не выделяясь. Им скорости с адреналином на треке выше крыши хватает. На дороге им никто ничего не должен. И «спортсмены» — в курсе.

Пассажирам и пассажиркам к ним, вне всяких сомнений, можно. И нужно. Но есть одна проблемка, особенно это касается женского полу. К этим парням длинная очередь. Особо ревнивые поклонницы могут слегка поправить геометрию лица, уменьшить количество волос и таки оставить пару незабываемых царапин на лице. Ибо такой мужик сейчас на вес платины.

Права, естественно, есть. Подтверждённый опыт есть, а к этому — грамоты и медали с выигранных соревнований.

«Братухи-спортухи».

Ездят по дорогам общего пользования на серийных, как правило, очень лохматых годов спортивных мотоциклах. Вернее, серийных репликах. На настоящие «спорты» денег у них нет, равно как и не время на треке. Настоящий спортивный мотоцикл — это десятки тысяч евро или долларов, как за технику, так и за время на треке. И вряд ли эти деньги будут, если отдельно взятый «спортуха» не поменяет своего отношения к дорожному движению: тупо не доживёт. И, кстати, не все «спортухи» доживают свой первый сезон. Их неохотно запускающиеся вёдра с болтами, не смотря на то, что произведены в лучшем случае в Японии – постоянно сыплются. Потому что это рисовое старьё. Или «кетай», где как минимум половина деталей – из дешёвого говна.

Кроме двигателя. И то, не факт.

Характерный признак старья — наклейки на местах сколов и критичных трещин пластика, и прочих «стрёмных» местах. Если это классика. Поменять «спортухе» покоцаный пластик на новый, тем более оригинальный японский — тупо не по карману.

Иногда опытным путём на аппаратах «братух-спортух» можно обнаружить слой шпаклёвки с окраской из баллончика. Толстый, как штукатурка на лице стареющей вокзальной бляди. На баках, крышках сцепления и крышках генераторов, в основном. Ибо профессиональная аэрография также стоит денег, которых, опять-таки, нет. Вот поэтому и профессиональной аэрографии, прикрывающий этот трындец –- нет. Зато есть крашеные в яркие, попугайские цвета тормозные суппорта. И обода колёс. В белую, жёлтую, салатовую или красную нитрокраску. Либо вообще затянутые в серебристую плёнку. Что, опять-таки, видно, если присмотреться как следует.

И если на свете есть г-сподь б-г, о том, сколько лет их резине и в каком она состоянии, знает только он. «Братуха-спортуха» и сам может понятия не иметь, сколько лет его покрышкам. Более того, может не догадываться, сколько у двигателя его мотоцикла цилиндров, каковы показатели компрессии, сколько за годы бытия из мотора ускакало лошадей и где у него там свечи зажигания. А главное, с какой стороны торчит масляный щуп.

По сути, та же «школота» – но тщательно замаскированная под мотоциклиста. И очень, кстати, на мотоциклиста похожая.

Опыт стремится к нулю. Ездить не умеют вообще. Права могут быть, а может и не быть. От слова «совсем». Бьются, ломаются и гибнут в сезон просто пачками, пополняя статистику ДТП в ГИБДД. На жизнь и здоровье своих пассажиров им, как правило, откровенно насрать. «Спортуха», быть может, каким-то зачатком мозга о чём-то «таком» догадывается, но по-настоящему осознавать хоть что-то они начинают тогда и только тогда, когда попадают в аварию. И то, не всегда.

«Братухи-спортухи» почему-то уверены в том, что дороги общего пользования – это такой гоночный трек. На дороге им отчего-то все должны: ведь у них теперь Настоящий, мать его, Мотоцикл. Естественно, большинству водил просто похуй на какого-то двухколёсника. До тех пор, пока он не начал доставлять головные, зубные или анальные боли. Что и выливается в скандалы, драки, отбитые зеркала и постоянную трату нервов. Это в лучшем случае. И в ДТП со смертельным исходом, включая пассажира –- в худшем.

Дорожное движение в городе «спортухи» принципиально как войну воспринимают. Впрочем, не только «спортухи». Это вообще касается всех с малым опытом вождения мотоцикла, ибо, как говаривал товарищ Цыганков, чем больше у водителя на дороге раздражающих и мешающих факторов, тем ниже его водительский стаж и опыт. Профессионал, к слову, даже на самого отбитого отморозка на самом помойном ведре просто найдёт манёвр – и уйдёт целым и невредимым по своим делам. Не затратив ни секунды времени на «войну». Не испортив ни одной нервной клетки: ни себе, ни другим.

К своим вёдрам «спортухи» относятся как к живым существам, с которыми у них складывается довольно позитивное общение и понимание. Не смотря на постоянно глюкающие котлы, карбы, зажигание, электрику, систему охлаждения и хуй знает чего ещё. У старых мотиков постоянно что-то потихоньку да отъёбывает. Даже у японцев. Даже у немцев. И американцев. И итальянцев тоже.

По экипу «братух-спортух» есть два варианта. Либо они задраены в него полностью, как положено – потому что, всё-таки, они догадываются, что на планете Земля действует гравитация и сила земного тяготения. Или, как вариант, эта одёжка нравится девчонкам – и они просто таки вынуждены это купить по-дешману, проперженным, с чужого плеча — и носить.

Либо только каска с непонятной степенью защиты, джинсики и кроссовочки. Не мотоциклетные. То есть, защиты нет, кроме той, что упоминается в ПДД. Обязательный мотошлем. Да и тот, как правило, говно.

Летом ведь так жарко, да, пацаны и девчонки?

Последние, которым «очень жарко летом», для неопытного, восторженного, введённого в заблуждение пассажира опаснее всего. Потому как эти Валентины Росси не догадываются ни о чём «таком», а учебник физики в школе использовали как бумагу для самокруток. И не подумайте, что прям всегда табачных.

Хотите дешёвого пафоса? Да у «спортухи» его как говна за баней, хватит на всех.

Езда пассажиром с «братухой-спортухой» имеет статус «категорического нет». Думай сам, пассажир: езда на мотоцикле опасна по умолчанию. Гораздо более опасна, чем самолётом – там ниже аварийность и, соответственно, смертность. Когда техника исправна, водитель адекватен, вы оба задраены в качественную экипировку от пяток до макушки –- это всё равно опаснее, чем на самолёте. Самолёты перед полётом серьёзные мужики готовят, с профильным образованием и опытом, в отличие от этого долбоёба.

И на скоростях от ста километров в час при определённых обстоятельствах – например, при лобовом столкновении с препятствием в виде автомобиля, или контакте с отбойником, равно как с любой другой крупногабаритной хренью – это, как правило, билет в один конец. Или в инвалидность, например, слепоту или полную неподвижность конечностей. Либо и того, и другого.

«Братухи-спортухи» делают процесс езды на мотоцикле ещё более опасным, чем он есть на самом деле. Но страшнее всего другое. Именно по ним судят обо всех двухколёсных. Герои сводок ДТП на новостных каналах – именно они. Со «школотой» на китайских и, как это водится, древних японских «дырчиках».

И «школоту», и «братух-спортух» с эпичными и не всегда смешными залётами граждане законодатели часто используют в качестве примера для того, чтобы обосновать очередной налог на воздух, дождь и снег. И, надо сказать, у них пока получается. Ибо крайне богата земля русская, на долбоёбов — в том числе.

«Павлины».

В принципе, эти люди могут передвигаться на чём угодно. С одним лишь отличием от всех остальных. Марка мотоцикла и кубатура двигателя для них играет важнейшую роль, точно так же, как роялит и год выпуска. Чем надёжнее, больше, симпатичнее, бодрее, ярче и громче мотоцикл – тем лучше. Права, естественно, есть. Экипировка, как правило, тоже. И качественная. И может быть, не один комплект.

Только есть одно маленькое «но». Для «павлина» мотоцикл – это, в целом, не транспорт. Не способ резануть пробку в сезон, не вариант сэкономить деньжат на горючке. Для «павлина» мототехника есть статусная игрушка. Способ показать себя. Привлекалка внимания, удлиннитель полового хуя, ну или расширитель вагины. Бывает и такое, но гораздо реже, чем среди граждан мужеского полу.

Сечёшь?

И если лица предыдущих типажей достаточно просты, приветливы и без затей, кроме фалломорфирующей перед очередной жертвой ДТП «школоты» с «братухами-спортухами», то лицо «павлина» имеет статус «сложных щщей». Всегда. У «павлина» – скотское мышление, и сводится оно к простой истине: он тут папа, а ты никто и звать тебя никак, «села – дала», «езда по правилам». Потому что «папа заработал» и «добился». А ты, брателло, вместе со своим старичком-японцем или дешёвым китайским говном – «нищеброд».

У вменяемых, но временно чувствительных к такой херне людей эти нелепые выхлопы гиперкомпенсации могут иногда и комплекс неполноценности вызвать. Но проблема не всегда в тебе, старик. Проблема – у «павлина». С башкой, в основном. Отличительная «павлинья» фишка заключается в том, что они обижают тех, кто кажется им слабее в чём-либо. В качестве компенсации, опять-таки, комплексов. «Павлин» пресмыкается перед власть имущими и большими деньгами. По сути, каким бы здоровенно, сильно, брутально и мощно оно ни смотрелось, перед тобой обыкновенный трус, боящийся посмотреть правде в глаза. Признать ошибку. Загладить косяк. Извиниться. Протянуть руку помощи на дороге.

Его просто очень долго обижали, и он таким образом отыгрывается, понимаешь?

Обладает ли такое пернатое опытом, достаточным для безопасного движения по городу с пассажиром на борту – большой вопрос. Может, и обладает. Если у «павлина» достаточно мозгов купить себе нормальный курс вождения мотоцикла, в смысле повышения квалификации. А может и не обладать. Легко и без затей. Когда человек занят самолюбованием и демонстрацией себя, любимого, вполне может быть, что на словах он Лев Толстой, и ты этому беззаветно веришь. Потому что просто пиздецки похоже на то. Первый, и, быть может, последний раз, потому что на деле это может быть ДТП. И на деле оказывается, что это обыкновенный хуй. С мизинец шестилетнего пацана размером, что характерно.

Особенно сильно это самолюбование кое-где проскакивает там, где имеют место быть две вещи:

1. Мотоклубы, построенные по американскому образцу;
2. Мототехника вполне определённых производителей – и это точно не Япония, не Китай и не СССР.

Следует ли связываться с человеком на двух колёсах, пусть даже и очень качественных, если по психологии мышления это –- пернатое со здоровенным цветастым хвостом, и вся его дорога –- лишь бесконечное поле для самолюбования? Способен ли человек, компенсирующий техникой свои комплексы, быть надёжным и безопасным для пассажира водителем? Может ли солгать о своём скромном опыте в сторону преувеличения? Практика показывает: это всегда 50/50. И в ДТП «павлины» «никогда не попадали».

И «более десяти лет безаварийной езды». И свои ДТП, в которые не попадали, разобрать не в состоянии: тупо ссыкотно –- свои же ошибки признавать. Потому что комплексы неполноценности не позволяют признавать свои ошибки. И спокойно, взвешенно их обсуждать. А если это 50/50, то кто знает, что за водитель отдельно взятое пернатое?

И ещё. Это важно.

Не каждый обладатель дорогой и качественной техники – «павлин», и не каждый «павлин» чем-то подобным обладает. Тут главная фишка поведение и отношение: и к себе, любимому, и к остальным. В плане общения c «павлином» ощущения, как правило, такие, будто бы ты внезпно наступил в говно, а до дома ещё через полгорода в общественном переть, и отмыться реально негде. А на ботинке – глубокий протектор.

Садиться или не садиться на борт к такому водиле –- большой вопрос. Решать тебе, ты ж взрослый человек. Но я б не стал. Да, в целом-то, ни один «павлин» такого тролля как я, например –- ну совершенно точно не возьмёт. Они не катают мужиков.

Потому что «правила клуба» плюс комплексы, братан.

«Орлы».

Техника, на которой эти люди ездят по дорогам общего пользования, может быть любой. От китайской «табуретки» до «Harley Davidson» любого класса. «Орлам» как бы всё равно: под каждую задачу –- свой инструмент. Права, естественно, есть, подтверждённый опыт тоже есть. Чаще всего экипированы, и того же требуют от пассажиров. На дороге для «орла» есть только одна проблема: это он сам. Всё остальное для самого себя он обязан предвидеть и быстро соображать на опережение. Именно по такому принципу они на дорогах и живут.

Для «орла» техника не является способом что-то себе удлинить и кому-то что-то доказать. Он просто этим живёт. Производитель, кубатура и внешний вид техники не имеют значения. Главный приоритет в том, что аппарат полностью исправен, и своей задаче — соответствует.

«Орлом» может быть и «пенсионер» на скутере. И даже среди «школоты» встречаются разумные исключения.

Отличительная черта – скромность и добродушие, в совокупности с лёгким цинизмом. Возраст может быть любым, от разумного совершеннолетнего до глубокого старика. В этих людях нет дешёвого пафоса и презрения к другим, даже если те вполне этого заслуживают. «Орлы» просто не тратят на это время и нервы, потому что, как правило, времени в обрез. И хернёй страдать некогда. А нейронные цепи не казённые.

Эти люди не пресмыкаются перед деньгами и власть имущими, не презирают бедноту, не обижают слабых. Напротив, они делают более слабых –- сильнее. Быть с ними в одной колонне, на одной дороге –- честь. Найти среди десятков пернатых таких, которые действительно летают, причём, очень высоко и далеко – большая удача.

Ошибочно думать, что это идеальные люди. Вовсе нет. У каждого, как это принято говорить, свой «скелет в шкафу». Да что там скелет. Могут быть и морги с прозекторскими. Могут подбухивать, например. Не так чтоб уж очень сильно, но могут. Могут и попыхивать – так, слегонца. Могут много чего ещё, не суть. Мысль ровно одна: эти ребята вам не Иешуа Га Ноцри из Назарета. Как и все прочие, это живые люди, а не библейские персонажи, не Будды ходячие, не Шивы и не Кришны.

Но их опыт, воля, характер, готовность к дороге, прямота и честность делают их неплохими водителями. Да что там неплохими, лучшими. Как правило, это инструкторский состав.
Стоит ли доверить им свою жизнь и здоровье на время поездки на мотоцикле? Ну если не бухают прямо на площадке, где учат, однозначно – да.

— 3 —

В принципе, написанное является лишь выжимкой из моего более чем скромного опыта. Возможно, где-то на дорогах общего пользования затерялись и другие типажи. Чо как — свистите. И если есть чего добавить — добавлю обязательно.

Изучить трактатЪ о пассажирах можно здесь

29.05.2011 — 29.05.2021. Десять лет. Полёт нормальный ;-).

Сегодня вроде бы обычный день. В Москве дождь.

В 2011 году было солнечно. В ночь с 28 на 29 мая я и Борис Юрич ехали на моей Планете 5 по Нижегородской улице. Тогда я был ещё более неопытный водитель, чем сейчас. Я думал, что ночью ездить безопаснее, чем днём. Под мостом, сразу за которым до сих пор расположен гипермаркет Ашан, я начал перестраиваться на малой скорости, не более 40 км/ч.

В слабо освещённом месте я не разглядел, что разрыв в полосе, которая, по моему мнению, позволяла перестроиться на противоположное полотно дороги со встречным движением, находится с другой стороны. В ту же секунду, поскольку внимание было полностью переключено на то, чтобы как-то выйти из этой ситуации, по нам жахнул КАМАЗ. В результате это привело к множественным переломам тазовой кости моего пассажира, сильнейшим сотрясением мозга моего пассажира и, в итоге, через два месяца с небольшим — к полной слепоте.

Десять лет назад это была — трагедия. Что сейчас?

А сейчас Борис Юрич первый пилот команды «Слепые гонки». Я — первый штурман этой команды, прошу прощения, спортивно-оздоровительного клуба «Слепые гонки». Мы — автономная некоммерческая организация. Нас больше, чем двое чудаков с известно чем на лбу.

Теперь у нас несколько пилотов: талантливые, разумные ребята. У нас несколько штурманов — тоже талантливые, и тоже разумные. Может быть, более разумные, чем мы сами.

За годы странствий, слабоумиев с отвагами, проб и ошибок, переговоров — как удачных, так и не вполне — нам удалось переплавить трагедию в что-то, что может называться — спортом. Товарищ Вишняков получает высшее образование, прицельно, на отлично — чтобы потом применять его в том деле, которым мы плотно занимаемся с 2013-го года — если говорить именно о практике. Мы адаптируем технические виды спорта для слепых и слабовидящих.

Десять лет, брат. Мы сдюжили. Полёт — нормальный.

P.S. А рядом с Ашаном успели проложить линию метро. Прикинь, друже, два шага по району, пять минут на подземке — и ты уже там. Кое-что меняется. А кое-что не меняется совсем. Это жизнь. И я бы не сказал, что плохая там, или суперсложная. Да, трудности есть, не спорю. Но так даже интереснее 😎.

Маэстро.

(с) http://nicksanych.ru

специально для спортивно-оздоровительного клуба «Слепые гонки» и Центра высшего водительского мастерства
http://blind-race.ru

«МАЭСТРО»

Серия: люди, изменившие мою жизнь к лучшему
Посвящается Эрнесту Сергеевичу Цыганкову

— 1 –

Шёл то ли ноябрь, то ли декабрь две тысячи семнадцатого года. Я тогда работал «младшим помощником старшего дворника», точнее – подсобным рабочим в бригаде промышленных альпинистов. С перспективной стать «братухой-альппухой». О том, что такое – быть промышленным альпинистом, а в моём случае – «подсобом», здесь долго рассказывать не имеет смысла.

Скажу только одно: работа эта подразумевает неплохую физическую нагрузку. Каждый мой рабочий день – а пахала бригада сдельно, то есть, почти без выходных, отпусков и праздников, «до талого» — любому нормальному человеку показался бы дикостью.

Исключением были дни, когда работать запрещалось по погодным условиям: дождь, ветер более двенадцати метров в секунду и температура ниже минус десяти градусов по Цельсию. И то, просто потому, что при минус десяти герметик застывал слишком быстро. Люди ни при чём. Температурный режим был достаточно «колбасен»: на чердаке и подвале она была плюсовой, около двадцати градусов по Цельсию. На крыше, откуда я подавал парням тщательно приготовленную смесь для герметизации швов фасада дома – около минус десяти. Всё это время на мне был зимний комплект одежды. Математически, перепад был равен тридцати градусам. Сколько раз в течение дня я перемещал своё тело из холода в тепло с чем-то весомым в руках – я не считал. Но потел и грелся я при этом капитально.

Условия работы были таковы, что там не предусматривалась душевая – только вода из труб в подвале. Я почти каждый день ездил туда с одной пересадкой на наземном транспорте, каждый вечер стесняясь своего вонючего, немытого тела, слегка перепачканного в строительной грязи: руки в герметике, одежда, даже сменная – в пятнах краски. Ибо стройка – это стройка, ты пытаешься быть чистым и аккуратным – но получается это далеко не всегда.

Повторюсь. Я пишу об этом просто для понимания того, кем и чем я был на момент две тысячи семнадцатого года. Вдобавок ко всему, влияло не очень правильное питание и огромное количество строительного шлака и, возможно, растворителей да красителей в лёгких. И, что немаловажно, мозгах. Так, как в пятнадцатом и шестнадцатом годах, у меня общаться не получалось. Башка словно наполнилась тормозной жидкостью. И жидкость сия великолепно работала. Если там и присутствовали какие-то мысли, то между ними и выходом на поверхность посредством речевого аппарата стоял какой-то барьер, преодолеть который окончательно вышло только в две тысячи двадцатом году.

Вот кем и чем я был – не смотря на статус первого штурмана команды «Слепые гонки».

— 2 —

Доступ картинг-треку и ряду экспериментов в слепой езде был осуществлён благодаря Льву Наумовичу Железнякову, руководителю «Музея индустриальной культуры», что ранее располагался в Кузьминках.

На данный момент времени здание Музея варварски снесено, на месте ангара пустая асфальтовая площадка с пустой будкой и шлагбаумом. Не знаю и не хочу знать, кого мне за это благодарить, но уверен, что в аду для этих милых и замечательных людей заготовлен специальный котёл, чугунная сковорода да пара натасканных чертей-садистов.

Между Львом Наумовичем и Борей завязалось нормальное человеческое общение. И однажды, совершенно случайно, в разговоре мелькнула информация, что Лев Наумович знал Эрнеста Сергеевича Цыганкова – создателя и руководителя ЦВВМ. Центра высшего водительского мастерства. О том, что это за человек, можно узнать из короткого видео:

По просьбе моего товарища, Лев Наумович связался с Эрнестом Сергеевичем. Просьба первого пилота команды «Слепые гонки» прозвучала осенью две тысячи семнадцатого года. В ноябре или декабре того года Борис Юрьевич созвонился с Цыганковым, коротко рассказал суть нашего вопроса – и тот согласился нас принять. Всё, что нужно было сделать – это приготовить некоторые материалы в качестве элементарной презентации и, собственно, явиться вовремя в назначенный день и час. Товарищ Вишняков ликовал. Я же был слегка в ужасе. И даже, как я помню, не слегка – ибо Эрнест Сергеевич – глыба советского, да и российского, авто и мотоспорта. В ЦВВМ, если кто-то ещё не в курсе, серьёзно готовят военных водителей, мотобат, ГИБДД, водителей ФСБ и ФСО. Насколько мне известно. Плюс, Центр обучает контраварийному вождению и обычных «гражданских» по ценам гораздо ниже запчастей к самолётам фирмы «Боинг». И первые, вводные уроки для любого слушателя — бесплатны. Замануха что надо. У «Слепых гонок» эта схема давно взята на вооружение. Но «ноги растут» — оттуда.

Только представьте. Я. Вонючий и местами грязный подсобный рабочий. Двухкомпонентный герметик для фасадов домов просто так от рук не оттереть, даже растворителем – он капитально въедается в кожу. Уставший и совершенно «непрезентабельный» – вынужден шевелить батонами, двигая своё бренное тело на встречу с этим, бесспорно, великим человеком. Уровня Шумахера, или Сенны. Просто область бытия немного другая: Эрнест Сергеевич тот, кто этих самых Шумахеров и Сенн всея Российской Федерации – готовил. Представьте: вас готов выслушать Ломоносов отечественного авто и мотоспорта, а от тебя разит стройкой, потом и немножечко – дерьмом.

Ситуёвина – трындец. Однозначное фиаско с точки зрения «тогдашнего» меня.

Плюсом ко всему шёл ещё один комплекс. Моя мысль была простой и где-то даже справедливой. Да, эксперименты на картинг-треке, безусловно, интересная и чудесная штука. Процесс даёт слепому человеку новый мир и новый, как ни странно, взгляд на мир, в котором он варился до прихода на трек. «Слепые гонки» и водителю авто, и мото дают капитальный прирост реакции, при условии тренировок не менее полугодового цикла. И много чего ещё. Это бесспорно, но это – вопрос записывания кучи данных, протяжки через наш трек кучи людей: и слепых, и зрячих, и слабовидящих. И всё то, что было у нас тогда, в две тысячи семнадцатом году – лишь победа в любительской гонке «Слепая ярость». И буквально чуть-чуть опыта работы на треке. В этом ростке автоспорта побывало на момент 2017 года побывало не более десятка человек. Из коих в 2017 году чётко светилось два «персонажа»: Борис Вишняков и Николай Никифоров. И писец суслику. Страшно? Стыдно? Ну да. В таком виде и таком облачении, после чердаков и подвалов – однозначно. В отличие от Бориса Юрича и Александра Сааска, с которым они вместе на пару вправляли мне мозг. В смысле хотя бы не отыгрывать хорька-паникёра, взять жопу в кулак, приободриться и прямым чеканным шагом к Эрнесту Сергеевичу -– шагом марш.

И вроде бы как даже вышло у них. Толково вышло.

И либо в начале, либо в середине декабря команда «Слепые гонки» в составе пилота Бориса Вишнякова, штурмана Николая Никифорова, методиста Николая Мраченко и штурмана Дениса Воронцова притопали к товарищу Цыганкову в гости. Прямо в ЦВВМ. Туда, о чём я мог только смотреть, читать и робко мечтать, меняя очередное накрывшееся сцепление на своей «Планете-5» в гараже.

Тогда и я, и, возможно, Борис Юрьевич чётко понимали одно. Маэстро может нас, по крайней мере, выслушать. Когда тебя просто слушает боец с таким уровнем кунг-фу –- даже если беседа окончится ничем –- это в любом случае победа. Это дороже денег. Как встреча с Михаилом Тимофеевичем Калашниковым, Михаилом Ильичом Кошкиным, с Соичиро Хонда или Энцо Феррари, наконец. Таких светил следы лучей отпечатываются навсегда. Сотрёт те следы только лоботомия. Подобные встречи судьбоносны и меняет людей навсегда.

Товарищи Мраченко и Воронцов возили нас туда на протяжении всего курса, и параллельно проходили обучение. И даже чегой-то усвоили.

— 3 —

***
Эрнест Сергеевич Цыганков оказался лёгким в общении. Простым и искренним. Но в то же время непростым: в силу опыта, знаний и побед на гонках разного масштаба. В силу квалификации. Ощущения того, что перед нами – глыба, мастодонт и зубр отечественного авто и мотоспорта – не было. Я и Боря побеседовали с Маэстро про «Слепые гонки» да жизнь в его кабинете. Боря развернулся как положено: коротко, чётко и по делу. Я молча смотрел и охреневал, не смея вставить ни слова – ибо прозвучало бы это как робкое бляение – а нужен был рык льва или слоновое трубление.

Не меньше.

Маэстро выслушал. По-своему всё понял. Чуть не сразил нас наповал рассказом о заезде ночью в тумане в горах, где наша методика могла быть полезной, поскольку пилоту и штурману приходилось идти, «по приборам». Как в полярной авиации. Лёгким отеческим пендалем послал учиться. Параллельно отдав команду своим аспирантам взять наш материал, приняв его в разработку. В дальнейшем силами кафедры технических видов спорта родилась эта статья. С точки зрения попеременно дружного коллектива «Слепых гонок» мальца спорненькая, ну да кто ж там внатуре учёный муж – парочка странных ребят, или целое светило науки? По сути дела, в очередной раз нам стало ясно: мы к этому шли всю жизнь. И шагнули на первую ступеньку к дороге, ведущей команду «Слепые гонки» к реальному авто и мотоспорту – а не покатушкам на пару в режиме экспериментов. Из коих мы выросли уже в далёком две тысячи шестнадцатом году. По стилю общения и подачи мысли Маэстро очень напоминал мне Дока, которого я тогда совсем не знал, но что-то слышал. И, извиняюсь, старика Корли из игры «Full Throttle». Конца прошлого века. Взрослые перцы и их старушки должны помнить, что это такое было за зрелище под названием «Полный газ».

По ходу беседы с Эрнестом Сергеевичем мы выяснили, что методику слепого вождения в качестве тренировки на запоминание трассы применяют в подготовке пилотов болидов в гонках класса «Формула-1». С той лишь разницей, что пилоты «F-1» крутили баранки да жали педали симулятора, а у нас всё происходило вживую, на трассе. Вот фрагмент тренировки Эстебана Окона из команды «India Force»:

С перекрытой картинкой у нас уметь ездить обязаны не только пилоты, но и штурманы. Без слепого вождения никакой штурман «Слепых гонок» штурманом считаться не может. И это, в общем-то, верное дело. Задумай ребята из «F-1» устраивать такое же в реалиях настоящего трека на боевых болидах – мда, на такое слабоумие с отвагой я бы посмотрел. И возможно, принял бы участие. Но слишком велик риск разбиться насмерть. Поломать дорогущую технику. Или поломать себя перед серьёзной гонкой. И если один средненький пилот, по слухам, какой-то то ли «Формулы-3», то ли «Формулы-2» в гоночный сезон «съедает» минимум полмиллиона евро – я даже представить боюсь, сколько в сезон стоит реальный боец «Формулы-1». На это бабло, наверное, можно пару десятков больниц отстроить и обеспечить зарплатами и расходниками весь персонал лет на десять вперёд. Но нет.

Итак, что именно мы получили от Эрнеста Сергеевича Цыганкова, и что конкретно мы смогли дать ЦВВМ – или кафедре технических видов спорта? Товарищ Цыганков для нас прежде всего — безоговорочная поддержка и понимание того, что мы вообще делаем. Да, начиная с две тысячи шестнадцатого года, и мне, и Борису Вишнякову стало ясно как день: нас уже не воспринимают как странных чудаков с невнятными отростками на лбу. По большей части в среде, связанной с авто и мотоспортом к «Слепым гонкам», относятся, как минимум, с пониманием. Чего совсем не было видно на первых и самых сложных этапах становления команды, а затем и спортивно-оздоровительного клуба.

Настоящее человеческое участие и, главное, возможность бесплатно получить знания. Вот что самое ценное, что, в принципе, может быть при создании такой сложной штуки как новый вид спорта. Я говорил об этом ранее, с удовольствием повторюсь и сейчас: это дороже денег. Деньги всего лишь топливо, всего лишь следствие и самоцелью не является. А вот ощущения на треке для слепых – впрочем, тут слепые люди сами скажут своё решительное слово – это бесценно. Ощущение того, что ты на 200, на 300% полезен и это чувствуется после каждого заезда, каждый раз, когда торопливо, с огоньком в голосе после заезда происходит синхронизация данных у пилота и штурмана, подсчёт и анализ ошибок, выработка более полезных стратегий езды – вот самое ценное, что дают «Слепые гонки».

По крайней мере, мне. Полагаю, товарищ Вишняков ещё скажет своё решительное слово. Тем более, есть повод. Грустный, но повод.

Благодаря стараниям Эрнеста Сергеевича мы вышли на такой уровень, при котором даже фото и видеоматериалы делаем не только мы одни. Раньше с камерой да блокнотом ходил и записывал только я, дабы информация о событии не проходила незамеченной, как это часто бывает.

***
Впервые об этом, безусловно, великом человеке я узнал одиннадцать лет тому назад. Из очередной телепередачи, пытавшейся хоть как-то раскрыть тему людей на двух колёсах. И не подумайте, что я про велосипед. Для меня Эрнест Сергеевич Цыганков стал олицетворением того, чем когда-то являлся великий, могучий Советский Союз.

В частности, великолепная и справедливая для класса трудящихся формула: «Спорт – для всех». Не только для избранных, у кого достаточно средств, чтобы им заниматься. В далёком уже 2010-м году я не думал, что однажды пожму его руку. Однако же, встретился, и в семнадцатом году рука человека-легенды уже слабела. Уже тогда летели разведданные, что человек ложится на некую операцию на глаза. Мы встретились, не смотря ни на что: я, уставший работяга, с налётом подвальной и чердачной пыли на волосах и одежде, с окраины Москвы, вонючий и потный. В тонких, дешёвых и чёрных холодных для зимы ботинках военного образца.

И он, Маэстро – чья история немного походила на мою. Мне повезло больше: наша с Борей встреча с грузовиком не стала ни для кого последней в его жизни. Фатальной, но не окончательной. В отличие от Эрнеста Сергеевича, прошедшего через несчастный случай на гонках. Через смерть чужого ребёнка, чьи родители вовремя не позаботились о безопасности.

Я учился. И Боря тоже учился. И штурман Ден Воронцов – один из лучших наших штурманов, кстати. Технарь. Кузнец. И Коля Мраченко, талантливый раздолбай, сыплющий вопросами и раздражающий преподавателя – было и такое. Были бы средства, было б лучше с дисциплиной – мог бы стать кем-то вроде Нике Лауды.

После вводного курса нам выдали специальные карточки-аттестаты. Практическую часть проходить мы не стали, просто в силу того, что было не на чем и, главное, не на что.

Но какую-то элементарную базу я получил, впоследствии применяя это на треке. Так, до курса товарища Цыганкова я и понятия не имел, что это очень важно – как именно держать руль при вождении, а в спортивном режиме, когда жмёшь прокатную тележку с четырьмя колёсиками «до талого», педалью дросселя в пол. До выстрелов из выхлопной трубы на сбросе газа. Без подвески и гидроусилителя. Без удобного кресла и какой-либо амортизации, когда перед глазами дорога начинает дрожать и дёргаться. В любую погоду: дождь, снег, плюс, минус. Когда за десять минут ты должен выложиться на полную катушку, постаравшись догнать и перегнать результат местного мастера спорта. Когда в режиме боя «один на один» с тем же мастером спорта ты можешь с ним уже хотя бы бодаться.

Чтобы мастер спорта понимал: лёгкой победы не будет. Придётся капитально шевелить цилиндрами. Ровно то же, скорее всего, произошло и с Борисом Вишняковым. Для него это был вообще Клондайк в плане информации об автоспорте.

— 4 —

Смерть Эрнеста Сергеевича, в принципе, воспринялась мной как закономерное дело. Его не стало девятого января 2021 года. Ему было восемьдесят пять лет. В 2017-м году он и был глубоким стариком. Живым, подвижным, бодрым, весёлым – но уже слабеющим. Мы понимали, что он уже потихоньку отправляется туда, откуда нет возврата.

Это плохая новость для всех нас.

Потому что, в отличие от разных Обещалкиных от шоу-бизнеса, мутных владельцев некоторых картинг-треков и множества паразитных существ в области технических видов спорта, Маэстро был настоящим спортсменом, заслуги которого и перед Отечеством, и перед водителями сложно недооценить. И главный пилот, и первый штурман надеялись, что Эрнест Сергеевич доживёт до наших первых соревнований.

И Борис Вишняков, и я планировали его пригласить, не как судью, а как доброго гостя. Нам очень хотелось показать ему результат и его, и нашей работы. Чтобы старик знал: мы не напрасно потратили несколько минут его драгоценного времени. Возможно, получить какую-то обратную связь, поскольку, более чем уверен, у нас точно не всё прошло бы как по маслу, уж хотя бы в силу новизны процесса.

Мы понимаем, вместе с этим, что кто-то должен это дело продолжать. Просто каждый в своей области. Что ж, остаётся только работать дальше.

Боре Вишнякову – развивать «Слепые гонки» и выйти, наконец, на уровень хотя бы любительских соревнований – не смотря на кажущуюся простоту, это долгая, кропотливая и сложная работа. Уж хотя бы потому, что нам нужна десятка сильных, тренированных пилотов и, желательно, столько же штурманов. Чтобы у каждого пилота был свой, удобный, индивидуальный штурман, а у штурмана – свой, сто лет как знакомый, удобный пилот.

Мне – досдать, наконец то, что должен досдать Доку, обзавестись скромным парком учебных мотоциклов, найти подходящую площадку, ангар, где будет хранится мототехника и инструмент – и помимо всего прочего, заниматься инструкторской деятельностью, стараясь делать так, чтобы на дорогах славного града Москвы было как можно меньше дебилов на двух колёсах. Мотошкола, доступная всем – и человеку с деньгами, и дворовому пацану, который благодаря усилием некоторых товарищей, которые большинству трудящихся и не товарищи вовсе – оказались перед выбором между бухлом, наркотой и бессмысленными драками с воровством.

Лично я хочу сделать свой вклад и очистить мои улицы от грязи, перенаправляя слега дебильную подростковую энергию в полезное русло.

До встречи на той стороне, Маэстро. Земля пухом. И ровных дорог – там.

2020 год. Резюмируя

Доброе время, товарищи.

Идут крайние дни и часы этого года. Он был непростым. Но очень продуктивным.

Без всех этих идиотских фанфар и песнопений, продуктивнее, чем множество предыдущих. Не смотря на всю эту невнятную херню с масками, вирусом, кризис-шмизисом и всеми вытекающими.

За этот год я кое-что успел. В первую очередь потому что мне повезло встретить на своём пути как минимум троих достойных людей. О них когда-нибудь чуть позже. Ибо нефиг.

Зазнаются ещё. Под Новый Год-то 😉.

Первое и главное. Я вылез из той дыры, в которой пребывал. По сравнению с прошлым и позапрошлым годом, мой мозг разогнан до предела. Поэтому вслед за ним я разгоняю тело: старая добрая система Пола Уэйда и отжимания от танка в двух шагах от дома. Впрочем, это всего лишь детали.

Второе. Стал — ну, почти стал — мотоинструктором. Так-то корки на руках. Но сенсею надо досдать, иначе я сам себя не пущу учить людей ездить. Всё это я частично заработал, будучи инженером, а частично — отбил съёмками фото и, главное — видео. Плюс на элементарном уровне освоил монтаж.

Третье. Понял, как нужно вести переговоры с пидарасами. Их нужно обозначать пидарасами чётко и в лоб: экономит время, вскрывает сущности на раз. Получился такой вот пердимонокль: после всплытия на поверхность внезапно включилась воля конкретно возражать по делу и сила — не пропускать ни один удар или вызов. Бить в ответ, не подставляя вообще ничего. Быстро. Чётко. Тихо и в цель.

Четвёртое. Понял психологию переговоров с клиентами. Понял, как им продавать то, что им, клиентам, реально — нужно.

Пятое. Получил сигналы, и не от одного человека, что на режиссёра надо учиться. Один человек был профессиональным художником, дизайнером. Другой — таки режиссёром. Самоучкой. Мой путь, поскольку одно высшее у меня есть, а денег на второе высшее — нет. Слегка прокачался по фото и видео. На стене уже висит готовый мотокалендарь с полуголыми девушками. Одна из них — моя работа.

Шестое. Понял, как работать с мелкими буржуазными элементами. Никакой классовой ненависти, просто механика работы, не более того. Окончательно укрепился в социалистических взглядах на жизнь. В разрезе работ Маркса, Ленина и в особенности — Сталина.

Седьмое. Понял механику создания сценариев для клипов, которые реально могут собирать деньги. Не впервые, но в очередной раз столкнулся с ворьём интеллектуальной собственности, и на этот раз не дал воровству произойти. Это как-нибудь, может быть, потом. Опыт говорит: мутные пидарасы, ворьё и прочая нечисть страшно боятся огласки.

Это ключевой элемент быстрого, а главное, бесшумного реагирования на ситуацию.

И что же, кругом молодца?

Да нет, товарищи, не кругом.

Во всей этой радости бытия пока что нет нормальной, достойной оплаты труда. Какие-то копейки есть, но в карбюраторах Четырёхсотого до сих пор мотыляются ошмётки от кикимор, которые то ли за два с половиной, то ли за четыре года там успели конкретно так позаниматься сексом. Я попал на ремкомлект для карбов, и это лишь один аспект. У меня должен быть небольшой парк мотоциклов-учебок, причём, зарегистрированных именно как учебные мотоциклы. И они не должны быть ломучим говном. Есть план, конечно. Но на приведение его в боевой порядок требуются небольшие — но средства. Ибо чтобы выйти из зоны комфорта, в неё сначала нужно, бляха-муха, ВОЙТИ.

Мне реально надоел головняк, в котором я почти каждый, сука, месяц заморачиваюсь с оплатой квартиры, жратвы и проезда в общественном транспорте — а по съёмкам я мотыляюсь как минимуим в противоположные концы города очень часто. Бабло улетает как у растаманов на ганджубас.

Иногда это всё-таки пиздецки достаёт. Три месяца плотного огня, где я бегал, как ужаленная в жопу рысь, с родной Рязанки на родное уже Ховрино и Речной Вокзал, в общественном транспорте и почти полностью экипированный, ибо тащить всю броню в руках — это глупость.

В силу этого стал какой-то более поджарый и чуть менее пузатый — а пузо от прежнего, сидячего и малоподвижного образа жизни стало-таки расти. И да. Когда я сообщал барышням, готовым катать меня на своих спортах, о своей массе, я слегка её уменьшил: думал, во мне 65, максимум 70 килограмм. В спортзале весы показали 77. И это только в трусах.

Так что надо сбрасывать лишнее: когда я был студентом, во мне было 62 кило.

Вот как-то так, этсамое, и живём (кто помнит происхождение фраз «как-то так» и «этсамое» — тот посмеётся вместе со мной).

С наступающим 😎.

Небольшие изменения на сайте.

В связи с недавними событиями и давним желанием внести некоторые изменения на сайт пишу эти строки. Они обращены, скорее, к себе самому, чем к кому бы то ни было. Со стороны это должно смотреться как рабочий процесс, как дневник построения информационной конструкции штуковины по имени Ник Саныч. Но на самом деле всё немного сложнее.

Как бы то ни было. За последние несколько недель я заметил, что у меня накапливается большое количество материала, который я попросту не успеваю обрабатывать в одиночку. Это касается фотоматериала, который, естественно, должен пройти выбраковку и редактуру, прежде чем оказаться в каком-нибудь альбоме. Это касается и видеоматериала, который либо никуда не идёт и лежит в архиве мёртвым грузом, либо очередная, на элементарном сценарном уровне, задумка — которая не реализовывается по причине острой нехватки свободного времени. Даже учитывая, что я официально безработный, и что, в принципе, свободного времени у меня вагон и маленькая тележка.

Пока пунктиром намечаю то, что необходимо обязательно сделать на сайте.

0. Описать инструменты, которыми я работаю с изображениями и движущимися картинками со звуком, в сочетании с расценками. Пока это вместе с тарифом за мою работу — здесь. Отмечаю, что пока именно в соцсети «VK» эта запись закреплена — таким образом, чтобы вновь приходящий ко мне в этот механизм потенциальный клиент чётко видел и инструмент, и цену на работу: фотосессия либо съёмка простейшего клипа по гуманной цене. Описание так и будет называться: «Инструментарий».

1. Изменить раздел «Синематрогаф». Клипов, причём, не самых плохих, динамичных и «заходящих» большинству, за последние четыре месяца стало очень много. Более того, на канале появилось много плейлистов, которые именно здесь никак не отображены, и человек, попавший сюда извне, рискует не найти то, что ищет. А значит, есть вероятность потери потенциального платёжеспособного клиента. В моей крайне интересной ситуации в жизни это — неприемлемо. И в соответствии с тем, что следует сделать, для каждой съёмочной ветви — «Коммерческая работа», «Условно-коммерческая работа» «Некоммерческая работа», «Мимокрокодилы» — будет свой небольшой подраздел с куском текста из нынешней «простыни» раздела «Синематограф». Мало того, что клипов много и необходимо, чтобы они отображались там по большей части, причём лучшие, общаясь в соцсетях, я пришёл к одному выводу. Поколение младшего, чем у меня, возраста, не любит читать и уровень безграмотности среди них достаточно высок. Абзац текста более пяти строк для этих людей слишком сложен для восприятия. А поскольку заказывать и платить будут они — нужно быть доступнее. Не ниже уровнем, не мнить себя непризнанным гением, а просто расчленить большой текст на несколько маленьких — чтобы легче воспринимать. Я осознаю свой уровень восприятия, он у меня не очень высокий. Но у большого количества читателей сообществ на (пока что) мотоциклетную тему он гораздо ниже. Это нужно учитывать, ведь пока они моя целевая аудитория.

2. В разделе «Светопись» давно пора появиться двум подразделам: «Лёгкая эротика»/»Пошлятина» и «Макрофото». Потому что работы — есть, но здесь они не отображены. Опять-таки, это неприемлемо.

3. Необходимо закрепить в разделе «Графомания» сценарий к одному видеоклипу, который какое-то время собирал деньги постороннему уже человеку в посторонний уже проект. И описать процесс безуспешной уже попытки воровства моей интеллектуальной собственности и результативного действия по пресечению этого воровства. С участием крупного портала по сбору средств на необычные проекты. Мне эта история видится интересной, и послужит прекрасным дополнением к моей авторской политике.

4. Те тексты, которые родились у меня после написания «Ангела и фляги», следует дополнить, во-первых, разделом настроения — в соответствии с плейлистом «Киномультоцитаты», поскольку в «Таверне» такой раздел есть, он уже достаточно обширен. Я уже не говорю о разделе с юморными видео и познавательными документальными фильмами — чужого авторства, с сохранением авторства и без, естественно, монетизации этих потоков на канале. И сделать это следует так, чтобы зашедший туда мог удобно и логично пройти в каждый раздел, и так же логично и удобно выйти оттуда.

5. «Instagramm». Это моя головная боль, поскольку, с одной стороны, в моём понимании это «одноклеточный» ресурс. С другой, пока я совершенно не умею пользоваться этим инструментом для продвижения продуктов, а там обитает огромное количество пользователей, в том числе и, к сожалению, платёжеспособных.

6. «Facebook». У него кривой и нелепый, как моя жизнь, интерфейс. Но там обитает платёжеспособная целевая аудитория. Фотографии, особенно полуголых девочек на мотоцикле — вульгарный и фальшивый насквозь тип «мотокалендаря» — вызывают чудовищную отдачу. По большей части это восторг, в меньшей степени — злобное шипение фотографов. В очередной раз убеждаюсь, что я — не фотограф. И в силу того, что на мой полумёртвый аккаунт по какому-то не очень понятному алгоритму вдруг стали добавляться «друзья», в том числе из разных стран, мой аккаунт ожил и, опять-таки, полетел в стратосферу. Ставлю на контроль, развиваю и начинаю менять структуру сайта таким образом, чтобы пришедший ко мне пользователь в первую очередь шёл туда.

7. В связи с тем, что между мной и моими коллегами в одном непростом деле стали появляться разногласия, мной принято решение: ввести на сайте дополнительные условия на съёмки именно клипов и фильмов, дабы более никогда не наступать на подобные грабли впредь и не портить отношения, которые я очень ценю.

8. И вишенкой на торте. У меня есть куча интересной информации о конкурсах, которые либо организовывал частично, либо полностью. Эта информация должна быть здесь тоже. И будет это называться — «проекты былых лет». Потому как происходило это в лохматых 2010, 2011 и 2014 годах. Если буду жив-здоров и окончательно не поеду рассудком, они ещё и будут.

Текст небольшой. Задачи, казалось бы, элементарные, как мычание коровы. Но на самом деле это большой объём работы. По завершению этого объёма можно выходить с объявлениями о заказах на сайты и сообщества по поиску работы, в том числе и «неприличные». Возможно, это два-три дня плотной загрузки. Возможно, неделя работы.

Кто знает?

Суицидники: «истинные» и «ложные». 18 +.

Продолжая тему.

                во время написания данной статьи 
                 ни один сферический суицидник 
                         не пострадал
                    даже будучи в вакууме

«Истинный»

Начну издалека и без распальцовок. Просто факт.

«Жить» на различных так называемых «су»-(воистину, идиотское сокращение)-порталах я начал аж в 2003 году. И все семнадцать лет, почти из года в год, я вижу, я слышу, я читаю об одной и той же, по сути, фигне: о «правильных» людях с суицидальными мыслями и наклонностями, и о людях «неправильных» — без, как кажется некоторым, наклонностей и мыслей на эту тему.

Скажу «по секрету»: это размышление, как итог многолетних наблюдений, началось в одиночку – но, внезапно, как и множество вещей в моей жизни, нашёлся психолог, который побывал за этой гранью и кое-что добавил от себя – за что психологу огромнейшее спасибище.

До кучи – во всяком случае, это подразумевается, точнее, приветствуется — иметь на счету хотя бы одну попытку покончить с собой. А уж если имел место быть «залёт» в дурку, и, соответственно, знания реалий наших, современных, государевых и пока ещё бесплатных психушек – это «ваще норм».

Добавляем к этому обязательную трагедию в жизни. Добавляем проблемы со здоровьем. Суммируем некоторое – не надуманное, конечно же – отсутствие возможности нормального заработка – и получаем очень грубую, приблизительную модель «Истинного Суицидника» (далее – «ИС»). Общение с психологом, а также некоторый элементарный анализ дали краткую характеристику «ИС». Это вполне определённое мировоззрение.

По отношению к жизни в целом оно заключается в следующих константах:

1. «Жизнь, в целом, отвратительна, тяжела и жестока».
2. «Жизнь, в целом, бессмысленный биологический процесс».
3. «Мне не имеет смысла жить в силу п. 1 и п. 2».

Психолог с МГУ-шным образованием утверждал, что сам прошёл через это мировоззрение. В какой-то момент жизни под давлением внешних обстоятельств человек задолбался жить настолько, что сам себе поставил, как это водится, срок: уйти по достижению определённого возраста. И покончить с собой.

Затем, вопреки задаче, человек внезапно для себя поступил в Университет, и то ли одновременно, то ли задолго до – начал общаться с ДРУГИМ психологом. И продолжал общение в течение нескольких лет. Так называемое суицидальное мировоззрение, как теперь утверждает дипломированный психолог, имеет происхождение сугубо приобретённое: это совокупность давления внешних обстоятельств и общения с людьми, чьё мировоззрение имеет схожую модель. Более того, если речь идёт о сообществе суицидальной направленности, и основной костяк его составляют люди с пунктами 1-2-3 – со стороны, логичным и строгим взглядом человека с высшим образованием, полученным на псифаке МГУ, это сообщество со стороны более напоминает секту.

Именно такой взгляд на мир является отличительным его знАком.

«Ложный»

Тут каких-то чётких границ нет. И быть не может.

Одно является верным: человеку в данный момент времени реально нехорошо: либо слегка, либо совсем. Мысли прыгают от маркеров «невыносимости бытия» при данных условиях конкретно его отдельно взятой жизни до, быть может, возможного «избавления от страданий» путём сами понимаете чего.
Но затем, когда приходит понимание, что угробить себя физически – достаточно сложная задача, что при её выполнении возможен вариант получения инвалидности либо перспективы навсегда остаться «овощем», мысль такого человека постепенно начинает идти в противоположную сторону. И так по кругу, пока какое-то его действие либо событие не разомкнёт цикл. Такой тип мировоззрения можно описать схожими константами:

1. «Жизнь, в целом, здесь и сейчас, реально – не очень».
2. «Наверное, надо что-то делать, но вот что именно?»
3. «Ой. А ведь тут, в сообществе, есть жуткие типЫ, которые себя чувствуют во сто крат хуже меня! Ну-ка, ну-ка …» 

Для удобства формулировок приведём эти константы к определению «Ложного Суицидника» (сокращённо – «ЛС»).

Далее – такому человеку становится интересно, он начинает общение, искать какие-то контакты и, в конце концов, находит их. Либо он валит с ресурса, как зебра, галопом. Совершенно чётко понимая, кем именно ему быть совсем не надо, и к какой именно черте бытия лучше не подходить никогда, либо продолжает общение – находя в нём некоторый интерес. Это может быть и проба СВОЕГО мировоззрения на прочность, и изучение чужого. Не исключено и попадание в область перманентного СПАСАТЕЛЬСТВА. Но всё это, как я предполагаю, работает в случае, если человек взросл, половозрел.

И не совсем идиот, конечно же.

Если человек, по сути своей, незрелый, то он легко может поддаться стандартной «фигне копирования», некоего подражательства. За примером далеко ходить не нужно: можно глянуть на одноклеточный ресурс под названием «Инстаграмм». И подивиться наличию там утиных рыл в человеческом обличье. Как под копирку. Десятки, сотни тысяч нелепых копий одной и той же хрени. И если с лёгкостью и массовостью копируются ботоксные губищи и силиконовые импланты молочных желез размером с пятикилограммовый арбуз, если без зазрения совести напоказ выставляются полуголые жопы в попытках – и кстати, небезуспешных – поскорее да подороже себя продать – то почему суицидальное мировоззрение должно быть исключением? Тем более, что не требует ни финансовых вложений, ни умственного труда – только знай себе херачь в пространство банальности со старых архивов давно ушедших в верхнюю тундру сайтов и их создателей?

И вместо чего-то реально полезного «ЛС», или его промежуточная фаза – «Неопределившийся Суицидник» (сокращённо «НС») – может отхватить нейропрограмму «ИС». И если последний достаточно разговорчив и агрессивен в ПРОДВИЖЕНИИ и НАВЯЗЫВАНИИ своих идей – а зачастую бывает и такое – человек попросту рискует утонуть в этом мировоззренческом болоте. На время, либо навсегда цепляя программу САМОУНИЧТОЖЕНИЯ. И тогда для родных, близких или его самого (см. «навсегда остаться овощем» и «получить инвалидность») – всё очень печально. И очень, очень «хорошо» для остальных «ИС». Те, как правило, пишут разную хрень типа «увидимся на другой стороне», «до встречи», «добрый путь», «отмучился, наконец», «мне будет тебя не хватать». И в их мировосприятии этот кусок уже окоченевшего, а может быть, и разложившегося мяса становится героем, за которым нужно следовать и брать пример. И на моей, не всегда, к сожалению, счастливой практике таких случаев – не один и даже не два.

«ИЧОБЛЯ?»

Ну так вот, пацаны и девчонки. Слухайте сюды. И слухайте очень внимательно. Попытка шутки юмора, конечно.

Учитываем, что это всего лишь МОЁ скромное мнение и «слухать сюды» меня совершенно не обязательно. Но за моими плечами есть очень небольшой, весьма ограниченный и скромный опыт, которым я, в силу неподдельного интереса к данной теме, тем не менее – делюсь с вами, люди добрые.

И не очень.

Итак. Как вы уже догадались, эти строки будут содержать запредельное для робких интеллигентов количество матерной брани. Так что можно затянуть ремешки касок потуже и залечь уже в окопы – ибо ебанёт.

Полагаю, что нет никаких «Истинных Суицидников». И нет никаких «Суицидников Ложных». Есть, прежде всего, Человек. С моей чайницко-технической точки зрения, Человек как мировоззренческая система – крайне сложная хуйня, состоящая из кучи ебанутых мировоззренческих грузиков и противовесов. Система эта имеет обыкновение меняться под воздействием Ебучих Случаев – и если последний носит условный маркер под названием «ПИЗДЕЦ», то доселе Прекрасная Жизнь может стать реальным куском бесконечного говна. Ни больше, ни меньше.

Далее, товарищи, следует такой важный параметр как протяжённость во времени. Один Ебучий Случай может быть просто импульсом, лёгким толчком. А вот серия негативных импульсов способна превратить сильного, ловкого и талантливого Человека, коими для меня вы все и являетесь априори – ибо говорите и думаете о жизни со смертью открыто, не особо стесняясь всяческих граждан майоров из того же ЦПЭ – в кусок унылого, философствующего говна, идущего прямиком в дыру в земле. И мало того что идущего – тянущего незрелых людей за собой. Хотите вы этого или нет.

Обратное тоже верно. Есть серия импульсов – случаев в потоке жизни – которые каждая личность воспринимает как негативные. Она способна погасить всё, что светится – либо до состояния слабого тления, либо серого холодного пепла. А есть импульсы, в индивидуальном восприятии – позитивными, и в противовес «ПИЗДЕЦУ», могут носить маркер «ОХУЕТЬ» или «ЗАЕБИСЬ», например. Справедливости ради, их можно менять местами: «пиздец как хорошо», «охуеть как плохо», ну и «заебись ты хуйню придумал». Последнее может иметь как минимум два значения: позитивное и негативное, применительно к ситуации.
И что же из этого следует, о мой дорогой-выстраданный-заработанный и, возможно, даже слегка ебанутый читатель, зритель, или вообще – товарищ из реальной жизни?

То, что я обозначаю как импульсы с противоположной плавающей маркировкой («пиздец», «охуеть» и «заебись») – может придти к Человеку извне. То есть, совершенно независимо от того, хочет того Человек или нет – либо ушатать наглухо, либо, наоборот, подлатать систему грузиков и противовесов его системы мировосприятия. Что есть, того не отнять: ну никто не в состоянии проконтролировать выпадение атмосферных осадков или наличие пидарасов на работе – равно как их отсутствия. И вменяемых, адекватных людей на жизненном пути. Нечто из разряда «surprise, motherfucker».

Существуют импульсы, которые Человек, опять-таки, хочет он того или нет, может СОЗДАВАТЬ самостоятельно: сознательно или неосознанно. Чаще второе, чем первое: сознательное создание самому себе хорошего настроения используют люди, которые многое прохавали. И это может быть всё, что угодно из арсенала человека с мозгом: музыка, фильмы, еда, напитки, картины, путешествия – или отсутствие последних. Музыка, кстати, это наиболее доступная штука: закачал в плеер или телефон, воткнул наушники в уши – и бегом марш по делам, пока едешь по дороге, можно и слушать, и читать, и в отдельных случаях даже писАть некие заметки.

У некоторых особо рисковых – или, как вариант, граждан с мышлением малолетних дебилов – в ход идут и вещества. Какие именно вещества, сказать не могу, ибо на территории моей многострадальной Родины с точки зрения закона это пока носит маркер «ататат», грозящий как минимум прикрытием ресурса, а как максимум – беседой с опером или следаком на предмет: «А не охуел ли ты, часом, Ник Саныч – срок с пола подымать», — за пропаганду чего-нибудь в очередной раз запрещённого.

На эти грабли поочерёдно наступали и Алиса Исаева, автор «Маленького чуланчика на заднем дворе». И Серёга Макаров, один из создателей и админов «MySuicide». И, если кто помнит Серёгу Баркова, он же «bars26» в ЖЖ – ныне снесённого – инициатора запуска форума «Палата №6» — с его бесконечными возлияниями «пига» (вероятно, он так пиво называл) и размышлениями на тему своей нелёгкой судьбинушки на территории славного града Нарва в статусе «негражданина» бывшей Эстонской ССР. Что ж, структура человеческого тела и мозга достаточно хрупкая штука. И если невозбранно вбухивать туда алкоголь, никотин и разнообразные вещества, при этом никак не компенсируя этот ущерб – рано или поздно нейроцепи начинают давать сбои. Ровно то же самое со всеми остальными элементами тела: дыхательной, сердечно-сосудистой и опорно-двигательной системы. Отсутствие некоего смысла и позитивных событий в жизни провоцирует лень и деградацию, а та, в свою очередь, образует ускорение на пути в дыру в земле или крематорий – где, в общем-то, в конечном итоге наши тела и окажутся.

Но есть другой путь. И этот путь – личное дело каждого. Можно убивать своё тело алкоголем, никотином, лёгкой тяжёлой наркотой и бесконечными попытками покончить с собой. Я имею в виду – физически – можно, не смотря на огромное количество защитных систем и, как следствие, рефлексов. А можно не убивать, а поддерживать тело в рабочем, или, если нужно – боевом состоянии.

Можно убивать свою психику чтением разнообразного литературного мусора депрессивного характера. Отрыжки Гитлера, Шопенгауэра или Ницше. Просмотром постсоветских чернушных кинокартин, или хорошо и целенаправленно слепленных голливудских, после которых небо с овчинку кажется. А можно самим себе крутить другое кино, коего водится в достаточном количестве.

Можно гробить своё настроение прослушиванием откровенно тоскливых заунывных мелодий, коим пестрит так называемый «русский рок» времён девяностых, особенно эту «ихнюю» Янку Дягилеву или Егора Летова – и пребывать в иллюзии, что в этом есть некая искра. Хотя в этом лишь пустота и безнадёга, которой в вашей и моей, кстати, жизни и так – вагон и маленькая тележка. А можно классику, начиная с Моцарта, Бетховена, Паганини или Баха, арт-рока и джаза, где есть и богатство композиции, и палитра настроений – всё, что нужно для нормальной работы мозга Человека.

Ведь, в конце-то концов, это и называется свободой. В рамках физических ограничений, накладываемых пространством, временем, устройством физических оболочек тел, физических законов этого странного мира, куда мы всё-таки пришли.

Я имею в виду – свободу выбора. Между кучей дерьма и чем-то вкусным. Между деградацией и ленью – и созидательным трудом. Между сидением на пятой точке и путешествием. Между уродством и красотой. Между самолюбованием и глупостью – критичному восприятию себя, мира и места в нём.

Вот чо, пацаны и девчонки, реально — бля!



Рейтинг@Mail.ru