ТрактатЪ о мотоциклистахЪ.

Памятка пассажиру и местами – мотоциклисту

— 1 —
Здравы буде, братия и сестрии.

Я скромный водитель старенькой кобылы о двух колёсах, и без пяти минут мотоинструктор. В седле мотоцикла с 2009 года. Это не так уж и много. Конкретику можно подсмотреть в «Путешествиях».

Выезжая на немногочисленные мотофесты и прочие мероприятия, редкие дальнобои, частые ближнебои да прочие кругосветки вокруг Подмосковий, а также периодически выползая в мотосообщества с целью найти людей, мыслящих примерно на той же волне, я выявил некоторые типажи водителей мотоциклов. В ключе отношения к пассажирам, пассажиркам и бытию в целом.

Данную классификацию излагаю с одной лишь целью. Безопасность и сохранность человеческой жизни со здоровьем.

— 2 —

«Я не беру пассажиров». Как правило, это разумные, слегка – а в отдельных случаях даже и не слегка — побитые жизнью люди. Они не хотят нести ответственность за чужую жизнь и здоровье, как правило, им чего-то конкретно хватило до конца их дней. Но при этом они не подвергают риску и чужое здоровье, и жизнь.

Это могут быть и первосезонники. Из числа отягощённых интеллектом. Первоходы набираются опыта длиной в два года, прежде чем посадить кого-то к себе на борт. Это могут быть и люди, опыт которых и поболее моего, что достаточно легко. К ним не сядешь. Им оно просто не нужно. Права, страховка, экипировка, опыт — опционально. Обычно — есть.

«Скутероиды». Интересный тип. Условно делятся на неопытную в сопли «школоту», опытных «пенсионеров» и «механиков».

«Школота».

Прав нет. Страховки нет. Из экипировки в лучшем случае шлем (причём, обязательно «орешек»), шортики и шлёпанцы. В худшем случае – защиты нет вообще. Они все каникулы батрачили на разгрузке вагонов, фур или строяках, и заработанного бабла хватило только на мопед. На экипировку уже нет. А кататься охота. Вот прям здесь и сейчас. Как правило, это пацаны в возрасте от пятнадцати до восемнадцати лет. Иногда попадаются гораздо более взрослые по годам люди. И это отдельная клиника. «Школота» не понимает, что такое ПДД. Никаких представлений о безопасности езды на скутере или мотоцикле у «школоты» нет. И уж тем более они не догадываются о том, что посадив к себе пассажиром либо такого же, как и они сами, либо подружаню из восьмого «Б», за безопасность и здоровье придётся, так или иначе, отвечать.

Техника, каким бы хламом она ни являлась, ими воспринимается как вожделенная. Состояние настроения на дорогах следующее: восторженный испуг, иногда пополам с дешёвым пафосом и ложной уверенностью в своём бессмертии.

Там, на своём школотронном уровне, они считаются успешными, кстати. Таким пацанам что-нибудь да перепадает, кроме пиздюлей от родителей, доблестных торговцев полосатой палкой, некоторых вменяемых байкеров и мотоциклистов. С точки зрения полноправных участников дорожного движения «школота» на дороге — это бесконечная подстава.

Именно из-за «школоты» водители авто воспринимают почти любого человека на скутере просто как кусок говна. Априори.

В отдельных случаях это могут быть взрослые, половозрелые люди. На таких же дешёвых либо ушатанных японских, либо китайских вёдер с болтами на двух колёсах. Без прав, без экипа и без знаний ПДД. К «школоте», особенно к половозрелым и взрослым людям в состоянии разума «школоты», с запахом перегара и особенно –- с расширенными зрачками — не садись ни в коем случае, если тебе дорога жизнь и здоровье. Иначе, возможно, это будет твоя последняя поездка на мотороллере.

«Пенсионеры» и «механики».

По-разному. Это может быть просто экономный и разумный мотоциклист, которому лень расчехлять свой «магнец», «сибилитр» с «хорлеем» и прочей «гусятиной». Те у него для дальнобоя в Ебеня. И ждут своего часа. Это может быть и чей-то разумный дедушка, которому неохота возиться с чем-то крупнокубатурным, дорогим и тяжёлым, в силу физического здоровья и финансов. Да и потом, к примеру, на даче за грибами на какой-нибудь Honda Shadow 1100 – зачем? Есть же «ёбрики», «альфы» и прочие аналоги «Минска 125». Есть, в конце концов, «квадры» — сельские их любят за лёгкость, проходимость и грузоподъёмность.

Это может быть и механик, который, дабы не тратить лишние пять литров бензина на сто метров, обзавёлся мопедкой – гонять за хлебушком без палева, SMS и регистрации. Мотомелочь пузатая в том или ином виде в любом более-менее нормальном авто или мотосервисе — обитает. И честно служит верой и правдой, восстановленная из-под жопы какой-нибудь убравшейся «школоты», или подаренная другом на днюху (на самом деле он просто так от лишнего хлама избавился).

В целом, от «школоты» их качественно отличают знания, опыт, экипировка, наличие прав и включённой головы. Тут вот какое дело. Садиться к ним на борт можно, а в отдельных случаях даже и нужно. Только берут пассажиров не всегда, а в случае с малокубатурной техникой предпочитают не рисковать, да и неудобно это. И тебе, и ему. Это если речь про ДОП-ы.

«Пенсионеров» и «механиков» объединяет одно. Для них скутер и техника сопоставимых классов, да те же мотоциклы, носит чисто утилитарный характер. Как автомобиль для таксиста, например. Или лопата для дворника. В отличие от граждан, о коих пойдёт речь дальше, для «пенсионеров» их мопедка статусной вещью не является. В случае с «механиками» всё ещё проще: поскольку они перебрали и вернули с того света не один и даже не десяток мотоциклов, прям вот лютого восторга у них по отношению абсолютно к любой технике попросту не существует. Это как сутенёр, перетрахавший бордель. Или кот, обожравшийся сметаны.

В них нет дешёвого пафоса. Это добродушные, как правило, циники. Доказывать и всячески удлиннять там некому и нечего. Есть исключения, но на общем фоне они исчезающе малы. И ещё. Один факт, что человек дожил до преклонного возраста и до сих пор в седле, говорит нам, как минимум, о том, что на дорогах общего пользования он чувствует себя как рыба в воде. Ведь он до сих пор жив и более-менее здоров.

Даже не сомневайся, садись смело. Примет как дочурку. Которая у него есть, но по факту — замужем. Просто далеко. Со своей уже семьёй.

«Спортоводы».

Существует два подкласса: реальные спортсмены и спортсмены иллюзорные. «Братухи-спортухи».

«Спортсмены» – это люди, которые постоянно занимаются мотокроссом, шоссейно-кольцевыми гонками, спидвеем, мотофристайлом, стантом, мотоджимханой. Не говоря уже об эндуропокатушках по лесам да полям со степями. И/или. Во-первых, это физически крепкие люди с отменной реакцией: занятия техническими видами спорта требуют постоянных тренировок. Слабак там просто не выживет ввиду физухи. Которая у слабака никакая. Ибо для того, чтобы тягать кусок железа массой от ста и более килограмм по эндуро-треку или пересечёнке – нужна сила слона, сноровка мыши и постоянно включённый головной мозг. Они – экипированы. Они много раз падали, ведь кто не падал –- тот не ездил, обратное тоже верно. В спортивном режиме и на спортивных скоростях –- тем более. Битые, ломаные, штопаные. Они ценят своё здоровье и здоровье окружающих. На дорогах общего пользования едут, как правило, спокойно, никак и ничем не выделяясь. Им скорости с адреналином на треке выше крыши хватает. На дороге им никто ничего не должен. И «спортсмены» — в курсе.

Пассажирам и пассажиркам к ним, вне всяких сомнений, можно. И нужно. Но есть одна проблемка, особенно это касается женского полу. К этим парням длинная очередь. Особо ревнивые поклонницы могут слегка поправить геометрию лица, уменьшить количество волос и таки оставить пару незабываемых царапин на лице. Ибо такой мужик сейчас на вес платины.

Права, естественно, есть. Подтверждённый опыт есть, а к этому — грамоты и медали с выигранных соревнований.

«Братухи-спортухи».

Ездят по дорогам общего пользования на серийных, как правило, очень лохматых годов спортивных мотоциклах. Вернее, серийных репликах. На настоящие «спорты» денег у них нет, равно как и не время на треке. Настоящий спортивный мотоцикл — это десятки тысяч евро или долларов, как за технику, так и за время на треке. И вряд ли эти деньги будут, если отдельно взятый «спортуха» не поменяет своего отношения к дорожному движению: тупо не доживёт. И, кстати, не все «спортухи» доживают свой первый сезон. Их неохотно запускающиеся вёдра с болтами, не смотря на то, что произведены в лучшем случае в Японии – постоянно сыплются. Потому что это рисовое старьё. Или «кетай», где как минимум половина деталей – из дешёвого говна.

Кроме двигателя. И то, не факт.

Характерный признак старья — наклейки на местах сколов и критичных трещин пластика, и прочих «стрёмных» местах. Если это классика. Поменять «спортухе» покоцаный пластик на новый, тем более оригинальный японский — тупо не по карману.

Иногда опытным путём на аппаратах «братух-спортух» можно обнаружить слой шпаклёвки с окраской из баллончика. Толстый, как штукатурка на лице стареющей вокзальной бляди. На баках, крышках сцепления и крышках генераторов, в основном. Ибо профессиональная аэрография также стоит денег, которых, опять-таки, нет. Вот поэтому и профессиональной аэрографии, прикрывающий этот трындец –- нет. Зато есть крашеные в яркие, попугайские цвета тормозные суппорта. И обода колёс. В белую, жёлтую, салатовую или красную нитрокраску. Либо вообще затянутые в серебристую плёнку. Что, опять-таки, видно, если присмотреться как следует.

И если на свете есть г-сподь б-г, о том, сколько лет их резине и в каком она состоянии, знает только он. «Братуха-спортуха» и сам может понятия не иметь, сколько лет его покрышкам. Более того, может не догадываться, сколько у двигателя его мотоцикла цилиндров, каковы показатели компрессии, сколько за годы бытия из мотора ускакало лошадей и где у него там свечи зажигания. А главное, с какой стороны торчит масляный щуп.

По сути, та же «школота» – но тщательно замаскированная под мотоциклиста. И очень, кстати, на мотоциклиста похожая.

Опыт стремится к нулю. Ездить не умеют вообще. Права могут быть, а может и не быть. От слова «совсем». Бьются, ломаются и гибнут в сезон просто пачками, пополняя статистику ДТП в ГИБДД. На жизнь и здоровье своих пассажиров им, как правило, откровенно насрать. «Спортуха», быть может, каким-то зачатком мозга о чём-то «таком» догадывается, но по-настоящему осознавать хоть что-то они начинают тогда и только тогда, когда попадают в аварию. И то, не всегда.

«Братухи-спортухи» почему-то уверены в том, что дороги общего пользования – это такой гоночный трек. На дороге им отчего-то все должны: ведь у них теперь Настоящий, мать его, Мотоцикл. Естественно, большинству водил просто похуй на какого-то двухколёсника. До тех пор, пока он не начал доставлять головные, зубные или анальные боли. Что и выливается в скандалы, драки, отбитые зеркала и постоянную трату нервов. Это в лучшем случае. И в ДТП со смертельным исходом, включая пассажира –- в худшем.

Дорожное движение в городе «спортухи» принципиально как войну воспринимают. Впрочем, не только «спортухи». Это вообще касается всех с малым опытом вождения мотоцикла, ибо, как говаривал товарищ Цыганков, чем больше у водителя на дороге раздражающих и мешающих факторов, тем ниже его водительский стаж и опыт. Профессионал, к слову, даже на самого отбитого отморозка на самом помойном ведре просто найдёт манёвр – и уйдёт целым и невредимым по своим делам. Не затратив ни секунды времени на «войну». Не испортив ни одной нервной клетки: ни себе, ни другим.

К своим вёдрам «спортухи» относятся как к живым существам, с которыми у них складывается довольно позитивное общение и понимание. Не смотря на постоянно глюкающие котлы, карбы, зажигание, электрику, систему охлаждения и хуй знает чего ещё. У старых мотиков постоянно что-то потихоньку да отъёбывает. Даже у японцев. Даже у немцев. И американцев. И итальянцев тоже.

По экипу «братух-спортух» есть два варианта. Либо они задраены в него полностью, как положено – потому что, всё-таки, они догадываются, что на планете Земля действует гравитация и сила земного тяготения. Или, как вариант, эта одёжка нравится девчонкам – и они просто таки вынуждены это купить по-дешману, проперженным, с чужого плеча — и носить.

Либо только каска с непонятной степенью защиты, джинсики и кроссовочки. Не мотоциклетные. То есть, защиты нет, кроме той, что упоминается в ПДД. Обязательный мотошлем. Да и тот, как правило, говно.

Летом ведь так жарко, да, пацаны и девчонки?

Последние, которым «очень жарко летом», для неопытного, восторженного, введённого в заблуждение пассажира опаснее всего. Потому как эти Валентины Росси не догадываются ни о чём «таком», а учебник физики в школе использовали как бумагу для самокруток. И не подумайте, что прям всегда табачных.

Хотите дешёвого пафоса? Да у «спортухи» его как говна за баней, хватит на всех.

Езда пассажиром с «братухой-спортухой» имеет статус «категорического нет». Думай сам, пассажир: езда на мотоцикле опасна по умолчанию. Гораздо более опасна, чем самолётом – там ниже аварийность и, соответственно, смертность. Когда техника исправна, водитель адекватен, вы оба задраены в качественную экипировку от пяток до макушки –- это всё равно опаснее, чем на самолёте. Самолёты перед полётом серьёзные мужики готовят, с профильным образованием и опытом, в отличие от этого долбоёба.

И на скоростях от ста километров в час при определённых обстоятельствах – например, при лобовом столкновении с препятствием в виде автомобиля, или контакте с отбойником, равно как с любой другой крупногабаритной хренью – это, как правило, билет в один конец. Или в инвалидность, например, слепоту или полную неподвижность конечностей. Либо и того, и другого.

«Братухи-спортухи» делают процесс езды на мотоцикле ещё более опасным, чем он есть на самом деле. Но страшнее всего другое. Именно по ним судят обо всех двухколёсных. Герои сводок ДТП на новостных каналах – именно они. Со «школотой» на китайских и, как это водится, древних японских «дырчиках».

И «школоту», и «братух-спортух» с эпичными и не всегда смешными залётами граждане законодатели часто используют в качестве примера для того, чтобы обосновать очередной налог на воздух, дождь и снег. И, надо сказать, у них пока получается. Ибо крайне богата земля русская, на долбоёбов — в том числе.

«Павлины».

В принципе, эти люди могут передвигаться на чём угодно. С одним лишь отличием от всех остальных. Марка мотоцикла и кубатура двигателя для них играет важнейшую роль, точно так же, как роялит и год выпуска. Чем надёжнее, больше, симпатичнее, бодрее, ярче и громче мотоцикл – тем лучше. Права, естественно, есть. Экипировка, как правило, тоже. И качественная. И может быть, не один комплект.

Только есть одно маленькое «но». Для «павлина» мотоцикл – это, в целом, не транспорт. Не способ резануть пробку в сезон, не вариант сэкономить деньжат на горючке. Для «павлина» мототехника есть статусная игрушка. Способ показать себя. Привлекалка внимания, удлиннитель полового хуя, ну или расширитель вагины. Бывает и такое, но гораздо реже, чем среди граждан мужеского полу.

Сечёшь?

И если лица предыдущих типажей достаточно просты, приветливы и без затей, кроме фалломорфирующей перед очередной жертвой ДТП «школоты» с «братухами-спортухами», то лицо «павлина» имеет статус «сложных щщей». Всегда. У «павлина» – скотское мышление, и сводится оно к простой истине: он тут папа, а ты никто и звать тебя никак, «села – дала», «езда по правилам». Потому что «папа заработал» и «добился». А ты, брателло, вместе со своим старичком-японцем или дешёвым китайским говном – «нищеброд».

У вменяемых, но временно чувствительных к такой херне людей эти нелепые выхлопы гиперкомпенсации могут иногда и комплекс неполноценности вызвать. Но проблема не всегда в тебе, старик. Проблема – у «павлина». С башкой, в основном. Отличительная «павлинья» фишка заключается в том, что они обижают тех, кто кажется им слабее в чём-либо. В качестве компенсации, опять-таки, комплексов. «Павлин» пресмыкается перед власть имущими и большими деньгами. По сути, каким бы здоровенно, сильно, брутально и мощно оно ни смотрелось, перед тобой обыкновенный трус, боящийся посмотреть правде в глаза. Признать ошибку. Загладить косяк. Извиниться. Протянуть руку помощи на дороге.

Его просто очень долго обижали, и он таким образом отыгрывается, понимаешь?

Обладает ли такое пернатое опытом, достаточным для безопасного движения по городу с пассажиром на борту – большой вопрос. Может, и обладает. Если у «павлина» достаточно мозгов купить себе нормальный курс вождения мотоцикла, в смысле повышения квалификации. А может и не обладать. Легко и без затей. Когда человек занят самолюбованием и демонстрацией себя, любимого, вполне может быть, что на словах он Лев Толстой, и ты этому беззаветно веришь. Потому что просто пиздецки похоже на то. Первый, и, быть может, последний раз, потому что на деле это может быть ДТП. И на деле оказывается, что это обыкновенный хуй. С мизинец шестилетнего пацана размером, что характерно.

Особенно сильно это самолюбование кое-где проскакивает там, где имеют место быть две вещи:

1. Мотоклубы, построенные по американскому образцу;
2. Мототехника вполне определённых производителей – и это точно не Япония, не Китай и не СССР.

Следует ли связываться с человеком на двух колёсах, пусть даже и очень качественных, если по психологии мышления это –- пернатое со здоровенным цветастым хвостом, и вся его дорога –- лишь бесконечное поле для самолюбования? Способен ли человек, компенсирующий техникой свои комплексы, быть надёжным и безопасным для пассажира водителем? Может ли солгать о своём скромном опыте в сторону преувеличения? Практика показывает: это всегда 50/50. И в ДТП «павлины» «никогда не попадали».

И «более десяти лет безаварийной езды». И свои ДТП, в которые не попадали, разобрать не в состоянии: тупо ссыкотно –- свои же ошибки признавать. Потому что комплексы неполноценности не позволяют признавать свои ошибки. И спокойно, взвешенно их обсуждать. А если это 50/50, то кто знает, что за водитель отдельно взятое пернатое?

И ещё. Это важно.

Не каждый обладатель дорогой и качественной техники – «павлин», и не каждый «павлин» чем-то подобным обладает. Тут главная фишка поведение и отношение: и к себе, любимому, и к остальным. В плане общения c «павлином» ощущения, как правило, такие, будто бы ты внезпно наступил в говно, а до дома ещё через полгорода в общественном переть, и отмыться реально негде. А на ботинке – глубокий протектор.

Садиться или не садиться на борт к такому водиле –- большой вопрос. Решать тебе, ты ж взрослый человек. Но я б не стал. Да, в целом-то, ни один «павлин» такого тролля как я, например –- ну совершенно точно не возьмёт. Они не катают мужиков.

Потому что «правила клуба» плюс комплексы, братан.

«Орлы».

Техника, на которой эти люди ездят по дорогам общего пользования, может быть любой. От китайской «табуретки» до «Harley Davidson» любого класса. «Орлам» как бы всё равно: под каждую задачу –- свой инструмент. Права, естественно, есть, подтверждённый опыт тоже есть. Чаще всего экипированы, и того же требуют от пассажиров. На дороге для «орла» есть только одна проблема: это он сам. Всё остальное для самого себя он обязан предвидеть и быстро соображать на опережение. Именно по такому принципу они на дорогах и живут.

Для «орла» техника не является способом что-то себе удлинить и кому-то что-то доказать. Он просто этим живёт. Производитель, кубатура и внешний вид техники не имеют значения. Главный приоритет в том, что аппарат полностью исправен, и своей задаче — соответствует.

«Орлом» может быть и «пенсионер» на скутере. И даже среди «школоты» встречаются разумные исключения.

Отличительная черта – скромность и добродушие, в совокупности с лёгким цинизмом. Возраст может быть любым, от разумного совершеннолетнего до глубокого старика. В этих людях нет дешёвого пафоса и презрения к другим, даже если те вполне этого заслуживают. «Орлы» просто не тратят на это время и нервы, потому что, как правило, времени в обрез. И хернёй страдать некогда. А нейронные цепи не казённые.

Эти люди не пресмыкаются перед деньгами и власть имущими, не презирают бедноту, не обижают слабых. Напротив, они делают более слабых –- сильнее. Быть с ними в одной колонне, на одной дороге –- честь. Найти среди десятков пернатых таких, которые действительно летают, причём, очень высоко и далеко – большая удача.

Ошибочно думать, что это идеальные люди. Вовсе нет. У каждого, как это принято говорить, свой «скелет в шкафу». Да что там скелет. Могут быть и морги с прозекторскими. Могут подбухивать, например. Не так чтоб уж очень сильно, но могут. Могут и попыхивать – так, слегонца. Могут много чего ещё, не суть. Мысль ровно одна: эти ребята вам не Иешуа Га Ноцри из Назарета. Как и все прочие, это живые люди, а не библейские персонажи, не Будды ходячие, не Шивы и не Кришны.

Но их опыт, воля, характер, готовность к дороге, прямота и честность делают их неплохими водителями. Да что там неплохими, лучшими. Как правило, это инструкторский состав.
Стоит ли доверить им свою жизнь и здоровье на время поездки на мотоцикле? Ну если не бухают прямо на площадке, где учат, однозначно – да.

— 3 —

В принципе, написанное является лишь выжимкой из моего более чем скромного опыта. Возможно, где-то на дорогах общего пользования затерялись и другие типажи. Чо как — свистите. И если есть чего добавить — добавлю обязательно.

Изучить трактатЪ о пассажирах можно здесь

17.04.2021. Мероприятие на Можайке. Л73.

Фотоальбомы с мероприятий можно увидеть у меня в VK и FB.

19.04.2021. Л73. Джимхана. Часть вторая.

Завершая тему.

Как я и подразумевал, подоспела вторая часть мероприятия, которое организовал Док совместно с одним мотосалоном. Я рад, что спустя несколько месяцев мы уладили все разногласия, которые так странно и нелепо начались в декабре прошлого года, незадолго до праздников. Всегда приятно, когда такое недоразумение заканчивается пусть не очень лёгкой, но приятной работой.

Спасибо вам, люди. Работать с вами всегда, по большей части — в удовольствие.

19.04.2021. Л73. Джимхана. Часть первая.

Пару дней назад вырвался, наконец, к Доку на джимхану. В этот раз мероприятие проходило не на Ленинградке, как обычно, а в одном подмосковном городке. Там расположен мотосалон. Док очень попросил впендюрить в ролик значок этого мотосалона, а поскольку дело это происходило чисто «по фану» и без каких-либо соображений подзаработать, я не отказал. Мне не жалко. Если Док просит — стало быть, так оно и будет, почему бы и да?

Лисёнок и Док: люди, изменившие мою жизнь к лучшему.

специально для проекта «Л-73»

Серия: люди, изменившие мою жизнь к лучшему

Продолжая тему.

— 1 —
Два человека, быстро и бесповоротно поменявшие мою жизнь к лучшему, возникли не так уж и внезапно, если подумать.

Они всегда шли где-то рядом, параллельным курсом, уж во всяком случае, Юля Миловидова – точно. Док появился сильно позже, а впервые с Лисёнком я пересёкся очень давно – благодаря товарищу, о котором ещё будет слово. Конец мая 2020 года. Как бы карантин, но не то чтобы вообще. Намордник обязателен к ношению, но не совсем. На улицу, с одной стороны, нельзя, но с другой — можно.

Как устраиваться на работу тем, кто её лишился – неясно.

Застрявшие между недостроем и родиной некоторые граждане из бывших союзных республик. В новостях. И продолжающиеся стройки неподалёку от центра города. В реальности.

Бестолковые патрули ниже сержантского состава на улице.

Несколько умерших людей на моей прошлогодней официальной работе.

Едущие кукухи бедолаг, что не привыкли находиться взаперти. И много других интересных вещей, которые к тому, что мне досталось подарком, прямого отношения не имеют.

Шёл свежий, тёплый, зелёный майский дождь. Мой старый японец уже который месяц обитал на другом конце Москвы у товарища, который возжелал его отремонтировать. За возможность время от времени ездить на нём, после того как три с хвостиком года пылился и ржавел в гараже у другого моего товарища. Тоже на другом, мать его, конце города. Средства на транспорт, еду и квартплату – были. Но не более того. Линия фото и видео, по большому счёту, не запущена – да и желания такого у себя не наблюдал. По сути, я доблестно топтался на месте, пытаясь понять, как малыми средствами решить глобальные задачи. В связи с реально смешной заработной платой на той официальной работе мне дали карт-бланш на то, чтобы заниматься чем-то дополнительным – если основная работа в порядке. Само собой, я услышал, понял и принял. И потихонечку готовил почву. К чему-то слабоумному, отважному и нескучному.

Больше всего на свете не люблю дожидаться чего-то. И глядя на то, как косые струи воды режут воздух, на водяную пыль, на зелень – принял решение действовать. Так, как и прежде – привлекая силы словом и мыслями. Стягивая отдельные элементы в единую систему. И отдавая этим самым людям – в десятикратном размере, если не больше.

Чего я хотел тогда? Как обычно и более всего на свете. Перемещения в пространстве-времени. Красивой, яркой картинки, которую способен воссоздавать. Быть может, не на профессиональном уровне – но уж точно лучше, чем кривые, нелепые куски блёклого фотоматериала большинства одного мотосообщества, где девушки искали место пассажирки на чьём-то борту, а владельцы мото – своих «двоек», исходя, очевидно, из принципа «села – дала».

Меньше чем за пять минут придумался текст, который рвал этот годами складывающийся стереотип. Я оказался первым мужчиной, который пожелал того, чтобы его, мужчину, прокатила какая-нибудь опытная в плане езды с пассажиром дама. На мотоцикле. Естественно, на какой-то логичной возмездной основе: горючее, простейшая еда, красивые кадры из этой поездки.

Или, по желанию – видеоклип.

Под свист, удивление, смех и фонтаны говна на мой позывной потихонечку откликнулись два пилота. Одна дама на спортивном мотоцикле, с которой, к сожалению, после долгих переговоров поездка что-то не заладилась – дай б-г ей здоровья и сил на все сезоны до конца дней. И Лисёнок.

Юля представляла, как уже потом выяснилось, проект «Л73», который являлся комплексной, очень продвинутой мотошколой, сопряжённой с ДОСААФ. Суть проекта заключалась не только довести своего ученика до сдачи на права категории «А», но и поддерживать долгое время после. Как долго — решает ученик, совершенствовать навыки езды можно бесконечно.

Рассказывать про Ленинградку можно бесконечно долго. Ссылка же – и в самом начале есть. Она там не просто так. Для тех, кто больше пяти строчек осилить в состоянии, конечно.

Суть же в другом. В день контакта с новой цивилизацией состоялась, наконец, поездка, в которой я ехал не как пассажир, а за рулём старенького «китайца». Я не буду брюзжать о том, в каком состоянии этот пепелац был.

Моя задача была – просто дотащить чортов байк из пункта «А» в пункт «Б» в колонне людей на мотоциклах. После почти четырёх лет вне мото моё кунг-фу стало не таким сильным. Как выяснилось позже, никакого кунг-фу у меня, в принципе, не было, но не суть. Когда я немного подстроился под особенности полумёртвого китайского Боливара, как только я начал ловить небывалое удовольствие от того, что просто, чёрт подери, еду – у бедолаги то ли сгорело сцепление, то ли умерла поршневая – то ли ещё какая неведомая неведомая херня случилась.

Я поехал пассажиром с Лисёнком. После того, как прокатился на тросе за Алексеем Рогожкиным. На мотоцикле. Двухколёсном. По дороге общего пользования. Как выяснилось позже, моя масса составляла семьдесят семь килограмм, и это без экипировки и пары камер, которые также достаточно громоздки – пара килограмм живой массы вместе с чехлами там должна быть точно. Со всей снарягой я примерно был под или даже за восемьдесят. А у Юли – «Suziki Intruider 400». С карданной, правда, тягой. Единственная проблема была – спокойно тронуться с места. И всё.

Так что свои пятнадцать или двадцать километров пассажиром с девушкой, которая раза в полтора меньше меня – я получил.

Юле не нужно было от меня бензина или фотосессии с условной чашкой кофейного напитка. Насколько я ничо не понял, человек от меня хотел только одного: чтобы мой разум, наконец, проснулся и начал работать на полную катушку.

Скажу точно: до встречи с «Л73» на гоночном треке разум пребывал в крайне сонном состоянии и лениво перебирал смыслы бытия, старые тексты – вяло начиная новые. Как любят говорить в некоторых кругах, «на полшишечки». Главной и ключевой фигурой в «Л73» был и остаётся Док. Или Ларс. Или Алексей Перов. Когда я впервые его увидел в шлеме и подшлемнике, когда мимолётно пожал руку – тот неторопливо проезжал мимо встрявших нас на трассе – то я подумал, что Доку не более тридцати – настолько живо человек двигается, разговаривает и ездит.

По тембру речи он слегка смахивает на Сергея Минаева, вокалиста группы «Тайм-Аута», создателя поэмы о Буратино, искромётного стиха про дятла и цикла радиопередач «Квачи прилетели». Если б не седые волосы и борода, никогда бы не подумал, что ему за пятьдесят. В пятьдесят лет большинство мужчин – другие. Полуживые. С большими пивными животами. Ленивые, малоподвижные потребители компьютерных игр в танчики или вообще – телевизора, чемпионы Российской Федерации по пивному литр-боллу.

Док не был таким. Во всяком случае, не при мне. И никогда таким не будет. Я надеюсь.

На гоночном треке я слегка прошёлся камерой по всей обстановке. Ухитрился выхватить картинок – с дороги. Люди пачкой моих карточек остались довольны. Вроде бы. Именно тогда, сидя на трибуне, я чувствовал, что все мои системы начинают работать в штатном режиме. Благодаря Лисёнку и Доку я впервые за много лет начал, наконец, жить на полную катушку – так, как и следует жить. И никак иначе.

— 2 –
Некоторое время спустя, буквально на следующие выходные, люди собрались в довольно долгий даже для «Л73» прохват. Углич, Калязин, Мышкин. До Волги и обратно, одним словом. После некоторых шевелений извилинами и метаний по мотосообществам ребята из «Л73» взяли меня на борт пассажиром.

Я взял с собой свой старенький комплект камер, на тот момент единственный: полупрофессиональную зеркальную мыльницу «Nikon D3000», купленную специально для путешествий, после сдачи на права, в 2010-м. И «Canon Legria HF 1200», взятый в 2012 году. Для съёмок и продвижения, по большей части, «Слепых гонок».

И чего-нибудь ещё.

Эта старенькая видеокамера могла работать от силы минут сорок, на ветру да прохладе – и того меньше. Автономных источников питания или дополнительных аккумуляторов у меня для неё не было, как не было и штатива, или любой другой приспособы типа «стэдикама». Мои руки были штативом. Мои руки стали «стэдикамом». Ноги стали рельсами для плавного хода камеры. Позже. Я взял из этой поездки всё, что смог. С остальным материалом помогли ребята – у некоторых были бортовые видеорегистраторы. Некоторые снимали отдельные планы на тапкофоны.

В результате получился не очень качественный, на целых десять минут, клип о нашем заезде до Волги и обратно. Могу, конечно, ошибаться. Но клип «зашёл» многим.

Впрочем, дело не в клипе. Их потом для «Л73» я наклепал довольно приличное количество. В той поездке я не мог спать, потому что не хотел пропустить полноценный рассвет. Чтобы встретить его и положить картинку в камеру.

Той же ночью Док предложил мне невероятное дело. Обучаться у него на мотоинструктора. Школе требовалось расширение инструкторского состава, и по какой-то причине Док решил, что я потяну. Главный инструктор разрывался на части, и чтобы снизить нагрузку в том числе – требовались люди.

Я, в итоге, попросил небольшой тайм-аут, чтобы всё тщательно взвесить. С моими смешными копейками это было интересное предложение, но, в целом-то, именно по баблу — засада. Да и потом, что я могу дать нулёвому новичку, если ни хрена не умею ездить сам, плюс четыре года безлошадной жизни? Ездить – это по уму. С правильной посадкой, рулёжкой, торможением. «Слепые гонки» — это, конечно, всё хорошо и замечательно. И картинг-трек на гашетке в пол почти без потерь скорости – это тоже отлично. Но это не мотоцикл. Это не трасса общего пользования. И это не ответственность за ученика. Да, на прокатном карте при должном старании можно убраться до переломов. Но всё-таки на ДОП-е за рулём мотоцикла это можно сделать гораздо эффективнее.

Причём, открыта опция даже сразу насмерть. На ровном месте. Стоит только ворон считать начать. Или романтику головного мозга подхватить.

Чего только я не прокручивал в голове, пока обдумывал. Прикидывал и так, и эдак. Потом подумал: ну вот протащило меня через этот грёбаный КАМАЗ в 2011 году. Через увольнение сначала из УгРо, затем из ОВД вообще. Протащило через слепоту товарища, через Всероссийский Государственный, мать его за ногу, Институт Кинематографии, Электростальский чаптер мотоклуба «FBMC», робкие попытки работать в охране, на стройке – и куда только меня нелёгкая не носила.

Пока я не понял. Работа на разных дядечек – не удел человека с моим мышлением. Я, конечно, дурак, что поздновато это понял. И много где ещё дурак. В этом нет никаких сомнений. Но орлу не место в курятнике. А танку – на дорогах общего пользования, или в ангаре с автобусами или такси. По мышлению и стремлению всё-таки я орёл. Может быть, не очень откромленный. И когти периодически выпадают. И перья уже не все. И зрение не такое острое. И клюв слегка треснутый.

И, в целом, не юноша со взором горящим. Уже нет.

Но есть понимание того, что орёл должен питаться свежим мясом, а не довольствоваться залежалым пшеном в кормушке. И быть вместе в строю с такими же орлами. Быть им равным по силам, по мысли, по интересам. А не пытаться объяснить, допустим, петуху, что мне неинтересно его корыто. Его долбанный куриный гарем. Как и курятник с его курами, в целом-то.

И если меня так тянет с детства к мотоциклам, если так хочется путешествовать по планете Земля, то почему бы не сделать это своей работой? Почему бы не выучиться на мотоинструктора и связать свою жизнь – с этим?

Я приготовился к сложному. И оно, это сложное, было. Рассказывать ни к чему, как Док мучился со мной. Но постепенно моя осанка стала прямой. Постепенно месяцы разъездов в противоположные концы славного града Москва в полной экипировке со шлемом наперевес – и камерами – сделали меня крепче. Сильнее.

Но Док учил меня не столько всем этим мотоциклетным штукам. По большому счёту, это было обучение Спокойствию. И не хочу сказать, что я всё понял. Я пока всё ещё становлюсь иногда резким как понос. И дерзким, как малолетний гопник. Только очень иногда. Но ничего. Я парень упрямый. У меня и от этого геморроя мазь найдётся.

— 3 –

Корки на руках. В принципе, можно учить людей. Только остаётся кое-что досдать учителю. Это будет честно и справедливо. Приобрести парк учебных мотоциклов – которые будут зарегистрированы в ГИБДД как учебные. Как минимум – две единицы. И тренировочная площадка. И помещение для их хранения. И инструментарий для их починки.

А то я ж теперь знаю этих новичков. И их склонность иногда ронять мотоциклы.

И закончить, наконец, эпопею с ремонтом моей Honda CB-400 SF 1993 года выпуска. Для езды по городу и, в целом – для предпродажной подготовки. Давно пора менять и кубатуру, и тип мотоцикла.

Если бы в 2011 году я знал, что мне на пути попадутся такие люди и такое дело – я бы не страдал хернёй, и сразу бы пошёл в мотошколу Дока. Будь в моей жизни эти люди тогда, то со мной не случилось бы то, что случилось. Ну да ладно.

Это всё прошлое. Прошлое – прошло. Не стоит ни о чём жалеть, это бесполезное, никудышное дело. Я — здесь и сейчас.

Спасибо за то, что вы у меня теперь есть, люди.



Рейтинг@Mail.ru