Дальнобой. Смысл жизни.

В мой старейший проект поступили новые данные.

И да. Экспериментальным путём выяснил, что «Pink Floyd» сделали свою музыку свободной. Youtube не компостирует мне мозги жалобами на очередное нарушение авторского права, хоть я не монетизирую ни одно видео, из принципа не подключая к нему никаких систем.

«ОБРАТНАЯ ТЯГА». Нематерная статья.

(с) http://nicksanych.ru

Далёкому уже 2004-му году посвящается

«Никогда не спорьте с дураками, они стащат вас на свой уровень и задавят опытом …»

Марк Твен.

До кучи, опубликовано на борде.

Продолжая тему.

— 1 —

Я далёк от того, чтобы кому-то что-то доказывать. Не в глобальном значении этой фразы, или в смысле научном. Хотя, какая тут, к чорту, наука — с моим-то невежеством?

Но от интересных бесед на темы, где надобно хотя бы чуть-чуть понимать физику, математику или биологию с химией – я никогда не отказывался. Это же совсем дураком надо быть, чтобы в жизни интересное ушами прохлопывать. Речь о другом.

Речь тут, уж я извиняюсь, обо мне самом. Когда мой собеседник, представляющий из себя обычного «юзернейма» — пустого по содержимому, с непонятными мотивами начинает общение. И в некой беседе скатывается на личности (никнейм, внешность, мои профессии, уровень доходов, попытки оскорбить и прочие нелепые попытки «зацепить» меня), как бы приглашая на свой уровень – чтобы обсудить с ним меня же – с некоторых пор я в такое не играю. Ибо если ты обсуждаешь произведение литературы или нечто окололитературное, например, статью с высокой плотностью информации на квадратный сантиметр листа – будь добр обсуждать именно произведение, а не автора.

Итак. Отчего я здесь вообще пишу эти буквы? В чём, собственно, дело?

— 2 —

Не так давно я родил на свет статью об основной мировоззренческой модели сферического суицидента в вакууме. Где на простейшем примере одного из граждан постарался объяснить, из каких конкретно элементов она, родимая, состоит – и, что немаловажно, какие конкретно там преобладают пробелы в элементарных знаниях. А главное, в логике.

В процессе генерации массива текста я не стеснялся в выражениях, дабы усилить эффект запоминания и, возможно, лучшего осознавания того, о чём говорю. Отклики показали некоторую обиду большей части прочитавших. Что закономерно. И вот ни разу не удивляет. От негативной реакции текст не спасли даже специальные смысловые «заглушки» о том, что, мол, я матом-то некоторых граждан крою – но крою по-доброму, по-инженерному, без злобы – как если бы я ковырялся в потрохах очередного системного блока и нечаянно порезал бы палец, или уронил бы горсть мелких болтиков на системную плату под нагрузкой.

Была там и малая толика понимания того, о чём вообще шла речь. Самые интересные комментарии по поводу Ницше я оставил темой для других статей. Оные необходимо готовить более тщательно, чем «Червоточины». Но самые-самые простейшие комментарии в своей попытке меня, что называется, «пробить», вызвав реакцию, полыхнувшую так ярко и позорно весной 2004-го года , не оставили меня «равнодушным».

В какой именно степени это «неравнодушие» – будет ещё пара слов. Но изначально могу «обрадовать» сразу всех «страждующих»: обе цитаты – всего лишь объект бесстрастного разбора. И не более того.

Цитата №1.

«Как-то недавно полез изучать как обстоят дела сейчас с эвтаназией в мире, наткнулся на статью о дорогом Коле Бенсоне. Что мне бросилось в глаза - 3 фотки явного нарцисса. Человека который самоутверждается за счёт впечатлений, производимых на других. Чем-то на Невзорова похоже, тот тоже страдает подобной хернёй. Вспомнил о тебе по поводу Лёши. Оба, вы критически зависели от мнения окружающих. Стоило мне немножко о Лёше поупоминать в негативном ключе - полез, родимец! Каюсь, я сознательно это делал, впрочем без злобы, может, думаю, одумается. У тебя Коля , кстати, был импринтинг в детстве - Терминатор 2. Отсюда и мачизм и мотоциклы и тёмные очки. Смех сказать, оба отвратительно вели себя, когда были модерами, про Лёшу всё известно, Бенсон же одно время, недели две порулил чуланчиком, превратив форум в настоящий серпентарий. Талант у тебя людей стравливать. Получил пинка от  хозяйки и, в отместку, написал много гадких вещей про неё».

Цитата №2.

«видел с дочкой николая никифорова в метро низкорослый. Моя дочь 5класс ростом больше его глубоко не молодой человек с залысинами, сальными волосами и угрями))  Лицо озлобленно-обиженное)) Похож на бомжика)); Пробежался по сообщениям его здесь.вспомнил его этот вид позитивного нет в нём. Маска *спасателя* Спасать надо Его. Дочка говорит он похож на алкоголика. Может и так.но я не доктор. Загуглили с друзьями, пробежались по его контентам. Жесть дичь. Застрял николайв лихих90- х в образе гопника и быдла. Пробежался по темам семьи нет, нет детей нет работы. скандальный,Обиженный истеричный.. ничего нет у николая. В советчики лечить всех первый.. что может посоветовать мужик у которого ничего нет? Как просрать свою жизнь? Помоги себе николай»

Прочитал, осознал, улыбнулся, рассмеялся и – о удивление, граждане. Обрадовался. Потому что это две отчаянные, на мой взгляд, попытки пнуть уже теперь даже танк. За траки. Когда двигатель разогрет, машина прёт по прямой через лес, и боекомплект давно вставлен в пазы орудий. Эти два, в общем-то, жалких обрубка мыслей возвращают меня в старые добрые времена прежней работы, где трудился – и порой по нескольку суток напролёт. С нескрываемым удовольствием. В команде сильных, умных и лихих ребят. Практически наравне. Не смотря на то, что был, в сущности, штабной помесью техника, аналитика и курьера.

Взять меня, скажем, версии 2005 или 2006 года. Скорее всего, переварив эдакое послание от милых и замечательных пользователей, вероятность получения когнитивного диссонанса была бы очень высокой. Сейчас оные вирши для меня есть просто интересная задачка, вроде тех, что доводилось решать во времена той самой работы. Когда «на столе» есть некие кусочки от личности: скажем, настоящее имя (без фамилии и отчества), никнейм и обрывок телефона. И более ничего. Под рукой несколько баз данных и сеть. Многие часы уходили на то, чтобы найти все точки пересечения этих данных и по этим обрывкам установить личность. Зная точные данные по человеку, разыскать его уже было делом другой техники.

Не моей.

С этой парой «заявок» на мои, должно быть, адовые мучения ровно та же история. Что ж, я с нескрываемым удовольствием их рассмотрю по такому принципу и структурному плану:

1. История возникновения;
2. Характер сообщений в целом;
3. Стиль подачи мысли;
4. Общий контур повествования;
5. Общая цель заявок;
6. Конечный результат;
7. Возможно, подвид существ, родивших на свет эти образцы.

Начнём с самого простого: пунктов 6 и 5.

Общая цель (5) была, скорее всего, вывести меня из состояния равновесия. Дать мне понять, насколько «я ничтожен и жалок», куда, как говорится, ни ткни. Коли так, а скорее всего, это именно так – то не вышло. Вышла очередная интересная головоломка, а тренировать мозги – одно из моих самых любимых занятий. Если кто-то до сих пор не в курсе – ну таки с удовольствием ввожу в курс дела.

Конечный результат (6) – предположительно, докопаться до моих старых и, возможно даже, построения новых комплексов через лютое моё же когнитивище. Оное, предположительно, с точки зрения пустотелых (то есть, не генерящих ничего, кроме полуграмотных и деструктивных текстов) пользователей, обязано возникнуть. Если моя догадка верна, то «это фиаско, братан». И попытка «пройтись» по моему фото десятилетней уже давности только подтверждает гипотезу: вероятно, некоторым людям становится не по себе от того, что я, в принципе, неплохо выгляжу. Подобных фоток в любом крупном мотосообществе — как грязи. Ваш покорный слуга всего лишь «один из них».

Из людей на мотоциклах. Или, с точки зрения подавляющего числа гаишников, автомобилистов и прочих «простых» смертных – самоубийц, идиотов и камикадзе.

Когда я работал с моделями, набивая портфолио – а это были очень симпатичные и, в принципе, неглупые барышни, в процессе общения мне стала ясна одна вещь. Простая, как мычание коровы. Когда ты очень красивая и яркая девочка, вокруг твоего фотоматериала в сети собирается толпа некрасивых, завистливых и похотливых граждан, как мужского, так и женского пола. И ничего не поделаешь. Такова жизнь. Таков мой скромный опыт общения с моделями, в том числе и моих фотосессий. Либо в процессе работы над снимками для стареющих проституток.

Ровно то же самое, вероятно, с мужским фотоматериалом, коего у меня – уже вагон и малая телега.

Итак, пункт номер шесть (6). Конечный результат именно для меня заключается в прямо противоположном эффекте от, вероятно, задуманного этими милыми и замечательными гражданами, один из которых точно был в славном граде Москва, по его же словам, заметивший меня в метро.

Я всё более укрепляюсь в мысли, что двигаюсь в правильном направлении, и что вокруг меня постепенно собирается клуб моих самых преданных фанатов. Юзернеймам в комментах к статье — моё спасибище.

Интересно, они хоть представляют, как трудно сейчас найти бесплатных комментаторов, которые, не жалея ни времени, ни психики, поддерживают здоровый тонус в моих пучках нейронов и, вследствие этого, некоторую даже ясность мышления? И самоотверженно помогают отрабатывать тактику взаимодействия с большой по числу и платёжеспособной целевой аудиторией, где водятся реально токсичные твари, от общения с коими без должного навыка может поехать кукуха?

Вернёмся к нашим парнокопытным. Пятый и шестой были самыми простыми пунктами. Более сложные – первый (1) и седьмой (7) пункты.

По седьмому предположения ровно два: либо эти «люди с прекрасными лицами» зачем-то притопали ко мне из прошлого, аж с Алисиного форума – что довольно-таки вероятно. Либо очень-очень долго вычитывали «Ангела и флягу» с «Фальшивым пистолетом», зашили роман с черновиком себе в подкорку и, не придумав ничего лучшего, как попытаться зацепить меня теперешнего так, как если бы я был образца 2004-го года – попытались. Но вот это предположение менее вероятно, хотя чорт его знает, может быть, под этими никнеймами скрываются мои давние знакомые, которые давным-давно перестали быть таковыми?

Возможно всё. Просто иногда очень трудно понять, что в головах у людей происходит. Даже мне.

Если эти милые и замечательные люди реально – «оттуда», то есть, прямиком из 2004 года, то каким-то образом они попали на форум, либо их туда кто-то позвал – либо они там просто были. Вероятно, ждали чего-то. Знаю совершенно чётко, что на суицидально-депрессивных ресурсах люди общаются не просто так. И не от «хорошей жизни» туда приходят – эти же зачем-то делают хорошую мину при крайне плохой игре. Сильно похоже на то, что граждане «застряли» в 2004-м году, раз думают, что могут зацепить меня такими простейшими приёмами, нацеленными тупо на комплексы.

Особенным бредом звучит тезис о том, что конкретно я ничего не могу дать людям, поскольку у меня нет ни жены, ни детей. Подобное утверждение логически равноценно такому – ну куда, типа, нас может довезти этот водитель автобуса, если у него жены и детей нет? Что может отремонтировать этот механик, если у него жены и детей нет? Да что вообще может разгрузить этот грузчик, если у него жены и детей нет?

В связи с этим очень простые вопросы назревают. Риторические.

А каким образом одно связано с другим?

Я собирался людям -- так, на секундочку -- что-то давать? Правда?

Удариться доказывать обратное -- непонятно кому и непонятно зачем? Серьёзно?

Расчехлить и обнародовать информацию о людях, с которыми мне доводилась честь просто общаться и взаимодействовать -- с кем-то как с хорошими знакомыми, а с кем-то вообще -- как с друзьями? 

Башкой об стенку побиться в припадке благородной ярости, что ли -- от прочтения этой чуши? Они это на серьёзных щщах несут, что ли?

Они что о себе возомнили, чудесные люди с красивыми лицами – что, выпустив в мир несколько человеческих оболочек, пусть даже и не самых тупых и уродливых, они чем-то лучше людей, у которых детей нет вообще? 

Возможно, они думают, что имеют моральное право на основании наличия потомства – осуждать тех, у кого его пока нет – да и, возможно, не будет? 

Термин "яжмать" кому-то знаком, или не совсем?

Так у меня для есть очень, очень плохие новости для пушистиков. Оные зайчики такие же смертные, как и я. Как и все. Когда они умрут, то точно так же, как и меня, их либо закопают в ямку три на два, и метра на два вниз, либо спалят до серого такого, порошкообразного пепла. И всё. Если за уничтожением оболочки есть что-то – что ж, замечательно, а если ничего нет – что ж, своё потомство с собой не утащишь. Праху будет ну совершенно по барабану, насколько радостно живут ваши дети. Более того, открою мрачную тайну: режим «барабана» праху вообще недоступен. Опции такой там нет.

Все пушистики умрут. Кто-то раньше меня. Кто-то позже. И точка.

А физическая смерть делает всех людей равными. Независимо от уровня дохода, наличия детей, квартир, дач, машин, аккаунта в инстаграмме, мотоцикла и прочей хрени. Есть такая прикольная молодёжная песенка, я извиняюсь, рэп. «Акуле плевать». Очень рекомендую к прослушиванию.

Отрезвляет.

Что это за смешная манера: упереться башкой в массив текста, действительно ни хрена там не понять – и даже не пытаться, к слову — и нелепо, по-детски пытаться уцепиться за личность автора? Так срикошетила моя мысль о том, что Фридрих Ницше был по жизни, как это любят выражаться в некоторых кругах, чмырём — и в чём я убеждён, не смотря на монографии профессоров, доцентов, младших и старших научных сотрудников гуманитарных ВУЗ-ов?

Что-то об Алисе Исаевой, на их пафосный, «судьбоносный» взгляд, «не то» написал? Зайчики изволили предъяву кинуть — это, оказывается, «гадости». Хм. Вероятно, это поклонники Алисы Исаевой — о которой ещё будет окончательное слово? Тут уж ни у кого сомнений быть просто не должно. Насчёт окончательного слова. Уж если написанной книги недостаточно.

Абсолютному большинству моих читателей, особенно тем, кто РЕАЛЬНО побывал в этом коротком эпизоде моей жизни, таки действительно кажется, что написал я – ТО САМОЕ, что и должен был. С 2007-го года и по сей день. Более того, написав это, лично я ни капли не пожалел — наоборот, именно эта книга сделала мою жизнь более полной, более интересной.

В любом случае, то, что свалилось от дорогих моему сердцу пушистиков — не критика. И уж тем более не конструктивная. Это банальная, смешная и бесполезная попытка проломить мою нынешнюю броню. И на данный момент это даже не царапина. Царапнуть может близкий человек. Тот, кого я знаю и тот, кто знает меня.

Мои узлы надёжно закрыты. В две тысячи двадцать первом году, в отличие от меня же в версии две тысячи четвёртого года, когда мне было двадцать четыре года, а не сорок один. Тогда я не до конца понимал, насколько густо в этом мире намазано мерзостью большинства. Мерзостью банальных, туповатых обывателей — и надо сказать, со времён Мартина Идена мало что поменялось, разве что появились асфальтовые дороги, тачки, компьютеры да гаджеты.

Ну и слегка поменялись скорости передвижения и обмена данными, конечно же.

И какая же лютая, бешеная психиатрия творится в головах у многих, живущих «во всём в этом»! И эти, с моей точки зрения, реально больные люди растят детей. Воспитывают их по своему образу и подобию, делая их такими же, по сути, малолетними ушлёпками, как и они сами. Иногда ловлю себя на нехорошей мысли. На спонтанном, иррациональном желании заехать такому вот зверьку в ухо — лучше с двух сторон, для пущей наглядности, двумя руками — ну просто чтоб ушки покраснели. Чтобы пришло понимание того, как нужно разговаривать с людьми, с каких букв писать имена и фамилии людей.

Людей, которые никому не желают зла, кстати — и не копят яда. Не выливают его на других. И уж тем более не мстят. Вероятно, зайчики пытаются судить обо мне — по себе? Тогда всё ясно.

Что это за странная манера: пытаться давать взрослому, половозрелому человеку какие-то подобия советов, когда «советчиков», собственно, никто не спрашивал? Вопрос, опять-таки, риторический: отвечать на него необязательно.

В спонтанных «советах» от непонятно кого и непонятно зачем я очень давно не нуждаюсь. Лет уже пятнадцать как. Кое-кто обмолвился о детях. Так может быть, лучше им советы давать – или советы пушистиков им особо не нужны? И таки нужно бежать на суицидально-депрессивную, ставшей моей родной, борду и пытаться пинать чортов танк за траки?

Зайчикам не страшно за своё потомство, если они, будучи настолько тупорылыми – воспитывают детей по образу своему и подобию? Они точно делают всё правильно и без ошибок?

Это, скорее, просто ещё один маленький штрих к хотя бы какому-то подобию психологического портрета граждан, позволяющих себе в совершенно хамской манере называть меня по имени – в то время как это могут делать только очень близкие друзья, либо коллеги. Панибратства от непонятно кого я не приемлю, его нужно как-то заслужить: посидеть в одной засаде за одним и тем же злодеем, поупражняться в стрельбе в одном и том же тире, пить одну и ту же спиртягу из одного и того же стакана, в конце концов. Я подчёркиваю особо: даже увидев сие неадекватище из глубины МОИХ времён, я не стал оповещать местного шерифа. Ибо в разгар какой-либо движухи я такое почти каждый день на завтрак ем. Пачками. Прям как здрасьте.

На этой светлой ноте я плавно переходу к пункту (2), (3) и (4).

Каждая строчка заячьих сообщений сочится ядом. Образно говоря, не цианидом, к счастью, а крайне слабенькой отравой. Тараканьей. Потому что на большее оно просто не тянет.

Есть гипотеза, что это просто «симметричный» ответ на мои «Червоточины». Но, миль пардон, граждане. Да, частенько в той куче букв мелькает мат. Да, порой – в основном из-за матершины – создаётся впечатление, что писавший был сердит, или даже озлоблен. Но моей целью не было размазывать человеческую психику ровным тонким слоем по стенкам их черепных коробок. Моя задача была – наглядно показать, что в данной мировоззренческой линии есть логические бреши, пробелы в знаниях. Иными словами, откровенная чушь.

Не более того.

Кто-то может подумать, что таким образом я оправдываюсь. Так вот, чорта с два. Мне интересна суть сообщений, мотивация тех, кто их изволил написать – и, естественно, психологический портрет.

Который считывается с них просто на раз.

— 3 —

Итак, а теперь в двух словах об общем психологическом портрете милых и замечательных людей с прекрасными лицами, написавших ЭТО, вероятно, под видом отклика на мои «Червоточины». Для начала ввожу в очередной курс дела: последние несколько лет я загружаю в довольно крупные сообщества – от десяти тысяч пользователей примерно — полностью оригинальный, как это любят говорить полуграмотные дети поколения «Пепси», «контент». Это и видеоклипы, снятые и смонтированные самостоятельно. Это и тексты статей, скомпилированные конкретно под тематику того или иного сообщества. Это и увесистые пачки фотографий качества гораздо выше, чем кривые «селфи» с тапкофона. Это и разного рода объявления – работающие на 200, на 300%.

До этого, года где-то до 2007-го, я загружал мою писанину в литературные сетевые сообщества, временами либо выигрывая какой-нибудь простенький литературный конкурс местного пошива, либо получая предложения от издателей – как минимум, опубликоваться, как максимум, опубликоваться за деньги.

Это если коротко и без затей.

Возможно, у вас может возникнуть вопрос: а к чему эта информация здесь? Зачем она – нам? Отвечаю.

По довольно-таки скромному опыту общения в сети в именно таком ключе я знаю, что когда некие люди скатываются до нелепых и смешных попыток, идущих корнями из детского сада, уцепиться именно за личность автора – это значит, что гражданам попросту нечем крыть. Что написанное дёрнуло их так, что они скатились на это днище. Либо, как вариант, оные, безусловно, милые и замечательные люди пребывали на такой помойке бытия и сознания изначально. Что тоже не исключено. Граждане, может, и могут общаться так, как это делают разумные люди. Только вот не хватает ни воспитания, ни разума, ни умения вести переговоры. И чувства такта. В особенности – этого.

И оно явно видно даже мне – а надо сказать, что я от природы слегка туповат, некоторые вещи доходят не сразу. Но если доходят – то уже намертво. Помочь разучиться чему-то мне сможет только лоботомия.

Годы работы там, где граждан моего города каждый день немножко убивали, дали мне скромный опыт: я понемногу начал разбираться в людях – в том, что они говорят, что пишут. И особенно в том, что в этой писанине действительно есть между строк.

Текст на ровном блёклом поле форума – это всего лишь след человека, не более того. Он не отображает мимики, моторики движения, тембра голоса, характера и скорости речи, анатомии лица – по которой читать человека можно почти как открытую книгу. С некоторой долей промахов, конечно же.

Если бы я видел эти, безусловно, милые и красивые лица, то получил бы хороший пакет данных. Минут десять беседы в реальной жизни, и в принципе, считывая хотя бы половину описанных мной параметров – и я бы мог сказать, что эти «пустотелые юзернеймы» в действительности из себя представляют в жизни. И всё ли у них ДЕЙСТВИТЕЛЬНО в порядке в семье, с детишками, с жёнами или мужьями.

Пока могу сказать только одно, повторюсь, но надо же как-то закрепить мысль: если кто-то пришёл на суицидально-депрессивный форум, это не просто так. Значит, этому есть причина. И эта причина – точно не я, и не Алиса Исаева, и не кто-либо другой.

Причина, дорогие мои безымянные юзернеймы, реальных имён и подробностей жизней ваших я даже знать не хочу – именно в вас. И ни в ком другом. Это был последний штрих, и пожалуй, мне к нему добавить более нечего.

— 4 —

Со времени написания романа «Ангел и фляга» прошло, без малого, четырнадцать лет. За это время можно родить ребёнка, который пойдёт в школу и станет подростком. В жизни «там» было разное. Так, например, бывало, что я вообще не касался творчества – не писал, не снимал, не монтировал – максимум делал какие-то черновые записи, по обыкновению, либо в тетрадке, либо в блокноте.

Но одно оставалось неизменным. Как постоянная Планка, или ускорение свободного падения на планете Земля. Каждую смену сезона мне начинают писать люди. Одно время эти люди писали так часто и настолько про то же самое, что мне пришлось составить FAQ по книге, поскольку отвечать на одни и те же вопросы – не очень интересное занятие, честное пионерское. А пионером я таки был. В 2016 году отредактированный вариант романа неплохо продавался – без посредников типа издателя, или какой-то иной паразитной прослойки между мной и читателем. Благо, есть сеть. Она сближает графоманов со стажем и читателей их нелепых поделок.

Несколько человек примерно в одно и то же время задали мне один и тот же вопрос: когда они, наконец, увидят бумажный экземпляр? И самое смешное, что для меня это либо отписать тем ребятам, что в своё время опубликовали книгу Ники Созоновой, герои которой, так или иначе, списаны с реальных обитателей форума сайта «MySuicide». Либо обратиться в другое издательство, чтобы тамошние работники придирчиво вычитали книгу и приняли решение – делать им тираж или не стоит. И такие ребята есть на примете тоже.

В любом случае, издаваться за свой счёт для графомана со стажем – не комильфо. Наоборот, это графоманам со стажем платят бабки за то, что он делает одолжение: продаёт право публиковать свою работу на их носителях.

«Ангел и фляга», форумы, люди, которые не очень хотят жить – всего лишь одна небольшая грань моего бытия. А есть ещё мотоциклетная тема. Есть — путешествия. Есть –- «Слепые гонки». В каком-то виде есть даже «Л73», не смотря на мелочи жизни. Есть мой синематограф и моя светопись.

Наружу просятся ещё пара черновиков, надо сказать, не вполне свежих, а тексты статей на разную тему горят ярким пламенем и просятся туда же – и надо сказать, порой моя физическая оболочка не вывозит этой нагрузки. Слишком много – всего. До сих пор должен самому себе путешествие автостопом от 2017 года, которое я проделал на пару со слепым человеком.

И с одной стороны, это нехорошо, поскольку задачи валятся на голову как снег, который едва успеваешь подхватывать. Мои видавшие виды механизмы едва справляются, они захлёбываются. С другой, если в жизни присутствует движуха такого уровня – быть может, всё реально не так уж и плохо?

Очень много лет тому назад, увидев, опять-таки, хотя бы один отклик такого плана – вполне возможно, я бы разразился матерной бранью и, возможно, словил бы лютый когнитивищще. Возможно, через некоторое время эта хрень благополучно превратилась бы в очередной комплекс. Всё может быть. И возможно, в этом и заключалась банальная, заячья цель.

Но сейчас, милые и замечательные люди с прекрасными лицами, «сейчас» — уже не «тогда».

Возможно, просто кто-то просто застрял там, в далёком 2004-м году, и до сих пор живёт этими событиями – за неимением иных, более значимых? Так это, люди добрые. И не очень. Я пушистикам, конечно, от души сочувствую, но для меня это давно пройденный этап.

С «тогда» уже давно «всё».

Я взираю на кой-кого как, к примеру, на цыплёнка под стеклянным звукозащитным колпаком: ну копошится там что-то пушистое, жёлтенькое и симпатичное. И что-то на своей волне пищит, просто не очень слышно. На пушистика забавно смотреть, беззлобно так, и с неподдельным интересом размышлять: сколько должно пройти времени, прежде чем это пернатое нагадит на стол?

Мне нажать на кнопку секундомера и начинать отсчитывать секунды, минуты и часы до того времени, когда из перегретых котлов полетят заклёпки?



Рейтинг@Mail.ru



Рейтинг@Mail.ru





Рейтинг@Mail.ru

Глава одиннадцатая.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ГРЁБАНЫЕ СПАСАТЕЛИ

Ты думал, что здесь легко встать,
Высоко полететь, глубоко не упасть,
Познать этот мир и остаться счастливым.

Ты принёс в него веру, добро и кулак,
Нарезая любовь, раздавал просто так,
Всем, кто хотел – ты всех осчастливил.

Теперь у тебя одна скучная комната,
Ты в тёмных очках ждёшь конца света.
Душа в теле женщины ищет, но не дома ты.
Ты там, где на брошенных стенах желтеют газеты.

(с) Юрий Шевчук

— 1 —
***
— Почему ты сделал это?
— Не знаю, — отвечает мне человек после мучительной паузы. – Из-за чувства тотального одиночества, может быть.

За столом сидят трое: Балаам, Севетра и я. В декабре 2004 года парень проглотил пачку «тяжёлых» антидепрессантов, и в результате чуть не отказало сердце. Три дня реанимации и несколько недель в психиатрическом диспансере для несовершеннолетних. В той половине корпуса, куда обычно помещают детдомовцев и малолетних преступников, активно «косящих» от колонии. Никто не ожидал, что «это» произойдёт именно с ним. Я не знаю, что ему сказать, и судорожно цепляюсь за любую позитивную мысль. На дворе уже февраль, он с нами только потому, что лечащий врач согласился отпустить его на пару дней в «мир условно-нормальных людей».

— Одиночество – в каком смысле?

— У меня почти нет друзей, разве что вот ты да Светка … да и то … я ж понимаю, что вы со мной «нянчитесь». Не будь Алисиного форума, не будь этих встреч, вряд ли вы вообще обратили на меня внимание …
— Ну, знаешь, не будь форума, Бо никогда не узнал бы о моём существовании, — возражает Севетра. – Как и о существовании Алисы. Никто с тобой не «нянчится»: ты всегда был и будешь здесь желанным гостем.
Как и у меня дома, кстати, — вставляю свои три копейки.

— Всё равно … каждый из вас чем-то обладает: ты ветеринар, поэтому у тебя много хороших знакомых. Ты умеешь общаться. У Бо неплохо подвешен язык – во всяком случае, по сравнению со мной. У него есть друзья, работа, увлечения. У меня этого нет. Мне вообще очень трудно говорить с людьми так, чтобы им было со мной интересно, — Дима выдавливает из себя слова, видно, что произносимое даётся ему с большим трудом.

С самого детства у Балаама как-то «не клеились» отношения со сверстниками: он был и остаётся довольно тихим и необщительным человеком. Единственное, что его привлекало достаточно сильно – учёба и точные науки: математика, физика, астрономия. Он не раз и не два занимал призовые места на олимпиадах по математике и физике. Однажды его пригласили посетить обсерваторию в Карачаево-Черкессии: в свои пятнадцать лет он написал серьёзную научную работу в области астрономии, которая привлекла внимание учёных.

— Ну, общение – это точно такой же навык, как и любой другой, — парирует Севетра. – Ему можно и нужно учиться …
— Да я понимаю … просто даже если я научусь этому, люди будут общаться со мной не потому, что именно хотят со мной общаться, а из-за того, что в результате приобретения этого навыка со мной будет проще.
— А какая разница? – удивляюсь я.
— Я останусь по-прежнему одиноким, с тем лишь отличием, что у меня будут собеседники. Неужели не понятно?

Я невесело улыбаюсь. На самом деле, он в чём-то прав: интересность человека во многом определяют навыки и дела, некие инструменты, при помощи которых можно увлечь собеседника, что-то ему предложить. И может быть, даже получить что-то взамен. Для кого-то необязательно, кому-то жизненно важно. Чтобы привлекать, нужно обладать – я и сам сотню раз прокручивал эту мысль в голове. Очень давно. Примерно в его возрасте. Однако, мысль, что взаимоотношения людей строятся на обмене чего угодно на что угодно, и что «просто так», «за красивые глаза», ничего не происходит – не убивала меня так, как Балаама.

— А мне кажется, заранее невозможно просчитать, какие чувства по отношению к тебе испытывают люди, — Севетра наливает нам ещё чая. – Причём, в обе стороны.
— Это как?
— Ты говоришь, что люди к тебе не тянутся, потому что ты не умеешь с ними общаться. Тебе показывают решение этой задачки: научиться общению. Ты говоришь, что этому научиться, конечно, можно, но тогда отпадает искренний интерес к тебе. И что ты нуждаешься в этом интересе, и ни в чём другом. Правильно?
Примерно так … Но ты как бы заранее обрекаешь себя на неудачу, не сделав и этого маленького шага. То есть: навыка пока нет, людей, потянувшихся к тебе, благодаря этому навыку, тоже нет. Если людей нет, то как можно утверждать, что они могут с тобой общаться только потому, что ты научился общаться с ними?

Дима молчит, но я чувствую, что он либо соглашается, либо ставит сам себе этот вопрос, либо уходит в глухую защиту.

— Ладно, забей – поживём, увидим, — улыбаюсь я.
— А стоит ли?
— Ты знаешь мой ответ.

На самом деле, подобные разговоры мало что меняют. Где-то глубоко внутри себя человек принимает решение: быть ему в этом мире, или не быть. И если дан отрицательный ответ, он найдёт десяток аргументов в пользу добровольной смерти. Точно так же, как в противном случае – десяток аргументов в пользу жизни.

— Как там вообще?– интересуется Севетра.
— Ну как, как … не очень. Эти таблетки … от них просто ничего не хочется. Неинтересно и скучно.
— А книжку почитать?
— Они не позволяют этого сделать. Просто рвут книги в клочья, вот и всё … я много раз просил, чтобы меня перевели в корпус к «нормальным» – бесполезно. От препаратов есть ряд побочек, на сердце и почки. Трудно долго ходить – задыхаюсь.

Тем, кто хорошо знаком с порядками в детских домах и колониях для малолеток, ничего объяснять не нужно. Тем, кто не знаком, бесполезно. Одно могу сказать точно: для парня, прожившего всю жизнь под крылышком у заботливых папы с мамой, это не самый хороший расклад.

Я задумываюсь и выдаю, как мне кажется на то время, самый правильный ответ.

— Слушай, с администрацией клиники твой перевод в другой корпус мы как-нибудь вместе с предками твоими уладим. А вот с таблетками … ну раз они вызывают такие побочки – не принимай. Это ведь нетрудно?
— Да, пожалуй. Хватит с меня этой химии.

Встреча закончилась, и каждый из нас побежал по своим делам. Светка – лечить животных. Я – чинить компьютеры. Дима – восстанавливаться. Казалось, что всё встало на места. Жизнь продолжилась. Только одного не учёл горе-советчик: синдрома отмены. Это явление немного похоже на то, как если бы заядлый курильщик решил в один день покончить с вредной привычкой. Неприятные ощущения и неизменное желание сигареты.

В случае с Балаамом всё оказалось гораздо жёстче. Послушав совета человека, которому доверился, он прервал курс лечения. Прекращение приёма привело к ещё более тяжёлым последствиям: усилению депрессии и страха перед жизнью.

И новым «ходкам» в различные ПНД – вместо того, чтобы восстанавливать психическое и физическое здоровье, вместо того, чтобы продолжить накопление знаний и как-то себя в этой жизни реализовывать. Так, безграмотный совет от человека, ни черта не смыслящего в психологии и психиатрии, привёл к тому, что другой человек потерял очень много драгоценного времени и здоровья. А в нынешней жизни время и здоровье решают всё.

Несмотря ни на что, Балаам смог восстановиться. Более того, со времени выхода старой версии этой книги в 2007 году прошло много лет. Дима успел жениться. Время от времени мы встречаемся – не так часто, как хотелось бы, но однажды он сказал мне: «Всё это есть у меня благодаря тебе». Если мне не изменяет память, это было в день свадьбы.

Тем не менее, из этого случая я вынес очевидное: никогда и никому не давать советов там, где ориентируюсь слабо, либо не ориентируюсь вообще.

— 2 —
***
Сторона жизни, с которой мне довелось столкнуться, не на шутку испугала меня. В Российском сегменте сети Internet, как оказалось, за некоторое время возникло множество сайтов и форумов суицидальной тематики. Эти странички имели примерно одинаковую структуру: довольно обширную библиотеку с подборкой книг, и контактную часть — форумы. В электронных библиотеках находились книги, так или иначе посвящённые смерти: это и работы редких психологов, суицидологов, и многочисленные философские трактаты, а также – информация о наркотических и психотропных препаратах, различных ядах и способов сведения счётов с жизнью.
Музыкальные течения, авторы которых так или иначе воспевали смерть и бессмысленность бытия.

И, наконец, произведения литературы, начиная от Артура Шопенгауэра, Фридриха Ницше, Жана Поля Сартра и Альберта Камю – и завершая первыми, неумелыми строчками начинающего автора на какой-нибудь личной веб-страничке. Всё это, мягко говоря, не внушало оптимизма, с одной стороны. С другой, очень хорошо запомнились лица разных людей, самых близких друзей и знакомых, в то мгновение, когда я пытался поговорить с ними на тему жизни и смерти, или на тему суицида. В лучшем случае, как уже не раз говорилось, я натыкался на непонимание и агрессию. В худшем – люди попросту шарахались в сторону и крутили пальцем у виска, что теперь уже неудивительно.

Если речь идёт об условно-нормальных людях – я говорю о том большинстве, чьи помыслы устремлены в жизнь – то ассоциация со словом «смерть» у всех примерно одна: нечто страшное, непонятное, уродливое и неотвратимое. Страшное, потому что любая смерть почти всегда сопровождается очень сильной болью – того, кто умирает, и горечью потери его близких. Непонятное – потому что никто не знает, что ждёт «за тем порогом», то есть, за полным отказом всех систем жизнеобеспечения. Уродливое, поскольку человеческие тела после смерти выглядят непривлекательно, и тем, кто не единожды сталкивался, это знакомо.

Если речь идёт о людях, чьи интересы так или иначе связаны со смертью – необязательно с самоубийством или криминалом, то складывается иная картина. На подобных форумах, в первую очередь, люди, от которых большинство предпочитает держаться подальше в силу тяжести темы, находят поддержку и помощь – хотя бы в понимании, что уже немало. Таких же, как они сами – одиноких и замкнутых, непонятых, уставших и «ненужных». А если сильно повезёт, людей, которые действительно знают, как помочь, делают это не из корыстных побуждений и в сторону жизни.

Первая мысль человека условно-нормального, когда тот в силу разных причин забредает на хорошо посещаемый суицидальный портал и понимает, что время от времени разные люди отправляют себя на тот свет – немедленно уничтожить «это». Особенно, если на подобный ресурс как будто бы случайно заходят, к примеру, родители самоубийц, парня или девушки, что «тусовались» там раньше. Поскольку, при поверхностном изучении материала и общении, суть которого – навязывание стереотипов, оказывается, что депрессивные мысли, помноженные на количество людей, их выдающих, есть та соломинка, поломавшая хребет верблюду.
Такие мысли возникали и у меня. Ликвидировать «источник заразы» – и дело с концом. Через некоторое время стало ясно: не всё так просто, как хотелось бы.

Полагаю, уничтожение сайтов суицидальной тематики не сократит количество самоубийств. Наоборот, у людей не будет возможности говорить на темы, которые в реальной жизни поднимать не принято – в среде условно-нормальных. И того единственного права на понимание, возможности поговорить по душам вне стен психиатрической клиники, решения проблемы, тянущей живого человека в смерть – уже не будет.
Понятно, что слово «полагаю» слишком скользкое, хоть и похоже на «располагаю». Пообщавшись с людьми из этой среды, я понял, что существует два мнения по поводу влияния подобных ресурсов на выбор между жизнью и смертью. Одни люди считают, что наличие подобных вещей в сети способствует увеличению смертей среди активных посетителей, относятся к этому явлению очень плохо, в некоторых случаях – крайне агрессивно. Другие, наоборот, склоняются к мысли, что такие места в сети могут помочь людям с определённым складом ума, в определённом состоянии психики найти понимание, друзей, и тем самым удержать себя от последнего шага. Но какой бы сильной ни была аргументация у разных людей, им не хватает одного: точности.
Под точностью я подразумеваю тупую, циничную статистику. Для того чтобы приблизиться к точному, непредвзятому ответу на вопрос влияния, необходимо провести исследование. Идея довольно проста: взять под наблюдение два объекта.

Одним из них должен быть хорошо посещаемый суицидальный портал, на котором обязательно должны присутствовать психологи и психиатры. Другим – обыкновенный, ничем не примечательный ПНД. На каждом объекте следует выбрать две одинаковые возрастные группы, причём, первая должна пользоваться только суицидальным интернет-ресурсом, а вторая – прибегать к помощи психологов и психиатров ПНД. И на первом, и на втором объекте следует, допустим, в течение пяти лет считать летальные исходы.
Та система, где смертельных случаев будет больше, проявит себя как наименее эффективная. И ставить вопрос о том, имеет или не имеет право на существование сайт или клиника, можно будет только после того, как такое исследование будет проведено. Уверен, что большинству взрослых людей, у которых есть семьи и дети, эта мысль покажется бредом сумасшедшего. Тем не менее, на сегодняшний день необходимые условия для проведения подобных статистических исследований есть: сайты и форумы по-прежнему существуют.

По моим личным наблюдениям, на истину в последней инстанции отнюдь не претендующим, в реальной жизни складывается такая картина. В российском сегменте сети Internet время от времени возникают сайты и форумы суицидальной направленности. Они функционируют, в лучшем случае, два или три года.

Какие-то сайты, если сильно повезёт, успевают набрать достойную информационную базу, внимательных администраторов и психологов. Какие-то не успевают. После того, как родным и близким тех, кто добровольно ушёл из жизни, становится ясно, что до суицида их человек посещал именно этот сайт, вывод напрашивается мгновенно: в смерти близкого человека виноват именно этот ресурс. В прокуратуру отправляются заявления родителей и близких родственников. Как правило, после недолгих раздумий, сотрудниками прокуратуры принимается решение: закрыть ресурс, что делается весьма успешно.

Проходит некоторое время – обычно, не больше двух или трёх месяцев, и в сети Internet появляется похожий по содержанию сайт или форум.

Или, что более актуально, большая часть пользователей «переезжает» на другую, менее посещаемую площадку, поскольку «депрессивных» форумов и сайтов в сети достаточно. История повторяется, и ни конца этому, ни края нет.

Одно время из-за того, что в 2003-2004 годах в СМИ попала «питерская история», многие, в том числе и я, были просто уверены в том, что именно в эти годы был всплеск самоубийств в России. Не поленившись, я залез в уголовную статистику города Москвы и сравнил количество зафиксированных самоубийств со статистикой предыдущих лет. Так вот, самый большой всплеск суицидов был в 1998 году. А то, что произошло в 2003 и 2004 годах, было лишь видимой стороной происходящего почти каждый день.

Мой же взгляд на явление в целом таков.

«Депрессивные сайты» в России – не более чем лакмусовая бумажка, которая показывает, что происходит в мире, где у людей есть доступ в сеть и свободное время для размышления и общения с себе подобными.
До людей, формирующих законодательную базу, судя по всему, никак не дойдёт одна простая вещь: в жизни всегда были, есть и будут люди, которых интересуют вопросы жизни и смерти, в разных проявлениях, в том числе и суицидальных. Поскольку сеть – среда, которая формируется благодаря людям, заинтересованным в чём-то, подобные сайты будут появляться. Они могут быть серьёзным подспорьем в работе психологов и психиатров, при условии, что во главе проектов будут стоять люди, знающие своё дело, имеющие профильное образование и большую практику.

Если вновь появившиеся ресурсы просто уничтожать как «нечто вне закона», возможно, это и удовлетворит чьё-то чувство мести. Но суицидентам это не поможет – кто-то тихо уйдёт из жизни, кто-то останется просто не понятым, один на один со своей бедой. И тогда вероятность добровольного ухода из жизни будет гораздо выше.

Может быть, я в очередной раз скажу банальность, но всё-таки, не смотря ни на что, задача государства, в том числе, законодателей – защищать интересы, здоровье и благополучие своих граждан. Не только «условно-нормальных». Не только «материально обеспеченных». Не только «жизнерадостных».

— 3 —

***
У любого жизнелюбивого человека, по каким-то внутренним причинам зашедшего на форум, где обсуждаются темы смерти и нежелания жить, поневоле возникает желание как-то исправить ситуацию – оказать поддержку, посильную помощь – в сторону жизни, разумеется. Более чем за четыре года пребывания и общения с людьми на таких форумах, у меня сложилось более-менее ясное представление о том, что это за причины.

Самая первая и главная причина, стержень «интернетного спасательства» – одиночество, как следствие, потребность в общении и понимании. Возможно, многим это покажется странным, но есть ещё на свете ненормальные, которые осознают ценность человеческой жизни, и просто не могут пройти мимо тех, кто в беде. В современном мире, во всяком случае, мире России, делать что-то кому-то просто так не принято.
Все остальные причины, как мне думается, её многочисленные варианты. В отношении мыслей о смерти я не склонен делить людей на «жизнелюбов» или «жизнефобов», на «успешных» или «неудачников». Судьбы людей складываются по-разному, в какое-то мгновение король может стать шутом, богач – нищим, а победитель проиграть.

В жизни каждого человека может наступить полоса настолько чёрная, что самые безнадёжные, казалось бы, оптимисты могут желать себе смерти. Любая мысль, затрагивающая тему смысла бытия и сути смерти – следствие какого-то, как правило, не очень радостного, события в жизни человека.
Следующая, на мой взгляд, достаточно важная причина – желание как-то реализовать себя за счёт суицидентов. Ничего не отдавая взамен. Под эту категорию попадают люди, желающие во что бы то ни стало кого-либо «учить жизни»: именно эти люди с жаром рассказывают, что «суицид – удел слабаков», что «жизнь прекрасна», а кому не прекрасна – «тот сам дурак». Под эту же категорию попадают различные «проповедники»: время от времени там мелькают агрессивно настроенные христиане, а также члены каких-то очень сомнительных религиозных образований, которые пытаются вербовать «молодые души» для своих целей.
И если первые совершенно не слышат того, что им пытаются объяснить «люди в теме» (и вследствие врождённой глухоты очень быстро с таких форумов вылетающие), то вторые очень хорошо понимают мотивы суицидентов, и очень ловко под них подстраиваются, виртуозно манипулируя их страхами, комплексами, скрытыми желаниями и стремлениями.

Под третью категорию попадают люди, которые воспринимают суицидентов просто как подсобный материал для работы: психологи, психиатры, журналисты и писатели.

Деление это условное: так, среди «одиночек» могут быть люди из второй и третьей категории, равно как и в третьей – оказаться из первой или второй. Вопрос не в том, сколько категорий «спасателей» существует, а в том, какая от них польза суицидентам.

Но и здесь не всё просто, поскольку с самого начала речь шла о некой гипотетической категории людей. О пользе в таком непростом деле, как психологическая поддержка людей, находящихся на грани суицида, думаю, следует судить по результатам. А результат, в свою очередь, зависит от конкретной личности.
Как и в случае с «околосмертными» ресурсами, насчёт тех, кто имеет право поддерживать суицидентов, есть два мнения. Первое заключается в том, что это должны делать люди с образованием психолога, или психиатра. Второе – в том, что это может делать любой, кому это взбредёт в голову. Вокруг этих мнений до сих пор идут и будут ещё очень долго идти споры, поскольку закон эту странную область, как станет ясно дальше, обходит стороной.

К ответу на вопрос о том, «кому можно», а «кому нельзя», есть два подхода. Первый: заниматься любым делом, которое касается вопросов жизни и смерти – например, медициной – может и должен только человек, у которого есть профильное образование и практика. То есть, понятно, что просто так, с улицы, неподготовленного человека проводить операцию по удалению, допустим, раковой опухоли не пустят. И правильно сделают.

Второй: ничего страшного в том, чтобы просто поговорить с человеком, находящимся в состоянии депрессии, нет. Психология – не медицина, депрессия – не так серьёзна, как, допустим, раковые заболевания. И если знания в области психологического консультирования отсутствуют, но есть желание и стремление общаться и «вытаскивать» – то почему бы и нет?

Опять-таки, здесь я не претендую на истину в последней инстанции: не будь того разговора с парнем по кличке Балаам, возможно, я бы придерживался второго подхода. Но, наблюдая, как с моей подачи человек отправился в путешествие по психиатрическим клиникам нашей необъятной столицы, я придерживаюсь строго первого подхода. И всем, кому когда-либо взбредёт в голову без образования и практики помогать людям, находящимся в тяжёлом, депрессивно-суицидальном штопоре – рекомендую придерживаться точно такого же подхода. Если есть желание оказывать помощь профессионально, по-настоящему – учитесь, поступайте, читайте, ройте, набирайтесь опыта. Если желания учиться нет, лучше уберите руки. Вы можете навредить себе и другим. Навредить серьёзно.

***
В попытке дать точную оценку тому, что происходит в реальной жизни по отношению к самоубийству и неизбежно сопутствующим ему психологии и психиатрии, я решил обратиться к букве закона. Уголовный кодекс Российской Федерации тему самоубийства раскрывает вполне определённо, цитирую дословно.

УК РФ. Статья 110. Доведение до самоубийства.

«Доведение лица до самоубийства или до покушения на самоубийство путем угроз, жестокого обращения или  систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего  наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на срок  до пяти лет».    

Что же касается ответственности психологов, психиатров или работников медицины, чья деятельность или бездействие могли бы повлечь за собой чьё-то самоубийство, то в этом случае закон, на мой взгляд, достаточно туманен и неконкретен. Позволю себе процитировать три статьи закона, которые прямо или косвенно могут иметь отношение к процессу оказания психологической и психиатрической помощи.  

УК РФ. Статья 128. Незаконное помещение в психиатрический стационар

«1. Незаконное помещение лица в психиатрический стационар наказывается лишением свободы на срок до трех лет. 
2. То же деяние, если оно совершено лицом с использованием своего служебного положения либо повлекло по неосторожности  смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет с  лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового».

УК РФ. Статья 138. Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений

«1. Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан наказывается  штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период  до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.
2. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения или специальных технических средств,  предназначенных для негласного получения информации, наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права  занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев.
3. Незаконные производство, сбыт или приобретение в целях сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо ограничением свободы на срок до трех лет,  либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься  определенной деятельностью на срок до трех лет».

УК РФ Статья 293. Халатность

«1. Халатность, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие  недобросовестного или небрежного отношения к службе, если это повлекло причинение крупного ущерба, наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.
2. То же деяние, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц,  наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.
Примечание. Крупным ущербом в настоящей статье признается ущерб, сумма которого превышает сто тысяч рублей».

С моей точки зрения, «неконкретность» УК РФ заключается в том, что, во-первых, в нём отсутствует информация о статусе и ответственности человека, решившего создать в сети информационный ресурс, посвящённый вопросам суицида, депрессии и нежелания жить – равно как и любого другого ресурса, содержание которого может нести угрозу для жизни для людей. Особенно для людей с неустойчивой психикой. В сети периодически возникают и пропадают ресурсы, по сравнению с которыми сама тема самоубийства смехотворна.  
Во-вторых, в законодательстве на период 2003 года РФ ВООБЩЕ не существовало ни одного нормативного акта, предписывающего лицензирование психологической помощи, и, соответственно, аттестацию и сертификацию психологов. Единственное, что могло как-то прояснить, но никоим образом не оправдать отсутствие работы государственного аппарата в этой области - приказы от организации под названием «Минздравмедпром». Их всего три:

1. Приказ Минздравмедпрома РФ от 4.09.95 № 255 «Об аттестации на квалификационные категории психологов, работающих в учреждениях здравоохранения Российской Федерации».
2. Приказ Минздравмедпрома РФ от 30.10.95 № 294 «О психиатрической и психотерапевтической помощи».  
3. Приказ Минздрава РФ от 26.11.96 г. № 391 «О подготовке медицинских психологов для учреждений, оказывающих психиатрическую и психотерапевтическую помощь».

Это довольно длинные тексты, цитировать которые здесь не имеет смысла. К тому же, сейчас, в 2016 году, их актуальность под вопросом, может быть, что-то изменилось. Кому они действительно интересны и нужны, тот сможет найти их без особого труда. По сути, это инструкции, где довольно чётко расписаны правила и требования, в соответствии с которыми психологи и психиатры имеют право называться таковыми. И оказывать помощь. Для своего времени, возможно, эти инструкции были хороши, но с девяносто шестого года прошлого века очень многое изменилось, и самое главное изменение – доступность и дешевизна глобальной сети Internet. В которой, напоминаю в очередной раз, уже давно есть ресурсы, несущие с собой угрозу жизни.
На сегодняшний день Уголовный Кодекс не предусматривает никакой ответственности за нарушение этих приказов. Как и любых других приказов «Минздравмедпрома». С моей точки зрения, если приказ не подкреплён мерой наказания за его невыполнение, это не приказ, а «филькина грамота». И до тех пор, пока чётко, на законодательном уровне такая мера не будет закреплена, поток смертей в режиме «онлайн» не уменьшится. А вместо положительного эффекта, который можно получить, используя интернет-технологии, будет просто лакмусовая бумажка, отражающая количество трупов на территории, доступной пользователям российского сегмента сети. Будут бесконечные разговоры на тему того, что допустимо, а что нет. Вроде того, что будет процитирован ниже.

***
Неизвестный: Можно догадываться о собственных скрытых мотивах, а можно и нет. Разница только в собственной осведомленности. И вообще, о достоинствах человека следует судить не по его хорошим/плохим качествам, а по тому, как он ими пользуется, по результату его действий. Скрытые мотивы, которые толкают нас на добродетельные поступки, могут быть недобродетельными и корыстными. Но что плохого, если результат позитивен для других людей? И вообще, мы живем в несовершенном мире… Некоторых, вроде Алисы — это угнетает. Более сильных, толстокожих или тупых индивидов — нет.

Бо Бенсон: Нужно давать себе отчёт в том, что делается, почему делается и для кого делается — а в случае, когда идёт работа с потоком живых людей, особенно. Даже с глубоко эгоистической позиции, нужно это для того, чтобы во время процесса элементарно не спалить себе мозг. С условно-нормальной позиции, нужно для того, чтобы дело, которое делается, имело положительный результат. Скрытый недобрый мотив, толкающий человека на «добродетельный» поступок, не может дать позитивного результата. Поскольку энергия, которую содержит этот пакет, несет с собой не поддержку, а деструктив. Как для поддерживаемого, так и для исполнителя. Наверняка слышали, в психологии есть такой термин —«неконгруэнтность». Когда жесты и слова говорящего не совпадают. И вроде бы говорит человек правильные вещи, а нет ему доверия, подсознание трудно обмануть. Так же и здесь. Именно это, с моей точки зрения — плохо, причём для всех.

Неизвестный: Кое в чем отдавать себе отчёт можно, но далеко не во всём. Так как мы не можем обладать всей совокупностью информации о явлении, то и последствия наших действий (даже самых бескорыстных) не всегда предсказуемы. Хотя все считают сострадание добродетелью, оно может быть порождено иногда тщеславием (смотрите как я помогаю!), нередко ленью (вот держите и отстаньте от меня!), часто страхом (а вдруг и я окажусь в такой ситуации?), а почти всегда — и тем, и другим, и третьим. Но даже при такой негативной мотивационнной изнанке, человека, которого колбасит, такого рода подачка может утешить и смягчить боль
.
Бо Бенсон: «Мы» — это как-то уж слишком общО. Некоторые люди не могут. А некоторые могут, и делают. Не все, к сожалению. Есть какие-то дела, в которых отдавать себе отчёт и не требуется, например, помыть тарелку, почистить зубы и т.д. В делах, связанных с поддержкой людей «на грани», это необходимо, в силу причин, которые я уже объяснял. Сострадание — хорошее слово, потому что в нём и заложен смысл, который с названным вами выше никак не соотносится. Поясню. Буквально значит: «страдать вместе». В первую очередь, это разделение груза проблем вместе с человеком, который испытывает страдание. Во вторую очередь, это действие, направленное на устранение этого груза (в принципе, всё зависит от человека — но эта эмоция уже хороший посыл для действия). Таким понятиям как «тщеславие» и «лень» там не место, а если место, но это уже не сострадание. А именно лень. Или тщеславие. Страх — да, страх имеет место быть, когда опасаешься за жизнь человека. Определённо, такая мотивационная изнанка ни к чему хорошему привести не может — я объяснил, почему именно не может. А если подобное отношение высказывается прямым текстом в том месте, которое предназначено для поддержки (форум, сайт, невиртуальное место, где собираются люди), это вызывает отторжение и негатив. Я не говорю за других, говорю за себя: для меня лучше решить проблему самостоятельно (или вообще умереть, если она нерешаема), чем получать помощь от человека, заряженного таким образом.

Неизвестный: А не получится. Даже при всём желании. Поскольку даже самые хорошие хирурги иногда ошибаются. Вы общаетесь с человеком, а он намеренно, случайно или бессознательно искажает информацию о событии, волнующем или страшащем его. И потом он просит вашего совета или помощи. Допустим, что ваша проницательность не помогла вам его раскусить. И что? Будет ли ваш совет адекватен реальному положению вещей? Этимология слова «сострадание» и скрытые мотивы человека — могут не совпадать, а результат — да. Когда же внешне это выглядит как сострадание, то со стороны «тщеславие» не заметно, а вот «сострадание» сразу же бросатеся в глаза.Вам просто очень хочется, чтобы этого не было. Но это — это существует. По крайней мере эта девушка была с вами честна. В отличии от других лицемеров, которые сознательно или чаще всего бессознательно прикрываются высокими принципами. А вы это не оценили и отвернулись от неё. Человек может и не догадываться, что им движет, полагая, что это — самые бескорыстные намерения. А то, что Алиса догадалась — это скорее исключение из общего правила. И вообще… Принимая помощь другого человека Вы никогда не задумывались о том, что этот человек со временем может попросить вас об ответной услуге? И будет обижен, оскорблен и разочарован, если вы ему откажете?

Бо Бенсон: Самые хорошие хирурги могут ошибаться, но вероятность их ошибок гораздо ниже, чем у плохих. Как раз таки в силу того, что они понимают, что делают, и несут ответственность за свою работу. Больше в психологическом, чем в юридическом плане, кстати. Я с 2004 года не даю советов людям, с которыми должен работать профессиональный психолог и/или психиатр. Желательно — тот, о котором живые люди отзываются положительно, который известен своими результатами. Остальным (ненавязчиво) рекомендую поступать точно так же. Потому что неадекватный совет может навредить человеку. Точно так же, как ампутация какой-нибудь конечности ржавой пилой в подвале без анестезии. Если «скрытые мотивы человека» не соответствует той маске «добродетели», которую он на себя напяливает, ни о каком «результате» не может быть и речи. Мне жаль, что многие этого не понимают, и как показывает жизнь, мои прогнозы сбываются. Люди неизбежно выгорают. Разваливаются действительно стОящие, уникальные проекты с наработками, которых с лихвой бы хватило свести проблематику суицида в России до минимума. Вы в чём-то правы: это существует, а не живёт. И то, до поры, до времени. Если требуется пояснить разницу, я поясню. Несоответствие мотивации и произносимого вслух ведёт к краху людей и систем, ими создаваемых. Лично я наблюдал два таких краха, один с летальным исходом, к сожалению. О чём и завёл, собственно, речь. Насчёт самой себя, скорее всего, Алиса была честна. Ибо лицемер не может открытым текстом говорить о том, что думает в присутствии обманываемых. Но люди-то разные бывают. Тот факт, что разные люди по-разному мотивируют свои действия в данной области, не говорит о том, что они — лицемеры. Точно так же, как и понятие высокого принципа в некоторых случаях может и не быть прикрытием для тщеславия, лени и т.д. Я не думаю, что это была какая-то догадка на глобальном уровне. Я склонен полагать, что это был такой стиль жизни: видеть огромный задний слоновий проход, стараясь не замечать его ушей и хобота …

Мой уважаемый московский собеседник, я всё понимаю, но аспекты своей прошлой личной жизни с вами я обсуждать не готов. Либо кто-то вас неверно информировал о ней, либо вы поторопились с выводом.