04.04.2021. Наконец-то вырвался на полноценную тренировку.

Справа налево на фотке: Денис Воронцов, Борис Вишняков. Оба на треке, Боря в карте, что-то объясняет штурману. Всё это на фоне почти что чистого и местами солнечного неба, красно-белых покрышек и (внимание) сосен.

Седьмого дня прошлой недели выбрался, наконец, на полноценную слепогоночную тренировку. Не смотря на полёт на «двушке» и встречу с сосной, внезапное обнаружение головного мозга через небольшое сотрясение, головняк и больничку через пару дней спустя. Ибо надо.

В тот день проводили полноценную штурманскую тренировку. Из пилотов были товарищ Вишняков и новичок (курсант) Наталья Хедлунд. Из штурманского состава — Денис Воронцов (наконец-то!), Элина Почуева, Лиза Шведова и я. Ну м Михайло Васильевич — ассистентом/наблюдателем.

Общеизвестно, что быть штурманом слепых гонок означает уметь ездить вслепую и вообще, практиковаться в езде с перекрытой картинкой.

Иначе не будет понимания того, как оно — ездить в отсутствии визуальных данных, и, соответственно, понимания того, как оно — быть грамотным, полезным штурманом, а не просто пятном звука впереди.

Слева направо: Михайло Васильевич, Лиза Шведова (штурман-новичок), Борис Вишняков (первый пилот), Наталья Хедлунд (курсант), Элина Почуева (штурман), и молодой человек (имя выясним и впишем, вопрос небольшого времени).

Пользуясь случаем, передаю низкий поклон доблестному составу картинг-трека загородного клуба «Солярис». Карты теперь заводятся с полтычка, едут быстро, рулятся отлично, а за «двушку» отдельное спасибо: соскочившая от прошлого удара цепь натянута и всё работает как надо.

Слева направо: Элина Почуева и Константин Григораш (старший на треке).

После тестового заезда на картах стало ясно: не смотря на некоторую стукнутость об сосну, пилотная «двушка» на ходу и в полном порядке. В тот день нам повезло: прокат был в минимальном количестве по случаю погоды. Погодка была странной: то солнце, то снег, то какое-то подобие дождя. В тени адски холодно, на солнце — ощутимо пригревает. Кое-где на трассе осталась вода, немного снега и совсем чуть-чуть льда. Но возможности совершить полёт на карте уже не осталось, теперь можно только либо в сугроб, либо в покрышки, либо в бетонное ограждение.

Спуск опасен по-прежнему, на очень важном повороте сразу после него — некоторое количество воды, есть где поскользнуться и поцеловать бетон. Учитывая это, мне предстояло, наконец, пройти трек вслепую. Моим штурманом была Лина. Когда картинка перекрывается, всё становится ясно: с Линой ездить безопасно и комфортно, хоть и страшновато — но это стандартная реакция зрячего человека на отсутствие визуальных данных.

По моим ощущениям, музыка из побитого и оплавленного выхлопом и временем динамика с регуляторами — широкая. Мало того что широкая, так она ещё и отражается от стен в тоннелях,коих на треке три: два на старте, один — перед заходом на бетонную дугу на возвышении, где постоянный левый поворот. А вот голос Лины — узкий. И на него удобнее всего наводится при слепой езде. Техника очень простая: мало того что я постоянно получаю чёткие координаты углов поворотов и слышу их, поскольку голос у Лины высокий, так ещё и между этими координатами получаю чёткие голосовые сигналы для того, чтобы просто не терять штурманскую машину из поля внимания.

Самый трындец — это вслепую проходить тоннели. Они — бетонные. Подсознательно и сознательно ожидаешь подвоха. Там отражается звук. Он скачет, куда наводится — непонятно. Ощущение стен и потолка. Невизуальное. Ко всему этому прибавляются неровности трассы на самом треке — иногда выбоины в асфальте воспринимаются как столкновение с чем-то или кем-то. Но именно эти неровности позволяют понимать, на каком именно участке трассы я нахожусь, плюс ощущение ветра: на возвышенности слегка задувает, в низинах более-менее спокойно.

И, что примечательно, попеременно: то прохладно, то греет. Можно просто отследить всю трассу по разным ощущениям и примерно понимать, в какой конкретно точке трека я нахожусь. Когда едем в горку — это чувствуется, равно как и с горки. Трек — трёхмерный, поэтому, при всей своей опасности, он очень внятный и хорошо читается всем остальным — помимо глаз.

C открытыми глазами на такие вещи просто и тупо не обращаешь внимания. Там этого не надо. Там это неважно — ведь есть же визуальный ряд.

Не знаю, как у остальных штурманов, но всего звуковых координат слышится три: звук двигателя Шаланды (без газа слабая координата), музыка с бортовой звуковой системы (гораздо лучше) и голос штурмана (вообще отлично). Когда я еду вслепую, то «навожусь» на самый тонкий и очевидный звук: голос Лины, стараясь располагать источник звука по центру восприятия. Первый тестовый круг мы прошли вместе почти без проблем, только после спуска я ткнулся в покрышки — и то, некритично. Два остальных круга я прошёл с отсечкой по времени: 2:52 и 3:08. Положение ноги на дросселе чуть менее 1/3 хода привода.

Результат Дениса Воронцова куда как лучше: 2:34, 2:27: он ехал на полноценной 1/3 «тапки».

По засечке товарища Вишнякова, оптимальный результат круга был 1:23, 1:27. Это, на самом деле, уже немного. При хорошем разгоне это 1:17, или вообще — околоминутный хронометраж.

Наташа в очередной раз не выкатилась на трек. Но Борис Юрич организовал даме вывешенный карт и практикум газа, рулёжки и торможения на действующем карте, просто в стоячем положении. Важно чувствовать вращение колёс на цепном приводе, ход руля и торможение: всё это курсант получает в виде тактильных ощущений. Пройдя таким образом практикум, курсанта можно запускать на трек.

Слева направо: Наталья Хендлунд (в карте на деревянных упорах, двигатель включён, максимальное сосредоточение), Борис Вишняков (объясняет основы управления картом). На фоне асфальта, красно-белых покрышек и сосен.

Выкатилась и Лиза Шведова. Без отсечки по времени, конечно. Первый раз вслепую. Пока дико страшно, но оно и естественно. Тут ровно то же, что и с высотой в промальпе: пока несколько раз не спустишться с высоты — будешь бояться. Будем надеяться, что через недельку трек ещё чуть более подсохнет и будет теплее. И прокат будет не очень плотный. И Лилия, наконец, выздоровеет и будет вообще очень весело.

P.S. При тестовых заездах на предмет исправной работы спортивных снарядов ни одной сосны не пострадало ;-).

Объявление. Группе «Костры» и присутствовавшим на концерте 27.02.2021.

Доброе время, товарищи. Минуточку внимания.

Люди, создававшие концерт и люди, которые там присутствовали. Во-первых, спасибо, что пришли и сделали всё это. Мне было искренне интересно работать в том пространстве, хоть освещение площадки для танцев было совсем не очень. Знаете, есть съёмка тягомотная и откровенно тягомотные мероприятия. А есть — огонь.

Вот вы все там и были — огонь.

Красивая и вкусная картинка — будет. На это мне понадобится два или три дня. Вы её увидите либо тут, на сайте, либо на всех моих соцсетях.

Если что, все способы связи у меня здесь. И самый верный из них — воцапп.

Ещё раз спасибо всем за подгон. Да, иногда таким подгоном может быть просто возможность поработать фотографом фотографий фотаппаратом ;-).

БортжурналЪ в «Живом Журнале». Как бы прощальная запись.

Итак, с грустью сообщаю, что более не считаю «Живой Журнал» своим основным ресурсом для ведения бортовых записей. Возможно, это происходит только у меня, но конкретно в моём случае в ЖЖ практически не осталось живых людей. Теперь большая часть моей ленты в Бортжурнале, за редким исключением — спамеры, мелькают какие-то промозаписи каких-то пустоголовых обезьян от политики — в самом фиговом исполнении.

Надоело.

Основная «жизнь» переместилась, во-первых, на мой сайт — как на средоточие творческих изысков, во-вторых, на его ветвления: втентаклик, пейсбук и в скором времени, как подружу мой комп и этот ихний стограмм — в стограмм. Ибо что пейсбук, что стограмм обладают чудовищной — по сравнению с ЖЖ — отдачей и, что немаловажно, там водится платёжеспособная целевая аудитория.

Однако, зная, что в жизни может произойти всякое, что само бытие не гарантирует отсутствия разных ебучих случаев — как это произошло со мной в 2017-м году, когда вплоть до 20-го года сайта в сети попросту не было, а та копия, которую я получил, была выдана с сервера, на котором произошёл сбой. Я время от времени буду копировать сюда статьи и, естественно, отчёты по путешествиям. В случае, если сайт или какая-то из соцсеточек накроются мохнаткой, здесь будут копии статей и отчётов из поездок.

Впрочем, это не будет помехой в общении с теми, кто не приемлет мир одноклеточных соцсетей. Я знаю, что тут по-прежнему обитают несколько неглупых людей.

Так что, если тут ещё остались люди, которым мои мысли понятны и которые привыкли ко мне как к постоянному автору и товарищу из реальной жизни, что-то выдающему, и иногда даже выдающему неплохо — вся связь со мной здесь.

И ещё. Скорее всего, я «перекомпилирую» политику «френдования» под втентакль и пейсбук. Но все признаки дружественных мне людей, из которых я формирую свой круг общения, и признаки людей, которых я в круг общения пускать, в принципе, не собираюсь, остаётся неизменным.

Внимание! В тему пробега. Корректировка.

Доброго времени суток, уважаемые читатели. Внимание!

Важная информация по поводу предстоящего пробега, ранее названным «Питер-Москва». Чуть позже будет смонтировано и озвучено соответствующее видео.

Итак.

В связи с событиями во всём мире по поводу вируса, во избежание недоразумений с законом (а уголовный и административный кодексы внедорожная часть команды «Слепые гонки» чтит), было принято решение о корректировке маршрута. Вместо пробега по маршруту Санкт-Петербург-Москва, мы собираемся пройти чуть более 400 километров в Ленинградской области. Так как вполне может быть, что на границах между областями могут выставить патрули, а нашу колонну задержать в момент переезда какой-нибудь дороги общего пользования и выписать штрафы всем участникам. Команде такие проблемы, разумеется не нужны.

Благодарю за понимание.

Некоторые перемены на сайте. Грядущие и неизбежные.


Доброго времени суток, мой уважаемый читатель и зритель.

Не так давно мне сделали предложение, отказываться от которого глупо. Детально рассказывать об этом не имеет смысла, но для того, чтобы выйти на определённый уровень бытия, мне предстоит совершить ряд вполне конкретных шагов. Чем, собственно, я и занят последние две-три недели, время от времени прерываясь на работу и некоторые очень важные дела.

Итак.

С января прошлого года это место позиционировалось как сайт памяти Алисы Исаевой. Соответственно, весь контент сайта строился вокруг книги «Ангел и фляга»: буквально каждый раздел, начиная с «Главной», так или иначе содержал отсылки к книге, либо к материалу, который с этой книгой связан. Постепенно, шаг за шагом, я от этой системы привязки к одному произведению стал отходить, поскольку, как минимум, жизнь не стоит на месте.

Очень скоро эта скромная страничка превратится в сайт оператора, монтажёра, графомана со стажем и фотографа-репортажника. На первые позиции встанет не только и не столько мой роман. Определяющую роль будет играть мой синематограф, светопись и графомания. После логичных изменений расположения контента и у странички изменится доменное имя.

Начиная с этого дня, некоторые вещи здесь могут не оказаться на своих привычных местах. Обнаружив это, не удивляйтесь. Хочу отметить, что все данные, загруженные сюда, останутся здесь: просто они слегка поменяют своё положение.

Удачи нам всем.

Фото с выставки фестиваля «Нить Ариадны».

Продолжая тему.

На саму выставку, я, к моему большому сожалению, не попал. Хотя вырваться действительно было очень большое желание. Шутка ли, показывали работы моего давнего товарища — это сопоставимо с сеансом в кино, где картину сняли друзья.

Такое случается раз в несколько лет.

В целом, речь не о том. Наш человек прислал мне фото и позволил их разместить на моих ресурсах — до тех пор, пока не сделает самому себе страничку с фотографиями, рассказами и много чем ещё, на что способен и что реально умеет делать. В то время как в нашем замечательном обществе считается, что человек с психиатрическим диагнозом — где-то даже не вполне и человек. Я говорю о средней температуре по больнице, конечно же.

Мой товарищ очень сильно просил не называть его реального имени. В соответствии с его пожеланием я убрал его имя отовсюду, где оно было, оставив его старый никнейм. Человек опасается, что когда он начнёт искать официальную работу, работодатель начнёт шерстить его по имени в сети, обнаружит, что у человека были определённые проблемы — и, что пока ещё в нашем обществе естественно, никакой официальной работы ему не даст. Даже будь он семи пядей во лбу.

Работодатель — он такой. Пугливый. А может, и не пугливый. Просто относится к людям как к расходному материалу. И человек с нестабильной даже в прошлом психикой — это, оказывается, плохой, негодный расходник.

Лично я просто уверен, что не за горами время, когда мой друг будет зарабатывать тем, что умеет делать действительно очень хорошо. Причём, для этого ему даже не придётся писать резюме, к кому-то там ходить, волноваться на тему «а что подумает работодатель». Лично я считаю, что лучшие работодатели для самих себя — это мы сами.

Как бы там ни было.

Четыре его выставочных работы я уже разместил в соответствующем альбоме «Таверны». Это можно увидеть здесь. Это «Дикая природа в городе» (она же на картинке), «Жадность», «За учёбой» и «Нить времени». Не скажу, что я большой специалист по части фото, более того, я не специалист вообще. Но по факту, человек видит детали, наблюдателен, и его объектив запоминает то, мимо чего в обычной жизни обычные люди проходят мимо — не замечая.

На деле работ у человека гораздо больше. Их можно скачать из архива в сети по прямой ссылке там же, у меня в сообществе, а можно посмотреть в альбоме.

Это, по крайней мере — достойно.

Кто со мною в Кащенко?

Итак, уважаемые читатели, сопалатники и обитатели соцсетей. Рад вам сообщить вот что.

У одного моего друга, который из числа наших, 23-го числа по адресу Загородное Шоссе, д 2 (ПКБ №1 им. Алексеева, в народе имени Петра Петровича Кащенко), в рамках фестиваля «Нить Ариадны» — это специфический фест людей, скажем так, с некоторыми особенностями психики — проходит выставка фоторабот.

Официально — здесь.

От себя Дмитрий Андреев говорит вот что, цитирую дословно:

«Вообще он (фестиваль) в том числе задумывался, помимо реабилитации через творчество, как борьба со стигмой, предвзятом отношении в обществе. Среди подобных людей достаточно много людей талантливых, или обычных, но уж никак при этом как в СМИ чаще всего появляются упоминания только в случае каких пиздецов, прости за мой французский, скорее первое что подобное( в СМИ) вызывает — страх и недоверие и со стороны условно здорового общества и со стороны людей с недугом, когда подчас устаешь доказывать что не маньяк с топором и не верблюд, а мог бы дай такую возможность, быть квалифицированным специалистом, правда в силу болезни в той области которая самому интересна, такова уж часть проблемы, Маресьева из нас мало у кого получится повторить, страдает сила воли в том числе».

От себя могу добавить: то, что вы официально психически здоровы — не ваша заслуга, а чья-то недоработка :).

До кучи кинуто на форум «Палаты № 6». Дана сводка в БортжурналЪ и, разумеется, Таверну.

Буду рад видеть.

Оперативная работа. Что это такое — в общем, целом и коротко. 18 +.

Продолжая тему.

-= Вводная =-

В связи с небольшим наплывом посещений на эту скромную страничку и слегка увеличившийся перепиской по электронной почте решил написать эту статью. Мысль большинства спрашивающих всякое можно сформулировать примерно в три вопроса:

1. Что же произошло на самом деле?
2. Молодой человек совсем же ни в чём не виноватый — таки за шо?
3. Как происходит сам процесс, следствием которого является задержание?

Начну с третьего, поскольку по количеству информации он самый объёмный. Я понимаю, что у огромного количества людей, как торчащих в сети, так и вне её, вместо адекватного представления о работе Органов Внутренних Дел (далее ОВД), Уголовного Розыска (далее УгРо) и Следственного Комитета (далее СК) какая-то непонятная каша на основе низкопробных сериалов.

Так, например, многие думают, что граждан, чего-то набедокуривших, куда-то там «забирают просто так». Что есть такие злые и страшные менты, которых хлебом не корми — дай кого-нибудь схватить. Как вариант. Некоторые думают, что «это всё» происходит «по указке сверху».

В попытке разложить странные фантазии людей, которые пока, мягко говоря, плавают в данном вопросе, на ряд понятных и доступных мыслей, я и решил написать данную кучку кириллических символов.

В принципе, ровно то же можно вычитать в законе о полиции, в законе об ОРД (оперативно-розыскной деятельности), как минимум. Но законы написаны сухим железобетонным языком, его читать не особенно интересно: это же не «аткрытка» с умной фразой, которой можно проникнуться и поставить этот ваш «лайк». Это не ролик с котейкой. Не картинка с голой бабой.

Это — закон.

Закон пишется исключительно на канцелярите, самом отвратительном из всех ветвей русского языка.

Вдумчиво читают это лингвистическое недоразумение в трёх случаях: если беда, или кровь из носу нужно по работе. Либо вообще по ОРД или УК РФ — экзамен. Как и в случае с ПДД, например — читается множество раз, запоминается, сдаётся — и привет.

Поэтому, по мере возможностей и сил, постараюсь объяснить суть работы, не вскрывая деталей: извините, но я разумный человек, иметь неприятных разговоров с прокуратурой или вообще поехать в места не столь отдалённые мне ну совершенно не хочется. Да и потом, давать лишние данные злодеям — зачем? Я конечно, идиот, но не настолько.

— 1 —

Всё начинается с нарушения закона.

Неважно, где: на улице ли, в помещении, в сети. В случае именно с сетью процесс выглядит так.

Есть такая работа: оперуполномоченный какого-либо отдела. Последних в ОВД существует великое множество, и каждый специализируется на определённых статьях Уголовного Кодекса (далее УК). Сеть многогранна, уже давным-давно закончились времена, когда интернет был достоянием сугубо состоятельных парней и девчонок. Эта зараза стала общедоступной. А с появлением социальных сетей — которые, к слову, превратились в гиганские базы данных — работа оперов, с одной стороны, значительно усложнилась. А с другой — значительно упростилась.

Задача опера — иметь хорошую раскрываемость и материалы в работе. У каждого опера должно быть вполне определённое количество работы в сейфе. Количество дел на руках и их успешность, которая проявляется в количестве направленных дел в суд (и, что немаловажно, принятых) пока и есть показатель работы сыщика. На специфическом жаргоне это называется «палка».

К слову, о жаргоне — вот тут есть слова, а здесь — выражения.

И если раньше, скажем, лет двадцать-тридцать назад, сыщику приходилось «топтать землю» в поиске материала, в основном, работать с населением и заявлениями от них, выделяя из заявлений те события, которые совершенно точно указывают на наличие «палки» — то есть, явное нарушение закона по какой-либо статье УК, то теперь к этому добавился нехилый такой костыль. Это сеть. Текст, фото, видео и аудио материалы.

Образно говоря, новое поколение сыщиков вполне себе может и действительно «топчет сеть», специально высматривая в ней материалы, содержащие статьи Уголовного Кодекса.

Здесь нужно понимать одно, это очень важно. Операм нужен рабочий материал. Им нужны раскрытые преступления. Сыщики тщательно изучают поверхность сети. И не только поверхность. Каждый божий день. Их очень много: и сыщиков, и отделов, и материала.

Что касается, собственно, сути. Сыщик должен убедиться в том, что игра стоит свеч. Что в обнаруженном материале есть статья — что это реальное нарушение, а не чьи-то фантазии. Для этого создаётся проверочный материал: пишется рапорт, где коротко и ясно описывается тот или иной случай. Его оценивают, как минимум, начальник отдела и начальник оперчасти. В рамках проверочного материала проводятся оперативно-розыскные мероприятия (далее — ОРМ).

На проверку отводится десять дней. Если человек не справляется в десять дней, он, образно говоря, получает по башке. Если справляется, и начальство видит, что в материале совершенно точно спрятана хорошая, уверенная «палка» — первоначальный проверочный материал перерастает в дело проверки: это промежуточный этап между проверочным материалом и реальным уголовным делом.

Здесь под «делом» понимается накопительная папка, куда подшиваются документы: запросы, справки, рапорта, протоколы осмотров, CD или DVD-носители, письма и многое другое из этой же серии.

Максимальное время «жизни» дела проверки — полгода.

Если проверка затянулась, сыщик либо получает по голове, причём достаточно серьёзно и сурово, либо ухитряется его продлить. При условии, что в деле есть хорошая, уверенная палка, проверочное дело плавно перерастает в уголовное. По завершению всех операций пишется что-то вроде рапорта, и дело уходит к следователю, который ответственнен за территорию, на которой преступление совершилось.

В случае с интернетом территория определяется местом проживания фигуранта уголовного дела. На этом задача опера кончается. И сразу же возникает другая.

— 2 —

Следователь, он же следак — ни разу не персонаж из сериала. По улицам следак не ходит. Землю не топчет. По подвалам не шастает. Может время от времени выезжать в составе опергруппы на какое-то происшествие: убийство, самоубийство, серьёзная драка с телесными повреждениями.

Но как правило, следак живёт в кабинете и работает с документами, либо торчит в прокуратуре, либо в суде. Его задача — критически посмотреть, во-первых, на оформление документов. Внимательно посмотреть, нет ли ошибок, характерных для молодняка из числа сыщиков. Во-вторых, его задача — понять, чего ещё не хватает из оперативно-розыскных задач, чтобы дело, которое он направит в суд по свою ответственность и под ответственность опера (а также его начальства), заодно — не стало причиной его увольнения за нарушения. И стремительным вылетом на гражданку, где ни бывшего опера, ни бывшего следака никто особенно-то и не ждёт.

Но не будем о грустном. Дело изучено. Выводы сделаны. И если «всё хорошо» — а так бывает, в основном, у опытных сыщиков — дело направляется в прокуратуру и в суд. Там, опять-таки, оно пристально изучается, и если «всё хорошо», на деле ставятся разрешительные визы. Это значит: дело прошло проверку. Нарушений закона нет.

И тогда уже в бой вступает судья.

Судья выносит решение, какое именно наказание отмерить фигуранту уголовного дела. Это очень сложная и достаточно опасная профессия, потому что решать чьи-то судьбы всегда тяжело. Кто бы что ни говорил и не фантазировал на эут тему. Ошибок судье никто не прощает, и, не смотря на видимость какого-то благополучия, судья каждый божий день ходит под топором проверок, чреватых и увольнением, и судом, и задержанием, и всеми видами наказаний, предусмотренных административным и уголовными кодексами. Ошибиться очень легко: достаточно пропустить безграмотно оформленный документ ОРМ.

Поэтому судья строг, циничен, изо всех сил старается быть непредвзятым — и более того, как правило, у таких людей прекрасно работает память. Иначе жопа. Судьба накосячившего судьи страшна и неприглядна.

Вот пример, как может получиться, если не думать головой и всего раз пойти на поводу у своих эмоций. Вместо разума.

Пишется это, кстати, не для того, чтобы кого-то там разжалобить. Я только хочу подчеркнуть: в этой области происходят судьбоносные решения. И ответственность за эти решения и эту работу — нехилая. Гораздо выше, чем у менеджеров среднего, нижнего и высшего звена. Офисному планктону такое и не снилось.

Там нет такого — «взбрело в голову», «Путин приказал» и потому — «схватили ни за что». Там нету такого — «ничего не делал» и «просто так».

— 3 —

Собственно, к чему я это всё написал? Да всё очень просто. Пять дней назад одного молодого человека из славного города Солнечногорска, как говорят у нас, оперов (путь и бывших) — маненечко въебали. То тут, то там раздаются голоса в его поддержку. То тут, то там звучит до боли знакомая песня: Рафик неуиноуатый, уапше, соусем неуиноуатый. Например, такое я лично наблюдаю в моей «Таверне»:

Или вот такое, например. Это вообще ярчайший пример того, насколько всё плохо у граждан с пониманием реалий жизни:

У нас, конечно же, демократия и толерантность в обществе.

И каждый имеет полную свободу высказываний. Но лично я придерживаюсь очень простой мысли. Прежде, чем рассуждать о предмете — а в данном случае предметом обсуждения является процесс въёбывания гражданина славного Солнечногорска — надо в предмете детально разобраться. Это как минимум. А как максимум, надо, что называется, «следить за базаром». Думать над тем, что произносится незнакомым людям, как в реальной жизни, так и в сети.

Это называется «ответственность». Которая, как оружейная смазка, шомпол и ветошь — необходимы для исправной работы огнестрельного оружия.

Или, как цвета MC-клуба, полученные новичком, подразумевают беспрекословное соблюдение устава клуба.

Так, например, если у вас хватает духу называть пятнадцать усопших подростков «выпилившимися» и «даунами» — будьте готовы к тому, что один из родственников этих подростков заморочится, найдёт вас и немножко сломает челюсть в трёх местах, параллельно лишив половины зубов. Родственники умерших — могут навалять за здорово живёшь. Или вообще пристрелить. Или в подворотне — заточкой в печень. Голь на выдумки хитра. Но это так, к слову.

Я всё-таки сильно надеюсь, что все будут живы и здоровы. Но гарантий, сами понимаете, никаких нет.

Во-первых, даже здесь, в электронном СМИ есть развёрнутое интервью фигуранта. Как говорится, имеющий уши да услышит, имеющий глаза — увидит, имеющий мозг — умножит два на два.

Во-вторых, если это ещё кому-то до сих пор это непонятно, перед тем, как вытащить человека из постели — к этой операции долго готовились. Отправляли его высказывания в сети на психолого-лингвистическое исследование в ГУП ЦИАТ, например — есть такое заведение в славном граде Москва, где люди профессионально занимаются анализом текстов, графических символов, видео, анимации. Образно говоря, гром грянул аж в мае месяце.

А есть ещё такие вещи как опросы потерпевших. Свидетелей. Друзей. Знакомых. Соседей. Есть полная отработка связей фигуранта уголовного дела. Протоколы осмотра мест происшествий. Выемка данных с электронных носителей и тщательный их анализ. На законных основаниях, ибо уголовное дело по статьям, где задета человеческая жизнь и здоровье — позволяют это делать. И было бы удивительно, если бы не позволяло.

Чтобы точно.
Чтобы чётко.
Чтоб ясно.

Чтобы стало понято, с кем и чем люди, призванные обществом защищать и чистить оное от разного рода пиздОты — действительно имеют дело со смрадным гадом.

Чтобы не было как из пушки по воробьям.

В данный момент времени на дворе конец ноября, снег уже лежит, скоро 2017 год. Если округлить, то семь месяцев прошло: от истеричной репортажки «НТВ» до реального задержания. Оно пока было одно. И в десяти регионах нашей необъятной страны ещё идёт работа.

В десяти, блядь, регионах. Это вам не на котеек в интернетах лайкать. Это серьёзно.

И если до сих пор непонятно, в чём дело, так я объясню: просто так, с левой пятки, такие вещи не происходят. То, что вы видите в СМИ, особенно по телевизору (если его кто-то вообще смотрит), на порталах крупнейших информационных гигантов типа ОРТ — всего лишь верхушка айсберга. Остальной массив льда под водой.

И детали операции тоже будут под водой, и будут под водой — до тех пор, пока не будет суда.

Видите ли, дорогие читатели. Лично я, с одной стороны, не испытываю тёплых чувств по отношению к данному пассажиру — что есть, того не отнять. Люди, страдающие хернёй, никогда не вызывали у меня ни уважения, ни поддержки, ни одобрения. Люди, специально выковыривающие со страниц втентаклика подростков с подвижной психикой, и кладущие их жизни на алтарь своего тщеславия, организуя неадекватные движухи — тем более. Мне известен тип людей, которые так действуют: путём уничтожения временно беспомощных и слабых. Решая свои шкурные задачи.

Это нацисты. А с нацистами лично у меня разговор очень короткий. Богатейшая история Великой Отечественной показывает, что на территории России у нацистов пути ровно два: либо тюрьма, либо смерть. Современная история же показывает, что точно такой же путь и у неонацистов.

Так что думайте головой, когда что-то произносите и что-то делаете, уважаемые читатели. И читатели не очень уважаемые тоже. Слово — не воробей, вылетит — не поймаешь. Ровно то же самое и с действиями: семь раз отмерь, один — отрежь.

Штаны вещь такая, интимная. Однажды в них можно попросту не успеть впрыгнуть.

«Группы смерти». Первое задержание.

Продолжая тему.

Начну издалека.

Пятнадцатого числа этого месяца с удивлением обнаружил дикий скачок статистики посещения моей странички: примерно в пять раз больше, чем обычно. Та же статистика показала место, откуда шёл поток: новость с «Ленты». При том, что прямой ссылки на мой ресурс в статье не указывали.

Люди пришли ко мне с поисковых запросов.

Как уже писал раньше, меня привлекла очередная истерия вокруг так называемых «групп смерти» в самом начале лета. Поскольку до боли, до скрежета зубовного, практически один в один напомнила мне историю уже лохматого 2004 года. Совпадений очень много: более десятка трупов в качестве результата, наличие сообщества, и не одного, наличие руководства. И не одного. В «подростков, самостоятельно собравших атомную бомбу и слегка переборщивших с плутонием» я, в силу вполне определённых причин, не поверил. И оказался прав.

Единственное отличие в том, что у этой, свежей истории, гораздо меньшая протяжённость во времени.

Я сложил одно с другим и понял: надо копать. И начал работать, в течение нескольких часов выйдя на первоисточник. Основных вопросов стояло всего
два:

1. Кто конкретно организатор, хотя бы внешний?
2. В чём суть этого цирка на конной тяге?

Ответив на эти два вопроса, можно смело распутывать эту бороду до последнего волоса.

Войдя в контакт с главным, торчащим извне, нежно-ласково пообщался. В результате беседы получил, помимо прочих, такие вот интересные данные:

И такие вот:

И это лишь меньшая часть того, что я смог накопать самостоятельно. Скажем так: верхушка айсберга. Глядя на эти буквы, поначалу даже толком не понимая, кто передо мной и что передо мной, я предположил два варианта — либо мой собеседник конкретный псих с очередной теорией заговоров в башке, перешедшей в сверхидею и кусок выдуманной реальности, либо одно из двух.

Надо было проверить. Связался со старыми знакомыми. Те до кучи накидали ещё данных. И параллельно обзавёлся другими знакомыми. Из числа потерпевших. И задолго до меня взявшихся распутывать это. Самостоятельно. Всё сходилось. Один к одному.

В результате пятнадцатого числа человек, возомнивший себя главным обладателем малиновых штанов, был немножечко задержан. Надолго ли — пока неизвестно. Расколется ли от затылка до задницы — тоже пока неизвестно. Что именно покажет осмотр всех его носителей, включая восстановленные данные с дисков — тоже пока неизвестно.

Но работа идёт, как минимум, в нескольких регионах нашей необъятной. И то, что попали завязанные на него мелкие и крупные упыри — это сто процентов.

Во время недолгого общения с этим существом я понял следующее: как здравый человек он полный Буратино. Потому что стал раскалываться сразу же, подымая срок с пола, с одной стороны. С другой, отдельные ответы наводили на мысль, что нечто такое он читал, и читал серьёзно, запоминая и переводя материал на уровень действия. То ли специфические инструкции, данные взрослыми и серьёзными гражданами, которые пока на свободе, то ли специфические книжки, которыми, опять-таки, его снабдили те же взрослые и серьёзные граждане. Для чего-то.

Время покажет, зачем точно и кто конкретно.

Параллельно я думал, что при сущестующем раскладе дел поколение малолетних ушлёпков вьюношей и девушек со взором горящим, страждущих, как водится, нормальной движухи — пока остаётся неприкрытым. В принципе, на этот каркас можно натянуть всё, что угодно: молодёжный суицид, околофутбол, национал-патриотические движухи — как вариант. И если программирование на смерть, предположительно, оправдало себя в виде — по мнению той же «Ленты», конечно же — пятнадцати мёртвых тел — следовательно, программирование на что-то менее опасное себя оправдает обязательно. Я понял это как эксперимент, обкатку технологий массового подчинения.

Я думал, что с этим делать. Потому что целевая аудитория для всего этого до сих пор есть, надо просто придти, кинуть жирный кусок мяса с засаженным туда крюком — и его радостно проглотят. И будут радостно скакать ровно тогда, когда кукловод решит дёрнуть за трос, торчащий в заднице и в голове. И единственная мысль, которая думалась и в 2005-м, и в 2008-м, и в 2012-м, и сейчас, оказалась простой и банальной до невозможности.

Есть только одна гарантия не попасть под эту раздачу. Головной мозг, который принимает решения и отличает нормальных людей от ненормальных, нормальные движухи и движухи идиотские, не говоря уже о смертельно опасных.

Залог наличия такого головного мозга это, в первую очередь, мамы и папы, которые у своих детей в авторитете. Во вторую очередь, это школа, которая даёт нормальную программу бытия, понимание истории своей страны и понимание того, в каком мире живёт страна сейчас. И в последнюю по счёту, но не по важности очередь — это занятия вне школы и дома. Умному, думающему, пусть и не очень взрослому человеку навязать какую-то сомнительную хрень достаточно трудно. Это малолетний ушлёпок без элементарных знаний в голове радостно схавает всё, что ему дадут в качестве пищи для ума. Последних, к сожалению, много. Даже слишком много. Сидят по контактикам и радостно лайкают картиночки. Часто — не слишком весёлые. Таких откровенно жаль.

Можно, конечно, заламывать в истерике руки, искать виноватых и кивать в сторону государства: мол, отстранились от воспитания детей, негодяи, обложились взятками аки кирпичами, понастроили себе трёхэтажных вилл, понапокупали собственности за народные деньги. Но проблему это не решит, даже если это на сто процентов так. Пацаны и девчонки остаются пока неприкрытими от угроз извне. В целом, получается старый дедовский способ: хочешь сделать что-то хорошее, делай это сам. Спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

Первоочередную задачу для себя самого вижу крайне простую: не быть идиотом самому.

Первый, как говорится, пошёл. На очереди остальные и, разумеется, кукловод.

Пусть пока полежит здесь.

Продолжая тему.

Собственно, вот и результат работы коллег. Цитирую:

Задержанным в Подмосковье администратором «групп смерти» оказался уроженец Солнечногорска, известный под прозвищем Филипп Лис. Именно он является создателем сообществ f57. Об этом «Ленте.ру» рассказал источник в силовых структурах, знакомый с ходом операции.

Задержание явилось итогом совместной операции СКР, ФСБ и МВД.

«Филипп Лис был задержан прямо в кровати. Его взяли без штанов, в буквальном смысле», — уточнил источник.

Источник: https://lenta.ru/news/2016/11/15/fox_news/

Чуть позже я дам развёрнутый материал конкретно по этой ситуации.