Рязань. Июнь 2013 года. Часть шестая. Конец ближнебоя.

Завершая тему

— 1 —


«В общем, всё нормально. Правда, толком там побывать не успел: по времени ужал Серёгин отец. В общем, все те, кто уцелел, живы, все здоровы. Волна времени изменила их внешне, но оставила на месте. Наш дом зарос, сорная трава в человеческий рост, у дома провалены полы и крыша. Фотоматериалов сделать не успел, к сожалению. Или к счастью. Но в общем, жизнь продолжается, и это замечательно. Съездил на Центральную Усадьбу у к Щавелёвым, родне по линии деда Сергея. Думал застать Серёгу, дальнего брата моего. Но не застал. Знаю, что живёт он в Москве. Работает то ли конструктором, то ли чертёжником. Меняет пятую тачку. Но не в этом, собственно, дело. Я взял его мобильник, и стопудово позвоню. Чую, должны вместе держаться. Затем и приехал.

Его отец. Он был мотоциклистом. Семнадцать лет назад — как раз тогда, когда я покинул эти места — он попал в аварию. Ничего не помнит, во всяком случае, так говорит. Даже модель аппарата, на котором перемещался. Жена его говорила, что первый год он вообще ничего не узнавал. С трудом вспомнил моего отца. Если вообще — вспомнил. Не работает левая нога: не сгибается.

Короче. Двухколёсные системы с двигателем внутреннего сгорания в нашей семье — это то, что у нас в крови. Не у всей, конечно. Но по всей моей родне гуляет этот бешеный ген. Теперь я понял, почему меня к ним так тянет. Это генетически неизлечимая хрень. В принципе, это даже хорошо, если задуматься. Потому что моего деда по линии матери тянуло к самолётам. В Великую Отечественную он работал на аэродроме, кем — уж бог его знает. Родные говорили, что техником, что обслуживал тяжёлые бомбардировщики».

Из бумажного бортжурнала, который у меня теперь вместо уничтоженного в боях электронного.

— 2 —

За день до.

Задний обзор мы более-менее восстановили, хотя он и стал хуже, чем раньше. Левое зеркало закрепили на велосипедном кронштейне. Неподвижное правое заставили передавать изображение, когда слегка подняли руль вперёд. Как выяснилось, прежний хозяин присадил оное на поксипол. У самого основания. Поскольку правое гнездо под зеркало при падении до меня было наполовину уничтожено. Бедный прежний хозяин: ему предстоит разборка с Большим Дорожным Богом. А тот очень не любит, когда покупателей так наёбывают.

Задний пластик туго-натуго замотали серым армированным скотчем. Как и фару со слегка, видимо, погнутым от удара левым ухом крепления. Уцелевшие остатки приборной панели — серую планку со вплне целыми светодиодными лампочками — я, опять-таки, закрепил этим же скотчем таким образом, чтобы они были перед глазами, и я всегда мог видеть, когда у меня «нейтралка» и прочие прелести жизни. Роль спидометра я отвёл гыпысы-навигатору. Роль тахометра — своему собственному мозгу, ушам и заднице.

По виду машина получилась очень боевая. Я бы даже сказал, радикальная.

Естественно, сюрпризы не заставили себя ждать. Главный оказался таким.

Двигатель на оборотах выше средних (более пяти тысяч) стал звучать совершенно по-другому, и мне это категорически не понравилось. Если раньше при откручивании гашетки в пол и подходе стрелки тахометра к «красной зоне» Четырёхсотый, как и положено, издавал рёв, переходящий в визг, после падения он начал надрывно урчать. По ощущениям, на скоростях близкой к сотне и чуть-чуть за неё, машина стала гораздо плавнее разгоняться. На езду как таковую это не влияло, старичок по-прежнему справлялся со своей задачей и в общем, был на ходу. Но насиловать машину — это не мой стиль, и какой именно сюрприз там действительно скрывался, я не знал. Точно так же, как я не знал, что у него с расходом топлива после падения.

На этом мне предстояло проехать около двухсот километров. Без передних поворотников. С хрен-знает-чем внутри, что выражалось в изменившемся звуке двигателя.

Но самое паршивое, что во время одной из поездок по окрестностям я имел неосторожность открыть модуляр шлема, и разогнаться до девяноста километров в час. После того, как я доехал до нужного адреса, я с удивлением обнаружил, что очков для вождения у меня нет (я не очень хорошо вижу вдаль, очки для вождения мне необходимы как воздух). Судя по всему, их выдуло потоком воздуха, потому что я без этих очков за руль я не сажусь вообще.

Итого.

Оптики нет. Правый манипулятор работал через жопу. Аппарат прилично стукнут. На борту груз. В баке девяносто второй бензин.

Короче.

— 3 —

После того, как я приземлился на травку, устроил себе прошивку BIOS: обратно двигаться только по правому ряду, и максимум давать только сотню — и только там, где это можно. Гыпысы долго петлял меня по каким-то узким асфальтовым тропинкам в районе с какими-то мрачными номерами (район №9, район №10, район №14 — и т.п, точно не помню).

В конце концов я упёрся в железнодорожный переезд. После того, как я скурил две сигареты, решил поступить достаточно просто: вырубить мотор (с отключённым пихлом мотоцикл — это просто большой кусок железа, где хочу, там и тащу) и перевезти его по пешеходным проёмам. Жара стояла адская настолько, что всматриваться в лица уважаемых владельцев автоматических мобилей я не стал. Просто взял и перешёл, завёлся, поехал — и всё. Я перешёл, а они, бедолаги, стояли.

Рядом с будкой смотрителя переезда я засёк зелёный «Урал» с коляской.

Обратная дорога оказалась уже не была такой интересной и свежей, как тудашняя. Цель была только одна: доползти до дома целым и невредимым. Дорога была откровенно скучной. Я старательно «тошнил» за грузовыми машинами, не пытаясь кого-то обогнать. А на светофорах просто отключал двигатель, дабы экономить топливо. Собственно говоря, гыпысы-навигатор показывал мне, что та дорога, которую он мне проложил, представляет из себя прямую, без придумок и затей.

Через пятьдесят километров я вдруг понял, что у меня слипаются глаза, и мозг просит отключиться. Ибо нефиг не спать накануне. Я тут же свернул на обочину — рядом был лес, а в лесу тень и покой. Дал себе отдохнуть часа полтора или два. Ибо второй раз разложиться просто потому, что я уснул за рулём, в мои планы ну совершенно не входило.

Спокойно, неторопливо, очень аккуратно и осторожно, я дофырчал до Москвы. По дороге случилось только два интересных события: один водитель нетрадиционной ориентации, как ошпаренный петух, выскочил у меня слева, с заездом на обочину левой полосы — естественно, никак не обозначая свои манёвры поворотниками. И второе — моя вторая стоянка. В адском пекле, на асфальте, можно сказать, в помойке, но среди грузоводов-дальнобоев. Натурально, снял с себя все шкуры (косуха с жилеткой, панцирь) и отдыхал полчаса. Ибо задница и руки должны отдыхать, не говоря уже о теле, закованном в «броню». Дальнобои — народ живописный. Я просто сидел в позе лотоса и смотрел на них. Фоткать не стал, не до того было. Просто приятно смотреть на кого-то немножко похожего, вот и всё.

Город встретил меня раскалёнными дорогами и не менее раскалённым гаражом. Я сбросил с себя все шкуры и сапоги, одев благоразумно заготовленные тапочки. Единственное, чего мне хотелось — это в душ, пожрать и поспать. Все мыслительные процессы я оставил следующему дню.

Что ж. Вот так и закончился мой первый ближнебой. Он был с приключениями, как и положено. Он был офигителен и я хочу ещё. И в заключении я хотел бы поблагодарить тех замечательных парней и девчонок, без которых ни хрена бы не вышло. Или вышло, но хреново.

Ваню — за вкатку, терпение и компанию. Жаль, что так мало покатались, старик.

Нанс, в 2013 году старшего механика сервиса «Мотомассив» — за терпение и помощь. Мой мозг тогда очень долго тебя переваривал! 🙂

Виталия — за нормальную деталь по человеческой цене (я о приборной панели). Да хранит Большой Дорожный Бог твой магазин, твоего братишку и, до кучи, тебя. Очень, кстати, рекомендую всем владельцам четырёхсотых CB: http://vk.com/club400sf. И соответственно, http://400sf.ru.

И отдельным образом и за рамками ближнебоя — ЖЖ-юзера sly_555. За офигительный подгон в виде корпуса приборной панели и некоторой начинке к ней.

Перейти в раздел путешествий, чтобы почитать что-нибудь ещё :).

Рязань. Июнь 2013 года. Часть пятая. «Мотомассив». Нанс, Койот и другие добрые люди.

Продолжая тему

Как и было сказано, газелист появился минут через сорок. Ну и естественно, к погрузке обездвиженного мотоцикла массой 180 килограмм сей славный муж ни фига готов не был: высокие борта, просто так хрен затащишь. Для начала была идея сделать это посредством мышечной силы. Оная у меня-то, в принципе, есть, сто кило от пола тяну достаточно легко. А может, и больше. Но на тот момент времени моя правая рука не могла держать ничего тяжелее мобильного телефона. Долго чесали репы, пока не пришла светлая мысля: скатить «Газель» на дорожку у обочины (там был резкий спуск), и таким образом вывести на один уровень борт грузовика с асфальтом.

Сказано — сделано. Грузовод потащил машину вниз. Я, отчаянно кряхтя, медленно поволок Четырёхсотого к нему. Рука отчаянно передавала приветы. Пара рёбер с правой стороны придавали сему процессу определённое верченье на мужском детородном органе. В общем, как обычно, отчаянное веселье получалось. В процессе водружения мотоциклета выяснили, что борт транспортного корабля стабильную плоскость для закатывания ни фига не образует. Ни подката, ни домкрата.
И привет. В конце концов, мою голову посетила ещё одна светлая мысля: использовать в качестве упора мою подарочную монтировку. Её подставили под задний борт как домкрат — и Четырёхсотый, наконец, был погружен и пристёгнут.

Нанс и остальные добрые люди.

На картинке до подката изображение того самого легендарного Ижа, на котором Нанс катается в дальние ебеня зимой. На расстояния примерно 2000-2500 км. Я не буду петь дифирамбы и создавать прочий лишний шум в эфире. Но скажу точно, вот моё мнение: не у каждого мужика найдётся пара таких яиц, чтобы вдумчиво и сосредоточенно по зиме, когда мороз более двадцати градусов, на старой советской машине двигать вперёд. Под таким градусом я уже не разделяю разумную жизнь на половую принадлежность. Это, в общем и целом, такой человек. И человек этот — механик.

Я такого человека встречал лишь однажды. Было это в 1998 году, и это была компьютерная игра про мультяшных байкеров. В живой природе это был 2013 год. Я подумал: ну ни фига ж себе временной люфт!

«Она отремонтировала мне байк. Бесплатно. Совсем».

После некоторых копаний мы выяснили, что, помимо некоторых механических повреждений, у Четырёхсотого случился когнитивный диссонанс с предохранителями. Вследствие отрыва и перемешивания проводки, с мгновенным приходом одного малыша-коротыша. Чуть меньше чем через час мотоцикл завёлся. Я пил пиво и наслаждался жизнью, периодически то зачищая какой-то длинный провод, то держа какую-то хреновину, то незаметно доставая камеру: долбануть пару-тройку кадров. Ибо не каждый день такое происходит.

В процессе копания с Четырёхсотым я кой-кого в объектив видеокамеры споймал, и кой-чего спросил. На самом деле, по времени это было отнесено на день или два, и то, точняком не упомню. То, что эти замечательные люди говорят, отлично характеризует и эти места, и это путешествие, и их самих. Повторюсь, мне немного жаль, что я въехал не на «бэлом коне», а на газелоиде, оплаченного, собственно, даже не из моего кармана. Тем более, я в курсе, как человек устаёт. Как временами звонят ребятушки, которые где-то разложились, и Нанс помогает чем может. И, опять-таки, устаёт.

Нанс.

Койот.

Андрей.

Человек на «Трансальпе».

Выводы пусть каждый делает сам, я свои сделал давно.

Я понял это много месяцев тому назад. Озвучиваю тут, наверное, впервые. Так нельзя. В смысле, от человека (то есть, от меня) должна быть отдача. От него должна быть польза какая-то. Потому что это неправильно — питаться за чужой счёт, отрывать кого-то от, может быть, более важных дел. В этом, кстати, и состоит разница между Москвой и «не Москвой». Если мы говорим о людях. Москва, за редким исключением, безразлична. Москва не в состоянии рассмотреть то, что делается под носом и распознать в этом нечто достойное.

Москва всегда требует, требует и требует бабла: за жильё, за еду, за воду, за чорта лысого. Москва приготовила для людей кучку гнёздышек и вкручивает их туда, аки болтики с шестерёнками — дабы крутились по одной ей, Москве, выгодной траектории. В массе своей. Вследствие этого люди задолбанные, уставшие, безразличные — и живут лишь для того, чтобы размножиться и хотя бы раз в году (это уже становится редкостью), наконец, отдохнуть. С моей точки зрения это бред. Даже за очень вкусные пряники это бред сивой кобылы, так жить нельзя.

Люди Рязани — не заморачиваются. Люди просто берут и помогают, вот и всё. Если ты попал в беду. Да и, по-моему, даже если не попал. Именно такими я и представлял то, что когда-то называл «байкерами», ошибочно считая данный подвид разумной жизни чем-то больше, чем оно есть на самом деле. Ну потому что просто фильмы. Просто потому что некоторые легенды, заблуждения, основанные на некоторых не вполне верных представлениях о людях.

Но эти — слегка похожи. Но немножко другие.

Мы пили пиво и играли на разных музыкальных инструментах (мне по душе оказался четырёхструнный бас «Fender» — вот это охренительная штука оказалась). Я первый раз услышал, как живой человек выводит на губной гармошке настоящий блюз. Мы общались, и это было очень кайфовое общение, мозг просто раскалывался от потоков новых данных. Сейчас вроде бы переварил данные, но не до конца.

Мотомассив.

http://vk.com/motomassiv. Ну и конечно же, эпический бенZобак.



«Что ж. Мотоцикл уже на ходу. Из сюрпризов: разворочена морда, приборной панели уже нет. Две небольшие вмятины на баке. Слегка искривлён руль. Правое зеркало в коматозном состоянии. Левое бесполезно. Обзора нет. Но самая большая проблема — карбюраторы. Мало того, что потребляют 10 л/100 км. (норма для литровых), так ещё и все болты регулировок опломбированы, чтобы заводские настройки не сбивались. Отрегулировать их можно, сняв пломбы. Но при кручении и дальнейшей езде может возникнуть непредвиденная херня. Чреватая полной остановкой системы. А я в Рязани, до дома примерно 200 км. Шаманить надо именно там, где до дома рукой подать.

Единственное, что смогли ему сделать — это продуть ему жиклёры очистителем карбюраторв. Но это вариант на уровне «может быть». Так что надо дотянуть до базы и разъёбываться там. Далее. Поворотники впереди не работают. Крепёж фары искривлён. Сама фара держится на армированном скотче. Нанс говорит — до Москвы дотянем. Что ж. Осталось залить бензин, собрать вещи и ехать домой».

Это выдержка из бумажного бортжурнала (электронный портативный давно расколотился в куски, ещё в Москве, выпав из рюкзака). В общем и целом: слегка поправили зеркала, дав возможность небольшого, но всё-таки обзора. Поставили повортоники, от которых было мало толку, они выполняли роль некой бутафории. Нанс говорила, доморощенный гений что-то замутил с электрикой, изменив схему, в которую зачем-то включил две лишние, очень тяжёлые и крайне грузёжные для реле-регулятора противотуманные фары. Заизолировали каждый кончик торчащих проводов. Под фарой получился эдакий букет из красных изолент.

Замотал тем же серым армированным скотчем побитую пластиковую задницу, дабы сия часть об колесо заднее не шоркала, номерной знак шатая и срывая оный нафиг. В перекурах фотографировал и всячески шутковал. Бродил и дивился. Про смыслы не спрашивал. По верхам здоровенной кирпичной стены бродила чья-то беременная котейка и мяукала, глядя в мою сторону. Прям напасть какая-то. Но она крайне хитро уклонялась от объектива. Так, в обшчем и целом:

Очень старый мотоциклет аглицкого роду:

Очень живописный двигатель внутреннего сгорания, в разобранном состоянии:

Ангар издалека:

Так, просто попался в объектив. Стало интересно, как в разборе выглядят бензопилообразные (кроссовые) мотоциклы:

Слегка погрустневший Четырёхсотый перед продувом жиклёров:

В общем, залатали мы старичка как смогли. Обеспечили ему ход. Остальное уже будет доводится в Москве.

Из того же бумажного бортжурнала:

Ну вот, кажется, и всё. Завтра рано утром, желательно, в пять — выдвигаюсь домой. Куда-то исчезли рации. Как испарились. Как и где их искать — хрен его знает. А так, вроде всё на месте. Бак полон. Вещи собраны. К бою готов.

Перейти к последней части.

Рязань. Июнь 2013 года. Часть первая. Подготовка, заезд и небольшая прогулка по городу.

Что ж. Скажу сразу: без приключений на мой поджарый зад не обошлось. Почти всю дорогу местные котейки подходили ко мне и здоровались. Вот этот поздоровался на остановке в местечке под названием Зеленинские Дворики. Передавал вам всем привет. Говорил, что за МКАД-ом, вообще-то, офигенно. Мыши толще. Собаки добрее. Рыба свежая и бесплатная. И сметана белее. И вообще. Хорошо там, где нас нет.

Подготовка.

Я не буду озвучивать километраж. С точки зрения революции, это фигня. Для меня главное в путешествии — не километры, не сожранная еда, не выпитый алкоголь, не гулянки с барышнями. И уж точно не попытка удлиннить что-то посредством чего-то. Для меня это как путешествие внутрь себя. Ведь Рязанская область — то место, откуда я сам родом. Несмотря на плохие состояние дорог в некоторых местах, суровых гаишников, которых за всю поездку просто не видел в живом виде и не общался, комаров и мух. Это как бы путешествие назад, в детство, в те времена, когда был жив мой отец. Когда жизнь представлялась чем-то вроде сказки со счастливым концом. Когда всё искренне, без подвоха. Когда веришь людям на слово.

Прокатиться со мной пожелал Иван, оперативный псевдоним — Kantari. Мой давний приятель, дальнойбой со стажем, неплохо знающий малокубатурную мототехнику. И не только её, кстати. В этой же поездке я начал потихоньку задавать свой самый любимый вопрос. И первый, кто попал под раздачу — это мой приятель, конечно же. На тему смысла жизни в 2013 году он придерживался такого мнения.

Сказать, что я долго готовился к путешествию — значит немножко покривить душой. На самом деле, всё было просто. Сборы заняли всего вечер. Но если подумать и рассудить глубже, готовился к этому прохвату я, как минимум, два года. Это не считая радужных фантазий в 2009 и 2010 году, когда был только Ижатка, конкурсы, начало «Слепых гонок» и множество других приятных вещей, которые, словно волной атомного взрыва, смыла майская ночь 2011 года.

Я собрал в дорогу следующие полезные штуки:

* три комплекта инструментов, из которых реально пригодился только один (старая Ижаткина привычка);

* подарочная монтировка (на всякий случай — пригодилась, естественно, не в смысле кому-нибудь по башке);

* тент от Крокодила (на случай дождя, к тому же, это и палатка, и ковёр, и одеяло — оказался нафиг не нужный);

* запасные свечи, изолента, несколько тюбиков суперклея, резина, лоскуты кожи (кроме свечей и кожи, всё пригодилось);

* аккумулятор, для Ивана (его батарея медленно выходила из строя, не пригодился — не подошёл по размеру);

* фотокамера «Nikon D3000», видеокамера «Canon LEGRIA HF-2000, две рации «Midland», ищуженильный телефон с музыкой), зарядные устройства к этому оборудованию
(пригодилось всё);

* GPS-навигатор (таким чайникам как я без гыпысы-навигатора прям никуда, пригодился);

* трос-замок (трижды да, конечно же);

* комплект экипировки: шлем, коленные шарнирные пластины, мотоботы, лёгкий панцирь (в миру — «черепаха»), косуха, ищуженильная жилетка без опознавательных знаков;

* пара литров резервного топлива марки АИ-95 (пригодились);

* крайние пятьдесят рублей (весь бюджет поездки);

* головной мозг во включённом состоянии.

Когда я спросил Kantari, ошарашенно глядя на его пустой мотоцикл и крошечный рюкзачок за спиной, почему он ничего с собою не взял (всё-таки, хоть и почти две сотни километров, не хрен ведь собачий, чего-то надо было заготовить), то он ответил: «А чо готовиться-то? Сел да поехал».

У меня был культурно-мотоциклетный шок. Я-то был снаряжён как лёгкий танк. Это, в принципе, всё можно было унести в руках, но общая масса груза составляла примерно килограмм тридцать-сорок. В общем, бородатая херня в синем шлеме сильно удивилась, да.

Дорога из Москвы в Рязань. Трасса М5.

С апреля месяца я нафырчал по улицам города достаточно километров, чтобы не шугаться и не тупить. Ведь аппарат на ходу есть достаточное основание, чтобы не ходить пешком, не пользоваться метро. Каждый день, в любую погоду, до тех пор, пока я не стал чувствовать Четырёхсотого как часть своего тела. Или почти как часть.

Понимаю, я не открою ничего нового, это всё тысячу раз пройдено кучей народу. Но выезд из Москвы даже рано утром по Волгоградскому шоссе — это жопа. Бесконечная вереница пробок. Ваня, в общем-то, уже давно просёк фишку и фигачил по междурядью, как мог — делая скидку на то, что я этого обычно не делаю, только в самых крайних случаях. Глядя на датчик температуры, заходящий в красную зону, прикидывая, сколько топлива расходуется просто так, я подумал: а может, ну его нафиг, а? И в какое-то мгновение так и сказал Ивану: «Вань, а может ну его нахуй, поедем по обочине?» Благо, та была относительно свободна, хоть и пыльно-камушковата. Иван удовлетворительно кивнул, и мы пошпилили — он по междурядью, промеж фур и прочих созданий мирового автопрома, я сбоку. Таким образом мы потихонечку шли до славного города Бронницы. Древний трактор там по-прежнему на месте.

А вот после славного города Бронницы грузоводы и легковые словно куда-то пропали. Открылась трасса, относительно свободная. И тут в моей голове словно что-то включилось. Я стал набирать скорость, до тех пор, пока она не стала равной скорости тех, что идут в левом и правом ряду. В правом ряду она была равна минимум восьмидесяти, и это казалось медленно. В левом — от ста двадцати и выше. Воздух стал почти каменным, вжимая шлем в лицо. Ветер трепал и вырывал всё, что висело на одежде. Ветер свистел так, что я не слышал работы двигателя Четырёхсотого: я лишь чувствовал его вибрацию и еле слышное гудение, схожее с гудением виброзвонка мобильного телефона. Навигатор был не очень нужен. Потому что от Москвы до Рязани ведёт прямая, знай себе дубась и следи за дорогой. Зеркала, светофоры — я всё запомнил, учёл ошибки 2011 года.

В принципе, можно было бы попробовать Четырёхсотого на предельной скорости. Но. Первое: на скорости выше сотни быстро оттормозиться на крутом повороте уже нелегко, я уже не говорю о неожиданно возникающем препятствии в виде любителей поперестраиваться через сплошную в обратном направлении. Второе: скорость выше сотни — это уже билет в один конец. Будь ты экипирован как танк. А сто восемьдесят, скорее всего, красная зона последней передачи. А красная зона для двигателя, которому уже двадцать лет, скорее всего, несколько не то. Нельзя старичков на пределе гонять. Да и не надо. Третье: вилка и амортизаторы. На такой скорости любой мало-мальский бугорок на трассе для старого японского мотоциклета — это стресс. Вилка — это слабое место в системе CB-400 SF. Как и многое, кстати, другое.

Когда я ездил по городу, запас передач в коробке был. На трассе М5 они у меня внезапно кончились. Удивился.

Собственно, ничего героического: какое-то время Иван шёл позади меня, потом ушёл вперёд, я просто следовал за ним, обгоняя фуры, идущие со скоростью восемьдесят километров в час. Всё-таки, недаром батя, светлая ему память, называл грузовики не иначе как «срановозами». По трасее прёт железный динозавр. Прёт медленно (что, в принципе, правильно, но неудобно) и дымит как подбитый мессершмит. Будь я один — пристроился бы ему в хвост да шёл бы себе неторопливо. Как у Будды за пазухой.

Но я не один, в спарке Ваня — а тот привык к чему-то большему, чем восемьдесят. Поэтому, хочешь, не хочешь, а нарушение обеспечено. Ведь сто двадцать — это уже залёт, воин. Прут с такой скоростью практически все без исключения.

Только отвечает кто-то один потом. Деньгами ли, жизнью ли, здоровьем. Правила — они же кровью и смертью написаны.

Впечатление от дороги осталось отличное, и даже уроды-коробочники (да простят меня уважаемые и вменяемые автомобилисты) на шахидмобилях, неожиданно вылетающие то справа, то слева, без каких-либо опознавательных сигналов перестроения, без каких-либо бортовых огней в десяти-двадцати сантиметрах от хрупкого мотоцикла — не смогли его испортить.

Мы изволили откушать в каком-то Макдональдсе в дальних, простите, ебенях. Одна моя знакомая по мототеме как-то правильно сказала, когда мы, наконец, пересеклись и топали по пыльной дороге: «Мы что-то типа космонавтов из дальних галактик». Я добавил: «Ебанутых космонавтов». Да, именно так на нас и смотрят, когда мы, мотоциклидзе, топаем по этой жизни в экипировке: как на ебанутых космонавтов. Кто-то смотрит с анальной болью, кто-то с восхищением, кто-то хочет поживиться, кто-то как на бельмо в глазу. Но равнодушных я встречал редко.

И это ровным счётом ничего не означает: я такой же дурак, как и большинство.

Конец первой траектории. Рязань и Серёга Дунников, друг детства. И просто друг.

Что славится Рязань, помимо грибов с глазами?

В первую очередь, тем, что там есть училище ВДВ. Город небольшой, но симпатичный, как и большинство городов земли Русской. Люди там очень здоровые, почти каждый мальчишка — КМС. Там очень красивые женщины. Не такие, как в Одессе, конечно же, но тем не менее — вполне себе весьма. И женщины эти не лёгкого поведения отнюдь. У них есть гордость и честь. И немудрено, когда город хранит такой мужик как Василий Филлипыч Маргелов. С таким фиг забалуешь.

А ещё вот, чтоб лучше было видно лицо:

Афган. Чечня. Первая и вторая. Я заходил внутрь, но фотографировать не поднялась рука почему-то. В горле стоял ком.

Я долгое время ломал голову над прототипом мотоциклетной формы для себя, чтобы отойти от «американской» схемы «косуха-чопперы» с нелепыми бокланами везде, где только можно и где нельзя. Вот она, лётная куртка. Вот они, нормальные сапоги — при желании, можно армировать металлом. Фуражка — это, конечно, перебор, но вполне
можно взять какой-нибудь лётный шлем. Главное, чтоб за такую штуку какой-нибудь лётчик геометрию лица не поправил, а так всё ОК. Но лётчики, насколько я ничего не помню, ребята с совершенно иным складом ума.

Но главной достопримечательностью Рязани для меня был и остаётся мой друг Серёга. Серёга сварщик. Металл для него — как для ребёнка пластилин. Выварить и вылепить может вообще что угодно. Решётки, ворота, заборы, почти любые металлоконструкции с чертежами, которые он умеет и любит читать.

Однажды, лет в семнадцать, в родной деревне на меня кинулось трое тупых гопников. Одного-двух я отоварил на месте, ибо спортивное самбо — не шутка. Но потом я вдруг позабыл, что тут деревня Седьмой Съезд, а не клуб самбо имени Латышева. Я повалил одного на землю и хорошенько его зажал — ну так, что ни дохнуть, ни пёрнуть, с возможным переломом шеи. Бросок на десять очков. Второй лежит на земле с разбитой рожей — мой любимый короткий прямой в челюсть. Special Surprize for Gopnik’s. И тут подлетает третий, и заряжает мне в радиатор с ноги. Тут я всё понял. Короче, отпинали меня здорово, я ушёл в глухую защиту, хотя по окончанию боя понял, что надо было применять поленья. Любые доступные дрыны с железом. Но тогда я ещё не умел так импровизировть.

Ну так вот. Каждый раз, когда Серёга Дунников появлялся в деревне и там, на свою башню, отдыхали эти гопники — он их отоваривал. Каждый год. А Серёга занимался боксом. Очень серьёзно. И удар у него такой, что пробивает на раз даже мой пресс — аж кишки через уши выпрыгивают. По поводу смысла жизни в 2013 году Серёга думал
следующее:

Я тогда спросил Серёгу: «Божежмой, зачем ты их так жестоко пИздил?» И Серёга отвечал: «А нехуй втоём на одного, пусть помнят, сссуки». Мой внутренний Будда нахмурился. Ведь одного раза было вполне достаточно, не говоря уже о том, что они словили от меня.

Серёга — мастер своего дела. Он профессионал. И я ему по-хорошему завидую, а он по-хорошему завидует мне. Наступит время, когда мой головной мозг и его руки будут одним целым. Помимо того что я вообще люблю людей, я особенно люблю тех, кто что-то умеет делать своими руками, и по возможности, учусь у них, насколько
это возможно. У Серёги есть чему поучиться. А ему есть чему поучиться у меня.

Перейти ко второй части.

Смысл жизни. Михаил.

Пока к нам приходит праздник, я украдкой продолжаю монтировать отснятый материал.

Больше смыслов жизни — здесь.

Смысл жизни. Пополнение.

Продолжаю понемногу монтировать и выкладывать ответы на один вопрос.

Остальное можно увидеть здесь, либо по тэгу «смысл жизни».

«25 правил судьбы».

Обнаружил совершенно случайно на просторах сети. Конкретно — здесь. Цитата:

«Существует 25 правил судьбы. Кто их придумал – неизвестно. Но те, кто с ними ознакомился, во многом соглашаются и в дальнейшем стараются придерживаться их. Это даже не правила, а психотерапевтическая техника. В её задачу входит переубеждение.

Процесс этот долгий. Он требует целеустремлённости и настойчивости. Поэтому к правилам нужно относиться серьёзно и вдумчиво, а читать их следует каждый день. Если же прочитать один раз и выбросить, то толку не будет. Лучше всего повесить их в комнате, чтобы они постоянно попадались на глаза. Попробуйте, и очень скоро убедитесь, что жить Вам стало значительно легче.

1. Начало всему пустота, но она должна быть заполнена.

2. Чтобы достичь желаемого, одного желания мало — нужно принять решение. Только в этом случае появятся возможности.

3. Чтобы изменить свой путь, нужно остановиться, а уже после этого начать движение в другую сторону.

4. В жизни приходится расплачиваться за всё. Но дороже всего стоит бездействие. Иногда это становится очевидным лишь в конце жизненного пути.

5. Если человек всё время боится сделать что-то не так, совершить ошибку, то он, даже не подозревая об этом, делает самую большую ошибку в своей жизни.

6. Подобное всегда притягивается только подобным. В жизни нет ничего случайного. Мы притягиваем к себе вовсе не тех людей, которых хотели бы видеть возле себя, а тех, кто полностью подобен нам.

7. Если Вы видите, что поставленная цель недостижима, то сконцентрируйтесь на других целях. Достигнув их, попытайтесь вернуться к достижению первой.

8. Если у жизни ничего не просить, то она ничего и не даст. Если просить что-то неопределённое, то и дар будет носить такой же характер. Необходимо всегда чётко формулировать желания.

9. В жизни не бывает абсолютного удовольствия. Оно всегда ограничивается нашим восприятием мира.

10. Вы стремитесь к переменам? Тогда забудьте о пассивности. Именно, благодаря ей, упускается тот шанс, который предоставляет судьба. Наметьте маршрут и конечный пункт. Но чтобы до него добраться, нужно отправиться в путь.

11. Жизнь всегда заставляет решать те задачи, которые человек избегает решать. От них невозможно спрятаться, так как, не решив какую-то задачу сейчас, её придётся решать на другом жизненном этапе. Но заплатить за решение придётся гораздо больше.

12. Выбор в жизни есть всегда. Иногда он заключается в отсутствии выбора. В мире много возможностей. Но, приобретая одно, всегда теряешь что-то другое. Поэтому потери неизбежны. Но их всегда можно рассматривать как новое приобретение.

13. Новое всегда подразумевает разрушение старого. Но нужно не только разрушить, но и расчистить место. А для этого требуются силы, время и знания. Ведь нужно знать, что строить и как. Если таких знаний нет, то лучше не разрушать. Иначе можно построить что-то ужасное.

14. Человек пытается изменить жизнь, но ему мешают старые стереотипы и привычки. Они всё время стараются вернуть его к привычному времяпровождению. Поэтому изменения всегда идут очень медленно и требуют больших душевных затрат.

15. Любой из нас притягивает к себе именно то, что он больше всего любит, ждёт или боится, так как именно на этом фокусируется сознание. Судьба никогда не даёт лишнего. Она щедра, но только в рамках желаемого. Раздвиньте рамки и получите больше.

16. Вся жизнь – это сплошные противоположности. Кого-то мы любим, а кого-то ненавидим. С кем-то дружим, а с кем-то соперничаем. Приобретаем и теряем, встречаемся и расстаёмся. Человек стремится к стабильности и в то же время испытывает неудовлетворённость от размеренного течения жизни. Невозможно что-то понять, не зная его противоположность.

17. Люди стремятся к гармонии. Но чтобы её достичь, нужна гармония внутри себя. Это принятие своих достоинств и недостатков, осознание своего несовершенства и внутренняя умиротворённость. Необходимо, чтобы разум, поступки и чувства действовали согласованно.

18. Надо понимать, что мир вовсе не создан для одних лишь удовольствий. Очень часто он не соответствует нашим ожиданиям и представлениям о нём. Но нужно всегда стремиться делать добро. Тот, кто не способен на это, никогда не сможет оценить добро, полученное от других.

19. Человека всегда раздражает в людях то, что сидит в нём самом. Другие люди могут стать для нас зеркалами. Нужно только внимательно вглядываться в них. Тогда мы сможем лучше узнать себя.

20. Если Вас охватывает сильное желание чем-то обладать, то это означает, что Вы не признаёте своих способностей и достоинств. Вглядитесь в себя, может Вы обладаете гораздо большим, чем желаете.

21. Очень сложно противостоять негативным мыслям. Они заставляют страдать, мучиться, волноваться. Из этого негативного роя выделите одну мысль и подавите её. Тогда Вы разорвёте вредоносную цепочку, и она уже не будет так сильно досаждать Вам.

22. Примите себя таким, какой Вы есть. Тогда тревоги, волнения, комплексы исчезнут, и Вы сможете начать полноценную жизнь.

23. Мир, окружающий нас, абсолютно нейтральный. Это мы сами делаем его плохим или хорошим. Старайтесь воспринимать реальность позитивно, и тогда она станет счастливой и радостной.

24. Никогда не относитесь к мнению окружающих как к истине в последней инстанции. Быть для всех хорошим нельзя. Всегда найдутся недоброжелатели. Не позволяйте им брать над Вами верх.

25. Все мы приходим в этот мир из ниоткуда и уходим в никуда. Так может быть смысл нашего существования и есть сама жизнь во всех ее проявлениях?»

Смысл жизни. Никита.

Тем временем, раздел моего «Синематографа» увеличился на очередной короткий ролик.

Все уцелевшие смыслы жизни хранятся здесь.

Отснят очередной материал для проекта «Они этого не сделали». Пока в процессе монтажа.

Проект «Смысл жизни».

Впервые эта идея пришла мне в голову очень давно. Признаюсь честно: не мне первому. Был в своё время такой советский фильм: «Один день жизни Анастасии Глюкиной». Запомнился мне он тем, что в нём, помимо всего прочего, по городу бродил странный человек с магнитофоном и микрофоном, и, подходя на улице к случайным людям, задавал им один и тот же простой вопрос: «В чём, по-вашему, заключается смысл жизни?»

Мне эта идея показалась настолько интересной, что я сам себе пообещал: как только у меня будет своя камера, способная хотя бы на элементарном, бытовом уровне давать хоть какую-то картинку, я обязательно буду задавать тот же вопрос. Через некоторое время камера появилась. Я начал активно снимать всякое и разное, в том числе и ответы на свой один-единственный вопрос. Начал, естественно, с себя.

2013 год

2016 год

Ответы удивляли и поражали — мало кто повторялся. У каждого был свой ответ. И из этих ответов я сделал вывод, что смысл жизни — не такой уж и простой для изучения объект: если разум человека обогащён своим опытом, он отвечает честно и не пытается выпендриваться — каждый видит эту жизнь строго по-своему, и это не всегда совпадает с тем, что я сам думаю на эту тему.

Я начал задавать вопросы в 2013 году. Тогда я успел отснять некоторое количество интревью с несколькими людьми, и даже кое-что выложить в сеть. Но потом мой собственный идиотизм и одна волшебная программа намертво отформатировали диск, на котором лежал мой архив, в том числе и с этими видеофайлами. Восстановить эти данные у меня не вышло.

Вот те данные, которые уцелели. И естественно, я готов снимать и дальше. Но у этих съёмок есть одна особенность. Человек, которого я снимаю, не должен знать моего вопроса и не должен видеть те ответы, которые уже есть — иначе он просто выдаст ответ под влиянием что увиденного. А мне, в первую очередь, нужна чистота.

Не скажу, что очень скоро, но время от времени здесь будут появляться свежие синхроны. Возможно, по достижению какого-то достаточно приличного количества интервью — скажем, сотни файлов — я сяду за письменный стол и монтажную программу.

1. 2013 год, Воробьёвая гора, безымянный байкер:

2. 2013 год, мой первый учитель:

3. 2013 год, художник Василий:

4. 2013 год. Татьяна:

5. 2013 год. Андерй:

6. 2013 год. Добрый человек:

7. 2013 год. Койот:

8. 2013 год. Нанс:

9. 2013 год. Серёга Дунников:

10. 2013 год. Иван:

11. 2016 год. Борис:

12. 2016 год. Никита:

13. 2016 год. Андрей:

14. 2016 год. Михаил:

Продолжение следует. Следите за обновлениями. Если вам это интересно. Приглашать на такой вопрос я, к сожалению, не смогу. Повторюсь, этот вопрос должен быть задан неожиданно и человек не должен знать, что именно за вопрос.