Пусть пока это полежит здесь.

Собственно, на одну новость я наткнулся достаточно давно, но до сих пор не нашёл времени, чтобы как-то вменяемо на неё отреагировать. Есть в нашей замечательной стране психолог, и я так подозреваю, что не один — который считает, что никаких «групп смерти» не существует.

Цитата:

«Истерию вокруг «групп смерти» можно объяснить желанием «закрутить гайки» в интернете. Так считает психолог Катерина Мурашова.

По мнению семейного психолога, автора книг для подростков, номинанта международной литературной премии памяти Астрид Линдгрен Катерины Мурашовой, никаких групп смерти вообще не существует.

— Почти год тема о подростковых группах смерти не сходит со страниц прессы. Что происходит?
— Истерия из-за так называемых групп смерти — это обычное общественное явление. Периодически нас накрывают подобные «волны»».

Источник — здесь.

На другую новость я наткнулся буквально вчера. На этот раз жгут напалмом депутаты Госдумы. Пока что в Удмуртии. Цитата:


«Региональные парламентарии предлагают дополнить статью о недопустимости злоупотребления свободой массовой информации федерального закона «О средствах массовой информации». В ней предлагается закрепить норму, запрещающую распространение в СМИ и информационно-телекоммуникационных сетях «информации о способах совершения самоубийства, условиях и обстоятельствах совершенного самоубийства, а также прямых или косвенных призывов к совершению самоубийства».

Аналогичный запрет удмуртские депутаты считают необходимым распространить на блогеров».

Источник — здесь.

Это, надо понимать, одна из реакций так называемого общества на проблему. Не понимать, не замечать и запрещать.

И снова о группах смерти. Интервью с Константином Небытовым.

Продолжая тему.

Автор статьи — Антон Чаблин. Источник — здесь.

«Синий кит» приговорил к смерти «Русский мир»

Над нашими детьми устроен бесчеловечный эксперимент

На состоявшейся недавно коллегии МВД президент Владимир Путин предложил ужесточить Уголовный кодекс России, дополнив его ст. 110.1 «Склонение или содействие самоубийству». Об этом давно говорили и специалисты (в том числе в публикациях «Свободной прессы»).

По мнению президента, только таким жестким способом возможно остановить распространение «групп смерти» в социальных сетях. Масштабы бедствия огромны: как отчитался Роскомнадзор, только с начала нынешнего года было заблокировано более четырех тысяч подобных групп. Но меньше их не становится.

Интернет-проект «МедиаГвардия» подсчитал, что только в российском сегменте соцсети «ВКонтакте» в «группах смерти» сегодня состоит более 70 тысяч подростков, в украинском — порядка 35 тысяч. Появились они и в других странах, где велика доля русскоговорящего населения, — от Эстонии до Израиля.

Подавляющее большинство пользователей — в возрасте от 14 лет до 21 года. И ведь сегодня происходит «миграция» этих ребят и в другие популярные соцсети — инстаграм и твиттер… При этом точной статистикой о реальном количестве суицидов, совершенных под воздействием интернета, не обладает никто.

Каким же образом всего за год эта интернет-эпидемия охватила весь русскоговорящий мир? И почему все методы, применяемые государством, оказались неэффективны? Об этом журналист «Свободной» прессы» беседует с постоянным экспертом нашего издания Константином Небытовым. Это специалист по вопросам психологии и психофизиологии человека, возглавляющий один из крупнейших на Северном Кавказе центр судебной психиатрии им. Д.Р. Лунца.

«СП»: — Константин Владимирович, знаю, что вы уже давно изучаете поведение подростков, которые оказались вовлечены в «группы смерти». На ваш взгляд, кому и зачем нужно было создавать эти группы в таком количестве?

— Чтобы ответить на ваш вопрос, нужно сначала сказать о тех механизмах, которые используются в этих группах. В том, что они представляют собой единую систему, лично у меня нет никакого сомнений: ну просто не может само собой в интернете появиться такое количество пабликов, работающих абсолютно синхронно — по схожей технологии и с одинаковыми целями.

Технология эта известна как модификация поведения, она была создана американским психологом-бихевиористом Беренсом Скиннером в семидесятые годы. Скинер был первым психологом в ВМФ США, он всегда выступал против допущения какой-либо свободной воли или любого другого «сознательного» явления.

Люди, по своей сути, очень сложные, но все же машины, считал Скиннер. Фактически, он провозгласил сугубо механистический подход к изучению поведения. Кстати, члены Американской психологической ассоциации назвали Скиннера ученым, который внес самый большой вклад в психологию XX столетия. Фрейд был на втором месте.

«СП»: — Что же он такого революционного предложил?

— Он создал так называемую жетонную модель обучения. Он считал, что индивид никогда не является самостоятельным инициатором чего-нибудь, а просто «местом, где что-то происходит». И задался идеей не только понять, почему человек в определенный момент времени совершает некий поступок, но и предопределить, «запрограммировать» этот выбор. Создать побудительный мотив. Которым и был тот самый жетон. Назовем его значок, балл, ярлык… Это некое виртуальное поощрение, на основании которого человек готов делать все, что угодно.

Скинер обрабатывал эту систему на детях. Изучая сегодня «группы смерти», я практически до малейших деталей, описанных Скиннером в семидесятые годы, нашел полное сходство.

«СП»: — Например?

— Например, Скиннер писал, что примерно на пятнадцатый сеанс подкрепления желание получить жетон (поощрение) главенствует даже над биологическими потребностями. И то же мы видим в случае с «группами смерти»: детей приучают к этому виртуальному поощрению, заставляя выполнять бесчеловечные задания, среди которых самое последнее — это суицид.

И у таких детей, которых вовлекли в «группы смерти», программируется вся модель поведения. Не задумывались, почему используется точное время, когда они должны зайти на сайт и получить новое «задание»: строго с 4.20 до 6 утра. Это ведь тоже приучение, контроль над личным временем человека. И это тоже один из элементов модификации поведения, созданной Скиннером.

«СП»: — Но ведь он разрабатывал свою жетонную систему исключительно для обучения? И даже мечтал, кажется, на основе своей теории создать идеальное, утопическое общество, где не будет преступников, алкоголиков, социопатов…

— Это не теория, это работающая модель, которая применялась много раз. Не только на отдельных индивидах или социальных группах, но и на целых обществах. Наверное, больше всего в этом подвизался Институт бихевиористической динамики при Минобороны Великобритании. Институт небольшой, в нем работает всего 15 психологов. Но при этом, например, именно их считают одними из авторов так называемых «твит-революций» на Ближнем Востоке в 2011 году, последствия которых мир расхлебывает до сих пор.

Да и в России технологии «бихевиористских войн» уже применялись. Вспомните, нашумевшую в 2008—2009 годах «Большую игру». Ее суть сводилась к созданию сети автономных полувоенных ячеек, выполнявших все более усложняющиеся задания.

На первых порах — это какие-то мелкие пакости приезжим (например, надо было царапать машины с «кавказскими» номерами). Потом — бить витрины или поджигать двери в кафе и магазинах, которые принадлежат выходцам с Кавказа. Ну и последний этап — убийства. В общем, та же самая жетонная модель обучения.

«СП»: — «Большую игру» поддерживало неонацисткое «Северное братство» * во главе с Петром Хомяковым. ФСБ разгромило эту организацию, Хомяков умер в тюрьме. В случае с «группами смерти» ведь тоже речь идет о существовании некого центра управления?

— А вы представьте, какие ресурсы необходимы для того, чтобы запустить и поддерживать такую огромную систему! Это сотни и тысячи пабликов в разных социальных сетях. А значит, это деньги, логистика, огромное количество специалистов, координация между ними. Причем нужна высочайшая надежность кадров, чтобы никто из них не вышел с изобличениями на площадь.

В этом «центре управления», как вы выразились, ведется некий количественный учет и контроль. Как ни цинично прозвучит, но речь идет по сути о социальной статистике: сколько подростков включено в систему, сколько действует активно и сколько уже совершили суициды. Кроме того, социальный эффект от воздействия этой системы оценивается и по количеству семей, которые пережили эту трагедию — гибели своего ребенка.

«СП»: — В 2008 году государство не только активно, но и эффективно боролось с «Большой игрой»…

— Государство боролось с технологией, которая напрямую угрожала государству. Вы ведь сами говорили, речь шла именно о создании полувоенных, террористических ячеек.

«СП»: — А разве сейчас речь не идет об угрозе государству?

— Идет, но не столь явно. Суицид — это самый противоестественный акт, который только может совершить человек. Говоря научным языком, это стадия «гиперсоциализации»: биологическое начало перестает восприниматься как основа жизни, и человек как бы «растворяется» в социальном…

Само же общество, видя волну детских суицидов, постепенно ввергается в состояние массового шока. Формируется коллективное непринятие норм, и прежде всего норм правовых, неприятие политической системы, которая неспособна обеспечить безопасность нового поколения.

Каков конечный итог всего этого? На мой взгляд, усиление политической апатии среди населения, что может привести к резкому снижению явки на выборах.

«СП»: — То есть все-таки неслучайно «группы смерти» появились перед выборами! Но кто за этим стоит? Иностранные разведки, заинтересованные в срыве выборов?

— Я психиатр, а не контрразведчик. Думаю, ответы на подобные вопросы должны давать люди, более компетентные в вопросах государственной безопасности. Скажу лишь, что во всевозможные «планы Даллеса» и «гибридные войны» я не верю.

«СП»: — Скоро начнется суд над Филиппом Лисом, который был администратором некоторых из «групп смерти». Думаете, он может что-то поведать о том самом «центре управления»?

— Администратор, вы же понимаете, это не создатель. Рядовой «винтик», который и полнотой информации не обладает.

«СП»: — Что вы как судебный психиатр можете сказать о его личности?

— Во-первых, конечно, чтобы администрировать «группы смерти», нужно обладать большим цинизмом. То есть такие люди, как Филипп Лис, явно не мучаются вопросом: человек или вселенная? И в то же время у них должна быть мощная мотивация.

«СП»: — Деньги?

— Не только деньги. И даже не только идеи. По крайней мере в том смысле, как ее видели какие-нибудь революционеры-фанатики. Тут речь скорее об особом типе мировоззрения. Ведь администратор «группы смерти» по сути берет на себя функцию бога, контролируя поведение другого человека. Контролируя во всем: в действиях, мыслях, даже во времени. И чтобы создать подобную систему, параллельную существующей социальной, нужно также иметь очень сильную волю.

«СП»: — И все же не могу не повторить свой вопрос, Константин Владимирович, что же это за «центр управления», откуда люди, подобные Филиппу Лису, координируются?

— Я могу лишь догадываться о тех задачах, которые ставят себе создатели этой системы, кто бы они ни были. С точки зрения технологии модификации поведения, суицид детей — это самая крайняя, самая жесткая форма «проверки» общества на прочность, на единство, на стрессоустойчивость.

Ведь когда родители лишаются своих детей, это в социальном плане означает лишение общества права на будущее. Кроме того, родители этих детей становятся в какой-то степени изгоями, общество мобилизуется вокруг них: ату их, смотрите, они допустили гибель своих детей, это ужасные родители! А представьте, что произойдет с той школой, в которой один-два ребенка завершили жизнь суицидом?!

«СП»: — Вы упомянули о том, что все это разворачивается в преддверии выборов. Но ведь «группы смерти» появились и в других русскоязычных государствах: Эстонии, Киргизии, Казахстане, Украине, где выборов не предвидится.

— Во всех этих столь разных государствах, с разной культурой и политической системой, есть нечто общее в истории — это тяготение к России. Значит, можно предположить, что мы столкнулись с некой экспериментальной «проверкой» на прочность и единство не только российского общества. Но и всего русскоговорящего мира! Заметьте, ничего подобного «группам смерти» нет более нигде на планете: нет в китайском сегменте интернета, нет во франкоязычном, в арабоязычном…

«СП»: — Выходит, все-таки речь идет о целенаправленной кампании, направленной против России и русского мира?

— Еще раз повторюсь, я ученый, а не политик. Но хотел бы обратить внимание на то, что само появление и распространение «групп смерти» стало столь массовым не просто так. Значит, к тому были социальные условия, предпосылки.

«СП»: — Что вы имеете в виду?

— Если сказать в общем, то это коренная деградация всей системы воспитания в России — той системы, которая и призвана «воспроизводить» общество в новых поколениях. А сегодня в жизни десятков и сотен тысяч подростков над нею доминирует совсем иная система — скажем так, «ручного управления», созданная извне и не контролируемая государством и обществом.

«СП»: — Да уж, нашу систему образования не ругает только ленивый. Вот и вы туда же!

— Одно дело — ругать, а в данной ситуации она проходит реальную проверку на устойчивость. Ну вот сами посудите. ЕГЭ не учит никаким новым моделям поведения. Абитуриента просто натаскивают, словно собаку Павлова, ставить карандашом галочку в нужном квадратике. Ты не сможешь потом применить ЕГЭ нигде в жизни, потому что нигде больше человек не решает подобных социальных задач. Если это результирующая школьного обучения, то десять лет школы уходят в пустоту. И вот эта пустота и заполняется альтернативными идеями — некоей социальной антинормой.

В обществах, где прочна общепринятая модель поведения (даже в той же Южной Корее или Японии, где веками складывалась культура суицида), подобная система «ручного управления» поведением подростков, принесенная извне, просто не сможет прижиться.

И сколько бы совершенна не была технология Скиннера, на уровне целого общества, целой страны она массово никогда не заработает. Потому что, еще раз повторю, сильна социальная норма, в противовес которой невозможно предложить альтернативную.

«СП»: — Ну что, вы хотите сказать, что в России детям мало рассказывают о нормах поведения?

— А эта норма в нашем обществе, таком мозаичном, таком поляризованном, вообще существует?! Почему дети, которые заходят в «группы смерти», столь легко верят, что причинить себе вред — это нормально? Да потому что другого примера, другой общественной модели для них нет!

Вот у нас сегодня все поголовно борются с радикальным исламизмом, с экстремизмом. Детям внушают: это ненормально, это неправильно. Но нельзя что-либо утвердить через отрицание. Возникает вопрос: если это не норма, то что же тогда нормальное поведение? И что такое хорошо?

«СП»: — Так за чем дело стало, есть классическая русская литература! Толстой с его семейными ценностями, Тургенев, Гончаров…

— Норма — это та общественная модель, которая и должна восприниматься как образец в ходе социализации, по достижении 18 лет. Но этот образец должен отражать реалии жизни. Да, русская классическая литература — это хорошо. Но она, увы, устарела. Да и все изучение литературы в школе «заточено» под сдачу ЕГЭ, а не под воспитание.

Институт социологии РАН еще в начале «нулевых» констатировал: в России нет единой модели для воспроизводства общества в новых поколениях. Значит, наше общество само себя никак не идентифицирует как нечто единое целое. Не через противоречия «светское — религиозное», «патриотичное — демократичное». А через набор общепринятых ценностей, через культурный, цивилизационный код, который разделяют все без исключения!

Потому у нас и так легко распространяются «группы смерти», и тот же самый радикальный исламизм, и экстремизм.

«СП»: — А вот это уже не только в России происходит, но и в Европе, США…

— Накладывает отпечаток тотальный кризис современной цивилизации, общества потребления. Точнее, перепотребления. А в случае с Россией к этому присовокупляется еще и все то, о чем я сказал: кризис института семьи, кризис системы образования…

«СП»: — Константин Владимирович, вы много говорили о пробелах в работе школ, чиновников. Ну а что бы вы посоветовали родителям, чтобы их дети не стали заложниками «групп смерти»?

— Часто ко мне на прием приходят родители с детьми, и почти у всех взрослых первая фраза: «У нас, вроде, все в порядке. На кружки денег не жалеем…». Но воспитание детей не купишь ни на какие деньги!

Не жалейте не денег, а времени на своих детей! Это ведь самообман, что разнообразие и дороговизна кружков заменит настоящую родительскую любовь. Все воспитание в этом случае сводится к перемещению ребенка, словно вещи, из пункта «А» в пункт «Б». В каждой из этих секций сидят разные люди, и из них ребенку невозможно «собрать» некую единую норму поведения. А нормой этой должны быть для детей родители! Так что, наверное, мой вам совет: просто чаще говорите со своими детьми, любите их и искренне интересуйтесь их жизнью.

*Межрегиональное общественное объединение «Северное Братство» признано экстремистским и запрещено на территории России решением Московского городского суда от 03.08.2012.

«Лисий след». Размышления на тему «групп смерти». 18 +


Продолжая тему.

Кое-что о группах смерти

Не так давно на мой почтовый ящик упало письмо. Сообщение прислал один мой давний знакомый, не выходивший на связь много лет, и я уж было начал думать, что его нет в живых.

И когда оно пришло, разумеется, я обрадовался тому, что человек хотя бы жив и относительно здоров.

Конечно, был немного удивлён тем, как меня начинают воспринимать некоторые люди, но хочу сказать сразу: на роль спасителя человечества от какой бы то ни было опасной херни не тяну ни разу. Так, чтобы не было никаких иллюзий на мою тему, говорю в который раз — я уже давно не являюсь сотрудником какого-либо подразделения ОВД и МВД. Всё, что у меня действительно есть за плечами — это скромный опыт работы и некоторые позитивные контакты. И то, я стараюсь лишний раз не дёргать человечество: у него своих задач вагон и малая телега.

Всё, что я действительно могу — это увидеть что-то важное, убедиться в чём-то опасном и скинуть эти данные тем, для кого слежка и поимка разного рода злодеев является непосредственной работой.

И только. Всё остальное — это домысел и вымысел, причём, не мой.

Если кто-то до сих пор уверен, что отслеживание и поимка молодого человека со славного града Солнечногорска, а также мониторинг того, что кем-то считается закрытыми группами, куда вход «обычному» человеку попросту невозможен — целиком и полностью моя заслуга — несусветная глупость. Это результат работы не одного десятка человек. Я лишь подвожу итоги. И то, сугубо на своём, очень скромном и крайне ограниченном уровне. Без ансамбля. Так сказать, самостоятельно.

Хроника бытия одного гражданина

Итак.

15 ноября 2016 года был задержан уже известный на всю Россию — и скорее всего, не только на мою необъятную — молодой человек по фамилии Будейкин.

Который, по мнению новостных агенств и следствия, был причастен к созданию и работе того, к чему СМИ прилепили жуткое погоняло «группы смерти».

Задержание было достаточно громким и резонансным. Количество СМИ, включившихся в раздербанивание данного инфоповода, было просто колоссальным.

И теперь о смышлёном солнечногорском пареньке не знает только ленивый. «ОРТ» и «НТВ», при всём моём подчёркнутом и обоснованном неуважении к последнему, накрывают серьёзный диапазон целевой аудитории.

Это видят, это слышат, в это верят и воспринимают всерьёз. А что осталось за кадром — то осталось за кадром.

И казалось бы, всё пучком. Злодей пойман и помещён в следственный изолятор. В десяти регионах на момент даты, которую я указал, активно шли задержания, обыски, изъятия носителей. Так, как это обычно и бывает, когда в отношении группы граждан заведено уголовное дело, и по нему идёт работа.

Что там уже обнаружили, на чей след уже вышли, что конкретно зашили в протоколы осмотров данных, какие выводы сделали, помимо Будейкна — пока непонятно, и будет ли понятно когда-нибудь детально, очень большой вопрос. Однако, даже при таком подходе, когда Кровавый Путинский Режим ™ ощутимо дышит в спину и в целом-то, со своей работой справляется, всё равно находятся очередные малолетние ушлёпки ™. Которые в силу то ли глупости, то ли иллюзии борьбы за нашу и вашу свободу ™ создают те же группы и пытаются применить ровно тот же метод устранения «биологической массы», что и ранее.

А метод устранения достаточно прост.

Целевая аудитория в массе своей — несовершеннолетние подростки из неблагополучных семей. Либо, как варинат, из семей, где дети целиком и полностью предоставлены сами себе. Это ребята, родители которых от зари до зари пропадают на работе, не имея достаточно времени, чтобы вменяемо с ними общаться, что встречается достаточно часто. А средств на наставника нет. И рядом отсутствует нормальный, проверенный взрослый.

Бывает всякое. Когда-то я был «одним из».

Просто тогда, в середине и конце девяностых, мне повезло: тогда мобильный телефон, помимо того, что был доступен далеко не всем, равно как и интернет, представлял собой кирпич, способный только на звонки и sms. А сеть как таковая была уделом тех, кто мог себе позволить достаточно сильный комп и модем. Погрузиться в сеть так, как погружаются в неё теперь, с загрузкой полноценных мультимедиа, было попросту невозможно. Максимум, во что можно было воткнуться мозгом, так это в текстовые терминалы, например,
«Fidonet».

Рядом со мной был разумный человек, который успел объяснить мне понятно и доходчиво: всё в моих руках и раскисать не стОит — а вот работать над собой следует ежедневно и ежечасно. Он постоянно подсовывал мне какие-то книжки, решения задач, которые реальностью сегодняшнего дня кажутся мне очевидными — но тогда, со дна малолетнего ушлёпства, казались мне чем-то из серии фантастики. Но это везение, причём, глядя на многих половозрелых и, в общем-то, взрослых людей — явление достаточно редкое.

Так вот, один из немногих миров, где эти подростки могут что-то реально менять — это либо компьютерные игры, либо общение в сети, где можно одним глазком глянуть на то, как и чем живут граждане из числа «успешных и уважаемых», чьего уровня благосостояния, сразу, в один день, не достичь.

Или, напротив, как живут и куда стремятся люди, чей выбор — смерть, в том числе и смерть демонстративная, пущенная на поток. И умело подхваченная теми, кто с этого, подобно шакалам, снимает свои информационные ништяки.

Молодость хочет всего и сразу.

Их реальность, как когда-то моя, была скудной, бедной и говорила о том, что либо ты будешь шевелить батонами, чтобы хоть как-то изменить это — либо в один прекрасный день тебя попросту сожрут и не поперхнутся. Желающих, без преувеличения, до хера и больше.

Как-то так легла карта, что у тех пятнадцати покойных рядом нужного человека в нужный момент попросту не было.

А поскольку наше замечательное министерство образования до сих пор считает, что школа не обязана воспитывать детей — головы молодых людей забиты всем, чем угодно, кроме знаний, необходимых для жизни и выживания в ней. Да, я говорю об антивирусе, об элементарной базе данных в голове, которая не позволяет разного рода шушере, в том числе и одержимой, удалённо лепить из молодняка всё, что им вздумается. Ибо если у вас есть чёткая позиция, основанная на знаниях, усвоенных в школе, с детства — вам нипочём фактически любая крыса.

Программа загрузки подобных вещей работает крайне примитивно: если вы, к примеру, не понимаете, в какой стране живёте, если вы не знаете, через какой ад ей довелось пройти на протяжении хотя бы пары предыдущих столетий, если доступные источники данных пестрят информацией о чудесной жизни за рубежом, если вы не уважаете то, что вас окружает (а если это унылое говно на отшибе бытия, и большее увидеть не в состоянии — то схуя ли?), вашу жизненную позицию крайне легко поменять. Особенно тогда, когда её нет. Бывает и такое.

В пустой кувшин ещё можно налить воды. Это из полного она будет хлестать через край.

Проблема в том, что, во-первых, в головы молодых людей в силу некоторых обстоятельств образовательной и воспитательной системой закладывается нечто
неспособное противостоять методике введения в суицидальное состояние — да и какое-либо негативное состояние в принципе. Во-вторых, никаких иллюзий на эту тему быть не должно: кукловоды достаточно умны. Это не уровень какой-то «случайной ошибки», «непредсказуемой реакции школьников» и прочего.

Случайности не случайны, читатель.

Это тот же самый уровень влияния, который был у гражданина, который искренне считал себя первым кандидатом в президенты России — вспомним двенадцатый год, промёрзшую Болотную площадь и то, с какой быстротой и охотой собирался молодняк с наивным блеском в глазах, всерьёз решивший, что он действительно представляют весь народ России. Это ровно та же схема, благодаря которой в одной соседней стране случились майдауны и нацисты. И сильно похожа на ту схему, по которой развивались события развала СССР. Последствия не наблюдал только ленивый.

Некоторые разгребаем до сих пор.

Рано или поздно находятся крайне смышлёные и предприимчивые люди, которые в состоянии использовать молодой материал в своих шкурных целях. Они всегда были и будут. Они всегда наготове. Результат был виден тогда и виден сейчас даже невооружённым взглядом. Он, в принципе-то, был виден и пару месяцев назад.

И чо дальше?

Итак, подведём итоги на сегодняшний день — благо, шумиха пошла на спад. «Радио Балтика» и «Лента» бодро рапортуют следующее:

Администратора одной из «групп смерти» в соцсети «ВКонтакте» Филиппа Будейкина (псевдоним Филипп Лис) отправили на обследование в психиатрическую
больницу в Санкт-Петербурге. Он проведет там по меньшей мере месяц, сообщает «Радио Балтика».

Затем врачи должны выдать заключение психолого-психиатрической экспертизы. Если специалисты признают Будейкина невменяемым, он избежит уголовной ответственности (Лису предъявлено обвинение по статье 110 УК РФ о «доведении до самоубийства»).

Источник — здесь.

В переводе на обычный человеческий язык: гражданина закатали в дурку. Точно так же, как закатывали в дурку людей, своими руками лишивших жизни
нескольких человек. Психиатры кровавого путинского режима будут проверять бедолагу на вменяемость.

Если окажется, что этот милый дядечка соображал, что делает — его закроют по сто десятой статье. Если мне не изменяет память, до пяти лет лишения свободы. В этом случае не факт, что дело не подхватят его соратники, сторонники и откровенные фанаты. Молодёжь, она по большей части такая: пока не шарахнешь мордой об стол — понимания того, что кое-куда соваться не следует, нет. И не будет.

Если окажется, что он невменяемый, то есть, не соображал, что творит, расклад таков: он некоторое время полежит в больнице, а затем со штампиком
в медицинской карте отправится на свободу.

В его руках окажется железяка с выходом в сеть. И тот цирк на конной тяге, благодаря которому, по мнению следствия, в верхнюю тундру отправилось пятнадцать человек, может начаться снова. Если, конечно, его не грохнут в подворотне — так, как это было с одним из участников группировки «Чёрные ястребы», например.

Я знаю, о чём говорю, поскольку по прошлой работе был свидетелем развития неадекватной движухи, результатом которой были человеческие смерти. Как тех, кого определили как врагов, так и навсегда поломанные судьбы тех, кто выполнял роль «санитаров». Если народ в целом понимает, что правосудие слабо коррелирует с его пониманием справедливости — будет, как обычно, самосуд. Последний подразумевает либо тяжкие телесные, либо убийство.

Возможно, человек хорошенько подумает, и вариант будет иным, но тут расклад примерно 50/50. Но то, с какой охотой он лично мне при контакте предлагал своё «го убивать», говорит мне о том, что, скорее всего, извилин в голове не очень много, и скорее всего, обезьяна снова достанет гранату. И она опять рванёт. Крайними, как всегда, будут ничего не подозревающие подростки, а также их родители.

Этот «Ералаш» возможен, читатель.

Да, карты могут лечь по-разному.

Пациент может присесть, а может и не присесть. И к первому, и ко второму нужно быть готовыми. И пациента, и остальных, без исключения, милых и замечательных людей жизненно необходимо окружить заботой, лаской и доверительным отношением. Поскольку если этого не делать, то, как
минимум, будут формироваться те же группы ровно по той же схеме работы.

Возможно, на базе менее контролируемого сегмента сети. И, повторюсь: с тем же результатом.

Напоминаю в который раз, если вдруг кто-то ещё не в теме: предыдущий результат — пятнадцать удачных загрузок. Пятнадцать трупов. И как минимум, пятнадцать разрушенных жизней, помимо трупов — потому что когда твой близкий уходит из жизни самостоятельно, без последствий это никогда не прокатывает. Это шрам на всю жизнь, и многие не выдерживают: как минимум, это болезни физические и болезни психические. Максимум — тяжёлый уход из жизни, и не исключено, что самостоятельный.

Рекомендации те же.

Внимательно наблюдать, чем и как живут ваши дети. Быть в курсе их бытия. Если этого не делать систематически и каждый день, даю на отсечение любую свою конечность: этим займётся кто-то другой. И не исключено, что такой же милый дядечка, как и гражданин Будейкин.

И напоследок: коротко и ясно

Я знаю, кое-кто почитывает то, что я пописываю. В том числе и кое-кто «оттуда». Ну так вот, поскольку я человек открытый и по отношению к разного рода упырям своего отношения не скрывающий, считаю своим долгом предупредить. Пока по-хорошему.

За вами очень внимательно следят разные люди. Да, я не подписан ни на одно сообщество, но в каждом из них, более-менее массовом, есть глаза и уши. И верите, нет — у этих глаз и ушей иногда вырастают ноги и руки. С наручниками. Все эти органы прекрасно работают.

И ежели не желаете однажды проснуться от странного ощущения,
что на вас нет штанов, а суровые люди в форме чёрного цвета слегка тревожат ваш сон — убедительно предлагаю вам перестать страдать хернёй.

Иначе эта херня пострадает вас. Помните о штанах, граждане: иногда в них можно и не успеть впрыгнуть. Лисий след давно взят.

Всё остальное — ваш выбор.

Как угробить свою жизнь. По методу Остера. 18 +.


Продолжая тему.

Время от времени, как в книжних магазинах, так и на стрёмных платных семинарах, где я иногда операторствую, призванных драть с целевой аудитории бабки, мне попадаются материалы из серии «Как заработать лям евро и ни хрена не делать», «Как стать счастливым и чтобы вам за это ничего не было», «Как найти себя и не потеряться по пути». И т.д.

Как обычно, в кризисные времена на свет божий вылезают разнообразные лекари, которые, естественно, всё знают и с удовольствием делятся своим (и хорошо, если своим) Великим и Бесценным Опытом. За определённую мзду. А бедолаги, потерявшие всякую надежду и смысл, разинув рты, внимают и отдают последние гроши. Гарантий того, что жизнь этих самых бедолаг действительно изменится, нету никаких.

Ведь мы сами, чёрт побери, делаем в своей жизни выбор, сами принимаем решения — и далее по тексту, как правило, следует прочая стандартная околопсихологическая лабуда. Копейки отжаты, эффекта нет, и главное — этот балаган по статье о мошенничестве не проходит. А без лоха и жизнь плоха.

То, что будет написано далее, процентов на девяносто девять пройдено на собственной шкуре в разные периоды возраста, от школьной скамьи и по сей день. Кое-что и кое-кого доводилось наблюдать очень внимательно, начиная с 2003 года. А поскольку это бесплатно, то в построении данных тезисов использован метод «вредных советов» от Григория Остера.

Только в прозаической форме. Поскольку с поэтической у меня не очень.

Следуя этим девяти банальным правилам, можно гарантированно похерить всё. Никакой личной жизни не будет, а любая попытка её организовать при таких исходных приведёт к немедленному распугиванию и внешним видом, и «богатым внутренним миром». Более того: если следовать чётко по всем пунктам, жизни не будет вообще.

Тезис первый. Торчи безвылазно дома. Гоняй в игрушки. Болтайся на сайтах и форумах, глядя на эту жизнь через окошко интернета. Дыши квартирной пылью. Замыкайся в себе. Кушай полуфабрикаты, запивай консервантами с углекислотой пополам. Превращай свой организм в рыхлую массу, а мозг — в испуганный пучок нейронов. График сна полетит к чертям сам по себе.

Тезис второй. Не следи за собой. Реже мойся, не чисти зубы, не брейся, старайся не менять одежду. Можно даже спать в ней. Вид небритой хари, вонь нечищенной пасти да немытого тела оттолкнёт большинство. Что в деле проёба всего и вся роль играет немалую.

Тезис третий. Алкоголь и разнообразные вещества — верные спутники по пути в могилу. Ускоряют шаги, укорачивают путь. Есть мнение, что некоторые расширяют сознание и открывают некие горизонты, но как правило, это больная печень, почки да просевшая нервная система.

Тезис четвёртый. Неумение и нежелание смеяться над собой. Если ты себя воспринимаешь как Трагическую, Тонко Чувствующую Личность с Обострённым Видением Прекрасного, боящуюся в своих и особенно чужих глазах показаться смешной — отлично. Это один из первых признаков начала либо звёздной болезни, либо крайне заниженной самооценки, что в принципе — одно и то же. Ещё один повод превратить жизнь в трагедию на ровном месте.

Тезис пятый. Это частично упирается и в твоё неумение (и нежелание) смеяться над собой, и в какие-то негативные иллюзии по поводу внешности. Но всё-таки, если хочешь с самого начала запороть всё, что можно и всё, что нельзя — продолжай себя ненавидеть. Продолжай считать себя никчёмным уродом. Ведь чем больше ты в этой иллюзии пребываешь, тем сильнее на твоём горизонте маячит смерть. Ну а дальше ясное дело: минус рабочее место, минус продуктовый паёк, минус кусочек жилплощади. Страждующих-то до хуя и больше. Особенно в славном граде Москва. Так что всё в твоих руках.

Тезис шестой. Есть задача похерить личную жизнь? Носи Сложное Ебало. Под Сложным Ебалом (далее «СЕ») подразумевается твоя рожа без малейшего намёка не то что на улыбку, нет. Хоть какого-то её признака. Сложное Ебало — гарантированный успех в деле погружения на дно жизни.

Тезис седьмой. Вообразим фантастический случай: шесть пунктов не выполнены, или выполнены, но через одно место. Тебе ухмыльнулась удача, на твоём горизонте замаячил человек, пола тебе противоположного. И вроде бы по какому-то небывалому стечению обстоятельств тебе симпатизирующего. Возникла живая беседа. Блеснула надежда. Так вот, верный способ эту искру нахуй потушить, не допуская пламени — вместо шуток и нагнетания позитива грузить человека своими проблемами. Могу сказать совершенно точно: на первоначальном этапе знакомства ты как источник постоянного головняка нахуй никому не требуешься. Исход закономерен.

Тезис восьмой. Допустим, усилием воли либо привычкой великое дело похеривания своей собственной жизни, в том числе и личной, не вышло. Могу сказать, что ещё не всё потеряно: есть шанс потушить любое пламя. Просто пытайся себя представить кем-то, кем ты на деле не являешься. Когда через некоторое, крайне непродолжительное время, это всплывёт — а будет это совершенно точно — твоё враньё о том, что ты принц на белом коне, или королева бала, или психически здоровый человек, например — испортит то, что так мило и обещающе росло.

Тезис девятый. И запомни: ты не бездельник и задрот. Ты против Системы борешься.

Оперативная работа. Что это такое — в общем, целом и коротко. 18 +.

Продолжая тему.

-= Вводная =-

В связи с небольшим наплывом посещений на эту скромную страничку и слегка увеличившийся перепиской по электронной почте решил написать эту статью. Мысль большинства спрашивающих всякое можно сформулировать примерно в три вопроса:

1. Что же произошло на самом деле?
2. Молодой человек совсем же ни в чём не виноватый — таки за шо?
3. Как происходит сам процесс, следствием которого является задержание?

Начну с третьего, поскольку по количеству информации он самый объёмный. Я понимаю, что у огромного количества людей, как торчащих в сети, так и вне её, вместо адекватного представления о работе Органов Внутренних Дел (далее ОВД), Уголовного Розыска (далее УгРо) и Следственного Комитета (далее СК) какая-то непонятная каша на основе низкопробных сериалов.

Так, например, многие думают, что граждан, чего-то набедокуривших, куда-то там «забирают просто так». Что есть такие злые и страшные менты, которых хлебом не корми — дай кого-нибудь схватить. Как вариант. Некоторые думают, что «это всё» происходит «по указке сверху».

В попытке разложить странные фантазии людей, которые пока, мягко говоря, плавают в данном вопросе, на ряд понятных и доступных мыслей, я и решил написать данную кучку кириллических символов.

В принципе, ровно то же можно вычитать в законе о полиции, в законе об ОРД (оперативно-розыскной деятельности), как минимум. Но законы написаны сухим железобетонным языком, его читать не особенно интересно: это же не «аткрытка» с умной фразой, которой можно проникнуться и поставить этот ваш «лайк». Это не ролик с котейкой. Не картинка с голой бабой.

Это — закон.

Закон пишется исключительно на канцелярите, самом отвратительном из всех ветвей русского языка.

Вдумчиво читают это лингвистическое недоразумение в трёх случаях: если беда, или кровь из носу нужно по работе. Либо вообще по ОРД или УК РФ — экзамен. Как и в случае с ПДД, например — читается множество раз, запоминается, сдаётся — и привет.

Поэтому, по мере возможностей и сил, постараюсь объяснить суть работы, не вскрывая деталей: извините, но я разумный человек, иметь неприятных разговоров с прокуратурой или вообще поехать в места не столь отдалённые мне ну совершенно не хочется. Да и потом, давать лишние данные злодеям — зачем? Я конечно, идиот, но не настолько.

— 1 —

Всё начинается с нарушения закона.

Неважно, где: на улице ли, в помещении, в сети. В случае именно с сетью процесс выглядит так.

Есть такая работа: оперуполномоченный какого-либо отдела. Последних в ОВД существует великое множество, и каждый специализируется на определённых статьях Уголовного Кодекса (далее УК). Сеть многогранна, уже давным-давно закончились времена, когда интернет был достоянием сугубо состоятельных парней и девчонок. Эта зараза стала общедоступной. А с появлением социальных сетей — которые, к слову, превратились в гиганские базы данных — работа оперов, с одной стороны, значительно усложнилась. А с другой — значительно упростилась.

Задача опера — иметь хорошую раскрываемость и материалы в работе. У каждого опера должно быть вполне определённое количество работы в сейфе. Количество дел на руках и их успешность, которая проявляется в количестве направленных дел в суд (и, что немаловажно, принятых) пока и есть показатель работы сыщика. На специфическом жаргоне это называется «палка».

К слову, о жаргоне — вот тут есть слова, а здесь — выражения.

И если раньше, скажем, лет двадцать-тридцать назад, сыщику приходилось «топтать землю» в поиске материала, в основном, работать с населением и заявлениями от них, выделяя из заявлений те события, которые совершенно точно указывают на наличие «палки» — то есть, явное нарушение закона по какой-либо статье УК, то теперь к этому добавился нехилый такой костыль. Это сеть. Текст, фото, видео и аудио материалы.

Образно говоря, новое поколение сыщиков вполне себе может и действительно «топчет сеть», специально высматривая в ней материалы, содержащие статьи Уголовного Кодекса.

Здесь нужно понимать одно, это очень важно. Операм нужен рабочий материал. Им нужны раскрытые преступления. Сыщики тщательно изучают поверхность сети. И не только поверхность. Каждый божий день. Их очень много: и сыщиков, и отделов, и материала.

Что касается, собственно, сути. Сыщик должен убедиться в том, что игра стоит свеч. Что в обнаруженном материале есть статья — что это реальное нарушение, а не чьи-то фантазии. Для этого создаётся проверочный материал: пишется рапорт, где коротко и ясно описывается тот или иной случай. Его оценивают, как минимум, начальник отдела и начальник оперчасти. В рамках проверочного материала проводятся оперативно-розыскные мероприятия (далее — ОРМ).

На проверку отводится десять дней. Если человек не справляется в десять дней, он, образно говоря, получает по башке. Если справляется, и начальство видит, что в материале совершенно точно спрятана хорошая, уверенная «палка» — первоначальный проверочный материал перерастает в дело проверки: это промежуточный этап между проверочным материалом и реальным уголовным делом.

Здесь под «делом» понимается накопительная папка, куда подшиваются документы: запросы, справки, рапорта, протоколы осмотров, CD или DVD-носители, письма и многое другое из этой же серии.

Максимальное время «жизни» дела проверки — полгода.

Если проверка затянулась, сыщик либо получает по голове, причём достаточно серьёзно и сурово, либо ухитряется его продлить. При условии, что в деле есть хорошая, уверенная палка, проверочное дело плавно перерастает в уголовное. По завершению всех операций пишется что-то вроде рапорта, и дело уходит к следователю, который ответственнен за территорию, на которой преступление совершилось.

В случае с интернетом территория определяется местом проживания фигуранта уголовного дела. На этом задача опера кончается. И сразу же возникает другая.

— 2 —

Следователь, он же следак — ни разу не персонаж из сериала. По улицам следак не ходит. Землю не топчет. По подвалам не шастает. Может время от времени выезжать в составе опергруппы на какое-то происшествие: убийство, самоубийство, серьёзная драка с телесными повреждениями.

Но как правило, следак живёт в кабинете и работает с документами, либо торчит в прокуратуре, либо в суде. Его задача — критически посмотреть, во-первых, на оформление документов. Внимательно посмотреть, нет ли ошибок, характерных для молодняка из числа сыщиков. Во-вторых, его задача — понять, чего ещё не хватает из оперативно-розыскных задач, чтобы дело, которое он направит в суд по свою ответственность и под ответственность опера (а также его начальства), заодно — не стало причиной его увольнения за нарушения. И стремительным вылетом на гражданку, где ни бывшего опера, ни бывшего следака никто особенно-то и не ждёт.

Но не будем о грустном. Дело изучено. Выводы сделаны. И если «всё хорошо» — а так бывает, в основном, у опытных сыщиков — дело направляется в прокуратуру и в суд. Там, опять-таки, оно пристально изучается, и если «всё хорошо», на деле ставятся разрешительные визы. Это значит: дело прошло проверку. Нарушений закона нет.

И тогда уже в бой вступает судья.

Судья выносит решение, какое именно наказание отмерить фигуранту уголовного дела. Это очень сложная и достаточно опасная профессия, потому что решать чьи-то судьбы всегда тяжело. Кто бы что ни говорил и не фантазировал на эут тему. Ошибок судье никто не прощает, и, не смотря на видимость какого-то благополучия, судья каждый божий день ходит под топором проверок, чреватых и увольнением, и судом, и задержанием, и всеми видами наказаний, предусмотренных административным и уголовными кодексами. Ошибиться очень легко: достаточно пропустить безграмотно оформленный документ ОРМ.

Поэтому судья строг, циничен, изо всех сил старается быть непредвзятым — и более того, как правило, у таких людей прекрасно работает память. Иначе жопа. Судьба накосячившего судьи страшна и неприглядна.

Вот пример, как может получиться, если не думать головой и всего раз пойти на поводу у своих эмоций. Вместо разума.

Пишется это, кстати, не для того, чтобы кого-то там разжалобить. Я только хочу подчеркнуть: в этой области происходят судьбоносные решения. И ответственность за эти решения и эту работу — нехилая. Гораздо выше, чем у менеджеров среднего, нижнего и высшего звена. Офисному планктону такое и не снилось.

Там нет такого — «взбрело в голову», «Путин приказал» и потому — «схватили ни за что». Там нету такого — «ничего не делал» и «просто так».

— 3 —

Собственно, к чему я это всё написал? Да всё очень просто. Пять дней назад одного молодого человека из славного города Солнечногорска, как говорят у нас, оперов (путь и бывших) — маненечко въебали. То тут, то там раздаются голоса в его поддержку. То тут, то там звучит до боли знакомая песня: Рафик неуиноуатый, уапше, соусем неуиноуатый. Например, такое я лично наблюдаю в моей «Таверне»:

Или вот такое, например. Это вообще ярчайший пример того, насколько всё плохо у граждан с пониманием реалий жизни:

У нас, конечно же, демократия и толерантность в обществе.

И каждый имеет полную свободу высказываний. Но лично я придерживаюсь очень простой мысли. Прежде, чем рассуждать о предмете — а в данном случае предметом обсуждения является процесс въёбывания гражданина славного Солнечногорска — надо в предмете детально разобраться. Это как минимум. А как максимум, надо, что называется, «следить за базаром». Думать над тем, что произносится незнакомым людям, как в реальной жизни, так и в сети.

Это называется «ответственность». Которая, как оружейная смазка, шомпол и ветошь — необходимы для исправной работы огнестрельного оружия.

Или, как цвета MC-клуба, полученные новичком, подразумевают беспрекословное соблюдение устава клуба.

Так, например, если у вас хватает духу называть пятнадцать усопших подростков «выпилившимися» и «даунами» — будьте готовы к тому, что один из родственников этих подростков заморочится, найдёт вас и немножко сломает челюсть в трёх местах, параллельно лишив половины зубов. Родственники умерших — могут навалять за здорово живёшь. Или вообще пристрелить. Или в подворотне — заточкой в печень. Голь на выдумки хитра. Но это так, к слову.

Я всё-таки сильно надеюсь, что все будут живы и здоровы. Но гарантий, сами понимаете, никаких нет.

Во-первых, даже здесь, в электронном СМИ есть развёрнутое интервью фигуранта. Как говорится, имеющий уши да услышит, имеющий глаза — увидит, имеющий мозг — умножит два на два.

Во-вторых, если это ещё кому-то до сих пор это непонятно, перед тем, как вытащить человека из постели — к этой операции долго готовились. Отправляли его высказывания в сети на психолого-лингвистическое исследование в ГУП ЦИАТ, например — есть такое заведение в славном граде Москва, где люди профессионально занимаются анализом текстов, графических символов, видео, анимации. Образно говоря, гром грянул аж в мае месяце.

А есть ещё такие вещи как опросы потерпевших. Свидетелей. Друзей. Знакомых. Соседей. Есть полная отработка связей фигуранта уголовного дела. Протоколы осмотра мест происшествий. Выемка данных с электронных носителей и тщательный их анализ. На законных основаниях, ибо уголовное дело по статьям, где задета человеческая жизнь и здоровье — позволяют это делать. И было бы удивительно, если бы не позволяло.

Чтобы точно.
Чтобы чётко.
Чтоб ясно.

Чтобы стало понято, с кем и чем люди, призванные обществом защищать и чистить оное от разного рода пиздОты — действительно имеют дело со смрадным гадом.

Чтобы не было как из пушки по воробьям.

В данный момент времени на дворе конец ноября, снег уже лежит, скоро 2017 год. Если округлить, то семь месяцев прошло: от истеричной репортажки «НТВ» до реального задержания. Оно пока было одно. И в десяти регионах нашей необъятной страны ещё идёт работа.

В десяти, блядь, регионах. Это вам не на котеек в интернетах лайкать. Это серьёзно.

И если до сих пор непонятно, в чём дело, так я объясню: просто так, с левой пятки, такие вещи не происходят. То, что вы видите в СМИ, особенно по телевизору (если его кто-то вообще смотрит), на порталах крупнейших информационных гигантов типа ОРТ — всего лишь верхушка айсберга. Остальной массив льда под водой.

И детали операции тоже будут под водой, и будут под водой — до тех пор, пока не будет суда.

Видите ли, дорогие читатели. Лично я, с одной стороны, не испытываю тёплых чувств по отношению к данному пассажиру — что есть, того не отнять. Люди, страдающие хернёй, никогда не вызывали у меня ни уважения, ни поддержки, ни одобрения. Люди, специально выковыривающие со страниц втентаклика подростков с подвижной психикой, и кладущие их жизни на алтарь своего тщеславия, организуя неадекватные движухи — тем более. Мне известен тип людей, которые так действуют: путём уничтожения временно беспомощных и слабых. Решая свои шкурные задачи.

Это нацисты. А с нацистами лично у меня разговор очень короткий. Богатейшая история Великой Отечественной показывает, что на территории России у нацистов пути ровно два: либо тюрьма, либо смерть. Современная история же показывает, что точно такой же путь и у неонацистов.

Так что думайте головой, когда что-то произносите и что-то делаете, уважаемые читатели. И читатели не очень уважаемые тоже. Слово — не воробей, вылетит — не поймаешь. Ровно то же самое и с действиями: семь раз отмерь, один — отрежь.

Штаны вещь такая, интимная. Однажды в них можно попросту не успеть впрыгнуть.

«Группы смерти». Первое задержание.

Продолжая тему.

Начну издалека.

Пятнадцатого числа этого месяца с удивлением обнаружил дикий скачок статистики посещения моей странички: примерно в пять раз больше, чем обычно. Та же статистика показала место, откуда шёл поток: новость с «Ленты». При том, что прямой ссылки на мой ресурс в статье не указывали.

Люди пришли ко мне с поисковых запросов.

Как уже писал раньше, меня привлекла очередная истерия вокруг так называемых «групп смерти» в самом начале лета. Поскольку до боли, до скрежета зубовного, практически один в один напомнила мне историю уже лохматого 2004 года. Совпадений очень много: более десятка трупов в качестве результата, наличие сообщества, и не одного, наличие руководства. И не одного. В «подростков, самостоятельно собравших атомную бомбу и слегка переборщивших с плутонием» я, в силу вполне определённых причин, не поверил. И оказался прав.

Единственное отличие в том, что у этой, свежей истории, гораздо меньшая протяжённость во времени.

Я сложил одно с другим и понял: надо копать. И начал работать, в течение нескольких часов выйдя на первоисточник. Основных вопросов стояло всего
два:

1. Кто конкретно организатор, хотя бы внешний?
2. В чём суть этого цирка на конной тяге?

Ответив на эти два вопроса, можно смело распутывать эту бороду до последнего волоса.

Войдя в контакт с главным, торчащим извне, нежно-ласково пообщался. В результате беседы получил, помимо прочих, такие вот интересные данные:

И такие вот:

И это лишь меньшая часть того, что я смог накопать самостоятельно. Скажем так: верхушка айсберга. Глядя на эти буквы, поначалу даже толком не понимая, кто передо мной и что передо мной, я предположил два варианта — либо мой собеседник конкретный псих с очередной теорией заговоров в башке, перешедшей в сверхидею и кусок выдуманной реальности, либо одно из двух.

Надо было проверить. Связался со старыми знакомыми. Те до кучи накидали ещё данных. И параллельно обзавёлся другими знакомыми. Из числа потерпевших. И задолго до меня взявшихся распутывать это. Самостоятельно. Всё сходилось. Один к одному.

В результате пятнадцатого числа человек, возомнивший себя главным обладателем малиновых штанов, был немножечко задержан. Надолго ли — пока неизвестно. Расколется ли от затылка до задницы — тоже пока неизвестно. Что именно покажет осмотр всех его носителей, включая восстановленные данные с дисков — тоже пока неизвестно.

Но работа идёт, как минимум, в нескольких регионах нашей необъятной. И то, что попали завязанные на него мелкие и крупные упыри — это сто процентов.

Во время недолгого общения с этим существом я понял следующее: как здравый человек он полный Буратино. Потому что стал раскалываться сразу же, подымая срок с пола, с одной стороны. С другой, отдельные ответы наводили на мысль, что нечто такое он читал, и читал серьёзно, запоминая и переводя материал на уровень действия. То ли специфические инструкции, данные взрослыми и серьёзными гражданами, которые пока на свободе, то ли специфические книжки, которыми, опять-таки, его снабдили те же взрослые и серьёзные граждане. Для чего-то.

Время покажет, зачем точно и кто конкретно.

Параллельно я думал, что при сущестующем раскладе дел поколение малолетних ушлёпков вьюношей и девушек со взором горящим, страждущих, как водится, нормальной движухи — пока остаётся неприкрытым. В принципе, на этот каркас можно натянуть всё, что угодно: молодёжный суицид, околофутбол, национал-патриотические движухи — как вариант. И если программирование на смерть, предположительно, оправдало себя в виде — по мнению той же «Ленты», конечно же — пятнадцати мёртвых тел — следовательно, программирование на что-то менее опасное себя оправдает обязательно. Я понял это как эксперимент, обкатку технологий массового подчинения.

Я думал, что с этим делать. Потому что целевая аудитория для всего этого до сих пор есть, надо просто придти, кинуть жирный кусок мяса с засаженным туда крюком — и его радостно проглотят. И будут радостно скакать ровно тогда, когда кукловод решит дёрнуть за трос, торчащий в заднице и в голове. И единственная мысль, которая думалась и в 2005-м, и в 2008-м, и в 2012-м, и сейчас, оказалась простой и банальной до невозможности.

Есть только одна гарантия не попасть под эту раздачу. Головной мозг, который принимает решения и отличает нормальных людей от ненормальных, нормальные движухи и движухи идиотские, не говоря уже о смертельно опасных.

Залог наличия такого головного мозга это, в первую очередь, мамы и папы, которые у своих детей в авторитете. Во вторую очередь, это школа, которая даёт нормальную программу бытия, понимание истории своей страны и понимание того, в каком мире живёт страна сейчас. И в последнюю по счёту, но не по важности очередь — это занятия вне школы и дома. Умному, думающему, пусть и не очень взрослому человеку навязать какую-то сомнительную хрень достаточно трудно. Это малолетний ушлёпок без элементарных знаний в голове радостно схавает всё, что ему дадут в качестве пищи для ума. Последних, к сожалению, много. Даже слишком много. Сидят по контактикам и радостно лайкают картиночки. Часто — не слишком весёлые. Таких откровенно жаль.

Можно, конечно, заламывать в истерике руки, искать виноватых и кивать в сторону государства: мол, отстранились от воспитания детей, негодяи, обложились взятками аки кирпичами, понастроили себе трёхэтажных вилл, понапокупали собственности за народные деньги. Но проблему это не решит, даже если это на сто процентов так. Пацаны и девчонки остаются пока неприкрытими от угроз извне. В целом, получается старый дедовский способ: хочешь сделать что-то хорошее, делай это сам. Спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

Первоочередную задачу для себя самого вижу крайне простую: не быть идиотом самому.

Первый, как говорится, пошёл. На очереди остальные и, разумеется, кукловод.

Пусть пока полежит здесь.

Продолжая тему.

Собственно, вот и результат работы коллег. Цитирую:

Задержанным в Подмосковье администратором «групп смерти» оказался уроженец Солнечногорска, известный под прозвищем Филипп Лис. Именно он является создателем сообществ f57. Об этом «Ленте.ру» рассказал источник в силовых структурах, знакомый с ходом операции.

Задержание явилось итогом совместной операции СКР, ФСБ и МВД.

«Филипп Лис был задержан прямо в кровати. Его взяли без штанов, в буквальном смысле», — уточнил источник.

Источник: https://lenta.ru/news/2016/11/15/fox_news/

Чуть позже я дам развёрнутый материал конкретно по этой ситуации.

Смысл существования «Таверны». И этого сайта.

Продолжая тему.

Не так давно я через электронные СМИ наткнулся на явление под названием «Группы смерти». Совсем кратенько: существуют некие люди, которым интересно, используя некоторые технологии НЛП и кашу в голове у подростков, организовать игровой процесс, конечный результат которого — добровольная смерть. И вызвать некоторое количество смертей.

Процесс пошёл. Система сработала.

Итого. Панический вой в СМИ на фоне нескольких реальных трупов. «НТВ» в очередной раз отрыгнуло истерический ролик, протаскивая одну и ту же чепуху, которую активно использует с 2006 года: «клуб самоубийц». «Lifenews», как обычно, по своим каналам распространило данные из оперативной сводки, заботливо купленной у некоторых сотрудников, которые продаются: смерть подростка.

Вскрытый компьютер и переписка показывает ясно — девушку инструктировали. Готовили. На выходе — мертвец. И не один.

Я провёл достаточно беглый анализ, предложив одному новостному сайту тему. И вроде бы договорились, вроде пришли к какому-то пониманию. По заверешению работы над статьёй мне было сказано, что данному СМИ нужен некий инфоповод — чтобы выдать мой материал. Я этот повод довольно быстро обнаружил. Очередную смерть очередного подростка. Тогда редакции не понравился стиль изложения и некоторые скрытые данные, которые могли бы повредить операции по вычислению корня проблемы. И, само собой, устранению проблемы как таковой.

После я вытащил то, что приготовил, на поверхность — ибо когда идёт речь о жизни и здоровье людей, которые к суициду не имеют вообще никакого отношения, а в мире действуют граждане, которым живого и не вполне зрелого человка загубить что муху прихлопнуть — это минимум, на который я способен.

Единственное, что жаль — печальный факт, что огромная информационная машина при всей своей силе воздействия на население ровно в той же степени неповоротлива. И в данном конкретном случае попросту бесполезна. Цель машины не прикрыть или защитить. Цель машины — рейтинг и отбивка денег за рекламу. Ничего личного, просто бизнес. А в бизнесе ничего просто так не бывает.

Я пишу эти закорючки не для того, чтобы пожаловаться на негодяев-журналистов, которые у меня, взрослого половозрелого мужика, к тому же, понимающего в той теме, на которую написал буквы — не приняли очередную кучку кириллических символов. Нет. Редакций на свете много. Тем, в которых я действительно что-то смыслю — ещё больше. Живые и думающие читатели у меня тоже есть.

Но я как бы хочу дать понять «людям не в теме»: в сети полным-полно психов. Более того, психов, которые немножко понимают, что такое НЛП, и достаточно банальными, некотнактными, я бы сказал, способами могут ввести подростка с большой степенью внушаемости в состояние готовности умереть.

С вероятностью примерно в 90%. Слышали когда-нибудь выражения: «психолог без мозгов» или «обезьяна с гранатой»? Вот это оно и есть. Технология попала в руки к, сожалению, малолетним ушлёпкам. Результат мы не так давно наблюдали и продолжаем очень внимательно отслеживать.

Органы разнообразных дел, с которыми я на постоянном контакте — работают данному направлению. И я надеюсь, деятельность странных граждан прекратят.

Отечественная демократическая журналистика — либо в истерике выдаёт махровый бред, воспринимаемый простыми людьми за истину, либо хранит молчание. Потому что никак не может подобрать инфоповод. В то время как линию огня никто не отменял. Настоящую линию настоящего огня, где плата за промедление — человеческая жизнь.

По-прежнему, пока упыри на свободе — под угрозой, как минимум, детские и подростковые жизни. Может быть, это и ваши дети тоже.

Надо что-то делать. После того, как я отредактировал книгу, после того, как превратил книгу в отдельный сайт — с 99,9% бесплатным контентом и символической ценой за вещь, показавшую свою живучесть спустя больше десяти лет после написания — я неожиданно для себя понял, что цель сайта не заработать денег. И даже не способ удержания слегка съехавшей от хорошего удара крыши на своём месте. Нет.

Лучший способ защиты человека, особенно маленького, не вполне адекватного пока этому миру — в силу того что ребёнок это ребёнок, а подросток это подросток — дать человеку актуальные данные по теме, в которую он, может быть, по ошибке влез. Так, например, выйдя на связь с одним их «группосмертников», по ходу беседы с ним и по ходу анализа материалов о нём в прессе я пришёл к выводу, что гражданин к превенции суицида имеет такое же отношение, как слон к балерине. И что у человека отвратительная, просто зашкаливающая и требующая в рожу кирпича мания величия. Равно как и остальные «онижедети», скрючившие рожи в снисходительной улыбке, сверкая наманикюренными харями, специально подготовленными для прямых и не очень прямых эфиров.

Именно в рожу — и именно кирпича. Потому что есть грань, где заканчивается самолюбование и начинается закон. Причём, закон не столько Уголовного Кодекса, который я чту и уважаю. Не смотря на дикие тормоза машины, которую УК из себя и представляет в действительности. Нет. Закон этот звучит достаточно просто и формулируется в два предложения:

1. Покуда живёте — давайте жить другим.

2. За свои поступки — будьте добры ответить в той же мере, в которой вы совершили ошибку.

Именно этот, а не уголовный, закон — работает очень быстро, без бюрократических проволочек и оперативных дел, штампов и подписей. Именно по этому закону, как знать, кого-то, кто слишком много о себе возомнил, люди могут тихо, спокойно и без посторонних убрать. Убрать тех, для кого жизни чужих детей — это забавная игра и вообще способ раскрутки.

Я убеждён в том, что и Алиса Исаева, и Сергей Макаров мало отдавали себе отчёт в том, что делают. Писатель — пишет. Художник — пишет. Создатель сайта на тему суицида развивает свой ресурс, пока не подходит к последней черте. И, соответственно, эту черту не пересекает. Такова жизнь.

И тем не менее, эти ребята, равно как и уже не живущие в этом мире создатели первой версии «Палаты №6» сделали дело. Они дали мне возможность изучить тему не то чтобы досконально и в совершенстве. Нет. Они дали мне возможность спокойно работать с достаточно опасным материалом. От которого, как выясняется, в ужасе шарахаются даже некоторые психологи и психиатры.

Они дали мне основное: базовые знания, которые в состоянии освоить любой заинтересованный человек, и основываясь именно на этих базовых знаниях — помочь тому, кто действительно нуждается в помощи.

Пока отечественная журналистика ищет инфоповод.

Пока органы разных дел разрабатывают крайне непростых, дотошно разбирающихся в воздействии на массового потребителя этого продукта — продукта под названием «суицидальная субкультура» — граждан. Ту мерзость в человеческом обличье, откатывающую на суицидах подростков технологию воздействия на массы посредством так называемых «социальных сетей».

Закон — тот самый неповоротливый, тормозящий — но всё-таки закон — с трудом идёт в ногу со временем, в мире информации, высоких скоростей обмена данными, в мире, где работать надо уже не по факту, а на опережение.

Резюмируя.

1. Если вы это прочитали и даже поняли, о чём идёт речь — это хорошо.

2. Если вы до конца поняли то, о чём здесь написано, вы знаете, что делать дальше.

3. Если вы это сделаете — спасибо.

И снова про издателей с писателями.

Продолжая тему.

Со второго февраля 2016 года прошло уже почти полгода. За эти полгода «Сайт памяти Алисы Исаевой» успел немного развиться. Те механизмы, которые я там заложил — работают.

Но речь не о том. Я снова сходил в одно достаточно известное в ЖЖ сообщество про издателей и писателей. «IZDATO». И снова весело, непринуждённо и цинично поболтал.

Какая-то часть людей ответила адекватно и понятно. А вот часть, надо сказать, меньшая — похоже, сбежала из психиатрической клиники либо имени Кащенко, либо Ганнушкина. Тем самым заработав своё присутствие в разделе «Занимательная энтомология» моего Бортжурнала.

Мой общий вывод таков. Среди графоманов со стажем и без него, естественно, наличествует конкуренция. Она такова: некоторые граждане оттуда очень сильно не любят, когда в их благополучный мирок приходит кто-то новый. И ведут они себя не вполне как люди.

Именно поэтому я не ходок в редакции, во всякие творческие студии и прочее — хотя, когда совсем юный был — было интересно и познавательно. Ну так вот: пока всё в бесплатном режиме, у творческих людей всё чудесно и замечательно. Как только речь заходит о деньгах — некоторые внезапно превращаются в тупорылых животных.

И как вы можете видеть по этой ссылке, когда кто-то — ну, например, акула — пытается меня укусить, она, как правило, ломает зубы.

В силу того, что там железо ;-).

Genegation of «Like». Статья.

Молодёжный суицид: двенадцать лет спустя

Вводная

21.05.2016 г. телекомпания «НТВ» выпустила очередной репортаж о трижды «прославленном» так называемом «клубе самоубийц».

Не могу назвать себя профессионалом по части психологии или журналистики. Образования в этой области у меня нет. Я всего лишь скромный автор, который слегка ориентируется в теме «депрессивно-суицидального» сегмента русскоязычного Интернета.

Ролик носит откровенно панический характер. И по мнению скромного графомана со стажем, граждане, ответственные за выход на экраны ТВ и web-страницы данной поделки – слепленной с точки зрения технологии чёрного пиара просто идеально – откровенно плавают в материале.

То, что увидел лично я, противоречит, как минимум, нормам этики журналиста. Я имею в виду профессионала с определённой гранью: она начинается там, где у нормальных людей есть совесть, и заканчивается в точке, где имеет значение только рейтинг и деньги. Этот почерк мне очень хорошо знаком. С 2006 года. И с того времени мало что изменилось: тот же подход, те же фантазии. С одной стороны, это наивные, попавшие под гусеницы крупнейшей в России информационной машины люди. Интервьюируемые. Материал. На свой страх и риск вставшие под объективы камер циничного гиганта, плюющего на их репутацию — и жизнь заодно.

С другой — реальная проблема, которая похоронена под налётом информационного мусора. Например, вот этим творением продюсера Александра Жебровского и конкретно его команды журналистов:

Лично моя задача заключается в том, чтобы постараться максимально снизить рост панических настроений среди читателей: особенно той части, у которой есть несовершеннолетние дети. Дать проверенную, актуальную информацию.

Речь идёт о вполне серьёзной вещи: угрозе жизни вследствие наплевательского отношения к информационной безопасности населения, точнее, одной из наиболее слабо защищённой в этом плане его части: детей и подростков.

Краткая история вопроса. 2003-2016 годы.

В суицидально-депрессивный сегмент русскоязычного Интернета я попал в далёком 2003 году. Тогда меня интересовал один вопрос, вследствие незначительной психотравмы: как именно думают люди, которые действительно не хотят жить? В поисках ответа на данный вопрос я переосмыслял свою собственную жизнь, сопоставляя уровень проблем этих людей и собственный уровень.

Тогда, в далёком уже 2003 году, мне очень сильно помог сайт Алисы Исаевой – «Маленький чуланчик на заднем дворе».

И в меньшей степени сайт авторства Сергея Макарова – «Моё самоубийство».

Сейчас эти сайты существуют только в архивах, а оба создателя мертвы – в силу разных причин. С того времени относительно живым остался только сайт под названием «Палата №6», впервые созданный в 2005 году Сергеем Барковым.

Впоследствии покончившим с собой.

Одно я могу сказать совершенно точно: по большей своей части, одинокие люди находили и продолжают находить там поддержку и помощь.

Общение складывалось так, как оно принято у разумных людей – в силу того, что тогда технологии глобальной сети не позволяли быть в режиме «онлайн» постоянно. Данные тянули по медному телефонному кабелю, а модемы представляли собой громоздкие коробки, с шипением и треском обеспечивающие довольно хилую по нынешним временам связь. Эта технология, равно как и технология сети «Fidonet», располагала к размышлению, написанию именно текстов. Достаточно длинных и вдумчивых. Картинок, фотографий – минимум. Видео – в зачаточном состоянии, по сравнению с сегодняшним днём.

Создателей сайтов, перечисленных выше, я застал живыми. И фактически на каждого из них у меня есть детальное досье. Кроме, пожалуй, Баркова. Я следил очень внимательно за тем, как появляются и исчезают в недрах глобальной сети эти ресурсы и эти люди. Кое-что я понял и про эти сайты. Что, впрочем, можно сказать о любой другой справочной информации: разумный человек всегда найдёт то, что ищет. Не вполне разумный найдёт проблему, чреватую угрозой жизни и здоровью.

Нынешнее время. 2016 год.

Я заметил, что социальные сети нового поколения – «В контакте», «Facebook», «Одноклассники» и многие другие отличаются от старых, вроде «Livejournal» или «Liveinternet», двумя основными свойствами.

Первое. Основной упор идёт на мультимедийные данные: картинки, видео и звук. Второе. Зачастую общение идёт на уровне «поставить лайк» и «сделать репост». Нормальным, полноценным общением это назвать достаточно трудно. Не нужно думать. Требуется просто давить на кнопку «понравилось». Возможности комментирования какого-либо материала есть, но как правило, эта опция работает для сообществ с очень большим числом подписчиков.

Достаточно частое явление – вывешивание изречений разного характера, простой и ёмкой фразы, отчего-то в формате картинки. Опять-таки, варианты реакции те же: «лайк», «репост», «коммент». И последнее, опять-таки, работает только для очень больших сообществ.

Лично мне, «человеку сетей старого поколения» («олдфагу»), данное явление непривычно: для меня это хоть и понятое явление, но уровень мышления и речи напоминает уровень Эллочки Людоедки – если кто-то ещё помнит Ильфа и Петрова. Лично для меня такой способ общения неприемлем.

Для «поколения лайка» это норма. Вместо полноценного ответа тупо ставить «лайк». Предоставляя разнообразным СМИ, магазинам бытовых товаров и прочему мелкому и крупному бизнесу крайне удобную в плане воздействия аудиторию. При грамотном подходе подачи рекламы этот «пипл» «схавает» всё, что угодно – по крайней мере, в своём большинстве.

И одно дело, когда «пипл хавает» товары разного типа: бытовые, спортивные, сувениры и т.д. Одно дело, когда речь идёт о нормальной, позитивной музыке или кино. Совсем другое дело, когда в неокрепшие мозги юных сограждан льётся информация деструктивного типа.

Те данные, которые в состоянии переварить и не свихнуться только подготовленный, опытный человек. Именно на такое сообщество – в котором преобладает информация деструктивного типа – я и вышел. В попытке хоть как-то структурировать привычный уже за много лет наблюдений бред от телекомпании «НТВ».

Тихо. Работает спецназ.

Ориентируясь на первый ролик «НТВ», в котором два Филиппа («Море китов» и «Лис») изображались какими-то циничными упырями – я предположил, что их сообщество и цепочка смертей как-то связаны. Затем, после внимательного изучения материала новостной компании «Лента» я понял, что эти ребята то ли влезли, то ли хорошо сделали вид, что влезли – в превенцию молодёжных суицидов. В упомянутом материале они позиционировали себя как люди, способные оказать и оказывающие помощь. Насколько я понял – помощь в плане жизни, а не добровольной смерти.

Во что я, естественно, в силу скромного опыта и цинизма, просто не поверил. У меня тогда сразу возникло два вопроса:

1. Почему суицидальные сообщества в том же «контакте» начинаются с буквы «F» и что означают эти непонятные цифры?

2. А где же, собственно, «настоящий упырь»?

Эти простые вопросы привели меня к поисковым системам Интернета. И я наткнулся на такое: «F» — это обозначение психиатрического диагноза, цифры после «F» — номер соответствующего заболевания. Правда, чуть позже выяснил, что это, опять-таки, из разряда «пустить пыль в глаза»: на шифр психиатрического заболевания это походило лишь внешне, цифры, которые следовали далее — всего лишь кусочек телефонного номера молодого человека, «замутившего» эту движуху «типа самостоятельно».

Современное поколение так называемых суицидников в соцсетях практикует одну «забавную» вещь. Практически любой желающий получает в некоем сообществе задание, косвенно или прямо связанное с самоубийством.

Кое-кем это считается игрой. Результат игры мы периодически наблюдаем в новостях. Наблюдали это и некоторые сотрудники некоторых служб нашей безопасности.

И «настоящий упырь», к сожалению, действительно есть. Он не имеет отношения к симпатичным мальчикам и девочкам с кличками из передачи «В мире животных». Которые, кстати, после выхода ролика «НТВ» вполне могут, наряду с репутационными потерями в жизни, в ближайшей подворотне внезапно наткнуться на сюрприз в виде группы неравнодушных и крайне сердитых людей. Получив, как минимум, травмы разных интересных частей тела. А максимум, своей только начавшейся жизни вообще лишиться. В силу того, что любой родитель за своего ребёнка готов на многое – в том числе и на убийство. И примеров тому масса.

Есть и закрытое сообщество с десятками тысяч подписчиков, которое лично я изнутри видел – в силу того, что внимательно фильтрую поступающие данные и кое-чем до сих пор владею. Материалы в этом сообществе содержатся, в основном, двух типов: огромное количество фотографий человеческих трупов, видео смертей и, главное, пятиминутный ролик. По словам специалиста в области монтажа кино, сделанный профессионалами с одной целью – вывести «юного зрителя» из состояния, затащившего его в это сообщество, в состояние полной готовности к добровольному уходу из жизни. При этом тщательно нашёптывая, что убить себя – это неотъемлемое право каждого свободного человека. Ну и какой же дурак после этого не захочет «быть свободным», особенно если он, по сути – наивный ребёнок с высокой степенью внушаемости?

Естественно, никто не будет давать ссылок, ни даже картинок этого сообщества. Могу назвать только число подписчиков: примерно пятьдесят тысяч. Вдумайтесь, граждане: это ведь достаточно серьёзная цифра. А судя по контенту группы и стилю общения в этой группе, административный и модераторский костяк этой группы – психически больные люди. Невооружённым взглядом видно: людей с неокрепшей психикой прямо программируют на добровольную смерть. И надо сказать, пока у них получается.

В данный момент времени идёт достаточно сложная, ювелирная работа по вычислению администраторов и модераторов данного сообщества. И я искренне надеюсь, что от ответственности этот человек, либо группа людей – не уйдут. Рано или поздно это произойдёт. А нужные люди свою работу знает очень туго. Своих детей, равно как и детей сограждан, эти люди в обиду не дадут.

О тихих психах в интернетах

Возможно, для кого-то это покажется новостью, но до сих пор доступом к глобальной сети обладают люди из всех социальных слоёв населения. В том числе и нездоровых психически. Классическим примером такого человека является известный достаточно широкому кругу интернет-пользователей Рубен Искандарян. По словам специалиста в области психологии, он достаточно хитрый человек с больной фантазией, который владеет технологией манипуляции сознанием других, более нормальных людей. Со стороны и чисто диагностически ему было присвоено описание «истероидного радикала, которому нужна публика».

Достаточно подробное описание его «похождений» в сети можно найти здесь.

Я хочу отметить: при всех своих очаровательных заскоках этот замечательный человек, в общем-то, безобиден. Внешне он очень тихий и скромный парень с тонким, словно у мальчишки, голосом. И ровно такими же тонкими руками – которые лично я при рукопожатии опасался сломать. Такой уж общественной опасности – в плане угрозы жизни — Рубен Искандарян пока не представляет. Он может создать проблемы, написав очередное заявление в прокуратуру, полицию или суд. Но это не те вопросы, где ставится задача: жить человеку или не жить.

В отличие от «упыря» с его сообществом, откуда, при детальном анализе сообщений, не вполне окрепшие в плане убеждений и своего собственного пути в этой жизни люди отправляются прямиком на тот свет.

И когда именно наше замечательное правительство озаботится этим – задачей ограничения доступа в сеть определённой категории граждан – большой вопрос. И к сожалению, это не ко мне.

Что делать сейчас?

В первую очередь – никакой паники. Повторюсь: люди работают, и дело своё знают хорошо.

К своим детям, особенно детям подрастающим, надо прислушиваться. Надо интересоваться тем, какую музыку они слушают, какие фильмы смотрят, какие книги читают. Потому что если у вас, уважаемые родители, по отношению к собственным детям не будет внимания и авторитета, ваше место займёт кто-то другой. И это «кто-то другой» может оказаться больным на всю голову «упырём» — с манией величия и жаждой чужих смертей.

Это совершенно не значит, что нужно отнимать у людей возможность быть в сети, или как-то ограничивать контент, поступающий на домашний комп. Нет. Просто у человека, пусть и маленького, обязательно должна быть альтернатива в выборе, какие именно данные поглощать – и уж лучше бы это была информация конструктивного типа, а ещё лучше – занятия, лежащие за гранью экранов. Спорт, музыка, авто, мото, литература, поэзия, фото, видео – всё, что нравится очень многим. Всё, что так или иначе развивает.

И что эту достаточно интимную тягу к вопросам о жизни и смерти, естественно, не заменит, ни в коем случае – а просто расширит и углубит в сторону, где лишение себя жизни в ключе опробованного в самой жизни – несусветная глупость, а не насущная необходимость.