Борис Вишняков. «Профессиональное завтра 2021».

Вот и закончена довольно объёмная работа. Хоть я и завершил это ещё пятого ноября, но уж лучше поздно, чем никогда. Тем более, оно стоит того, чтобы рассказать об этом. Особенность конкретно этих видеофайлов заключается в том, что весь материал на 90% отснят Борисом Вишняковым — как многие из моих читателей и зрителей знают, на 100% незрячим человеком.

Работали вдвоём: часов восемь смотрели и слушали материал. На пару соображали, как его монтировать, и какую музыку добавить для атмосферы. В связи со срочностью, поскольку преподавательский состав и администрация института, где на данный момент мой товарищ обучается, очень хотели скорейшего отчёта по поездке, пришлось налечь на вёсла: первые три серии были смонтированы вообще в один день. Я такое дикое количество файлов за столь короткое время родил вообще впервые, до этого моим пределом был один, максимум — два видеофайла за двенадцать часов. Работалось интересно, с огоньком, практически как для себя.

Но в целом, дело не в количестве, конечно. Доказано на практике: слепой человек вполне в состоянии снимать своё собственное путешествие, практически без какой-либо помощи со стороны. За редким исключением. Осталось только найти быструю и удобную методу для оперативной переброски отснятого в сеть, и тогда в моём случае из каких-то задач по поводу съёмок остаётся только монтаж — ведь не всегда возможно быть там, где съёмка необходима.

И это хорошо. Полагаю, это будет не первое и уж точно не последнее путешествие под съёмку в режиме практически полной автономности.

Новости с полей.

Седьмого дня к нам на трек заехала съёмочная группа телеканала «ОРТ». Снимали нашу очередную ежевоскресную тренировку. Сказали — 15-го октября, во Всемирный день белой трости в программе «Утро» будет сюжет. Я взял координаты и попросил поделиться ссылочкой на видео, как только оно выйдет. Как знать, может, они переплюнут ребят с «Дзена»? Их сюжет, снятый на треке в начале лета, с моей точки зрения, получился просто атомный.

Между делом, пока ездил на съёмки очередного материала к очередной серии нашей многострадальной «Восьмёры», параллельно смонтировал ещё одно видео. Особенность в том, что примено 70% его снял Боря, и где-то процентов тридцать — девушка, которая сопровождала его заезд в Мячиково. Несмотря на отсутствие явных эффектов, кроме ускорения кое-где, монтировал долго, тщательно вычищая междометия, длинноты, лишние паразитные слова. Решили попробовать новый формат, формат влога: эти видео сильно длиннее всех прочих, стиль — «что вижу, то снимаю, а в процессе монтажа разберёмся, что с этим делать». Как знать, возможно, людям и зайдёт.

Восьмёра. Первая серия.

Продолжая тему

Пока я достукиваюсь до админа сервера, который может разобраться с химией доступа и загрузки файлов, пока я достукиваюсь до товарища, у которого ожил мой полумёртвый архивный винчестер с сотней гигабайт фотоматериала, начиная с 2010 года, я и Боря успели заснять и смонтировать первую серию «Восьмёры». Когда начнутся съёмки второй, пока не очень ясно. Сильно зависит от статуса и технического состояния машины: её регистрации в ГИБДД и наличия нового реле поворотов.

Без реле поворотов дотащить машину своим ходом до гаража с технарём возможным не представляется. Нарываться лишний раз на сотрудников ГИБДД нам не нужно. А так, машина вполне себе на ходу, но её совершенно точно нужно смотреть и шаманить в тех местах, где обычно шаманят подержанные тачки.

Восьмёра. Пилотный выпуск.

Пока разум мой и руки изнывают под натиском обработки фотошопом очередной дискотечной фотосессии, мы с камрадом потихонечку запускаем проект «Восмёра». Что характерно: 99% видео, снятого для пилотной серии, снято Борей самостоятельно. Он просто ориентировался на звук, и если бы всё было совсем плохо, я бы точно не стал это монтировать.

В процессе монтажа стало ясно, что «Восьмёра» — это сериал :).

Борис Вишняков: люди, изменившие мою жизнь к лучшему.

(с) http://nicksanych.ru
специально для спортивно-оздоровительного клуба
«Слепые гонки»
http://blind-race.ru
 

Серия: люди, изменившие мою жизнь к лучшему

— 1 –

Этого чувака я встретил в 2010-м году.

Он оказался и впрямь странным, не похожим ни на кого-либо, попадавшегося мне в жизни до. Дело было так: одиннадцать лет тому назад я вместе с некоторыми людьми из некоего мотосообщества решил провести фотоконкурс. И для этого нам потребовался фотограф, уровень которого был выше любительского. Боря стал одним из них.

Первые две детали, которые сразу бросились в глаза и, в принципе, у большинства людей из моего тогдашнего круга общения вызывали отторжение, были таковы. В первую очередь, это внешность: повреждённый где-то глаз и полувоенного образца одежда – не считая старой, конкретно побитой жизнью косухи. И, во-вторых, дичайшее, просто хламное состояние жилища, где он и находился в гордом одиночестве, изредка принимая на «базу» друзей – как показала потом жизнь, довольно вменяемых и надёжных людей, не смотря на внешний, с налётом некоторого «неформальства» и раздолбайства, вид. Этот беспорядок и атмосферу трудно передать словами: в этом надо было оказаться. К счастью, сейчас этого больше нет.

Был один забавный случай, связанный с этим. По ходу организации конкрурса я совершенно случайно попал на предложение сделать этот конкурс коммерческим, и, на свою голову, согласился. Представитель одной коммерческой структуры, войдя в его дом, непроизвольно вздрогнула – как будто бы увидела нечто эдакое – типа мыши. Не компьютерной и не декоративной. Обыкновенной, полевой или домашней. Так-то, в принципе, обычному человеку было с чего вздрогнуть. Меня, тогда уже вполне привычному к трупам в развороченных квартирах на дежурствах в убойном, это не смущало. Беспорядок не казался мне чем-то таким кошмарным: ведь никого не убили. Никто не ранен. А значит – всё в порядке. Просто прибраться и всё, вопрос пары-тройки часов.

А для обычной бабы, прибывшей из глубины сибирских глубин, это был просто трындец. «Видишь ли, Боря – человек нищебродского формата», — примерно так мне было сказано. И выбор пал на другого фотографа, не смотря на то, что Боря неплохо в этом разбирался. И качество его снимков было гораздо выше любительских. Весной следующего года у Бори состоялась персональная фотовыставка на мероприятии под названием «Парафест 2011».

На начальном этапе знакомства, не будь во мне интереса к людям как таковым вообще, я бы повернул рули и газанул бы от товарища Вишнякова в противоположном направлении. И тогда, на тот момент времени, я был бы совершенно прав в своём выборе. Тогда я был самым обычным человеком, больше офисным планктоном, чем всем остальным.

Ещё один человек, глава одного очень крупного московского мотосообщества, с некоторой брезгливостью рассматривая, вероятно, полчища тараканов и общий бардак базы, постоянно набегающих из мусоропровода этажом ниже, особенно во время того, как очередной сосед решил их травануть, сказал: «В таком доме не рождается успех». Это было пять лет спустя после аварии. В тот год мы выиграли нашу первую гонку.

Так что же заставило меня не отжать гашетку на полную, теряя на ходу резину — куда подальше от этого места и этого странного чувака, после первой же встречи? Помимо интереса к людям как таковым, конечно же.

Одиннадцать лет тому назад мне понравилась идея создания мотоклуба, участники которого, так или иначе, имеют ограничения по физическим возможностям тела. Создание подобной системы вывело бы людей из тени, с уровня повседневной забитости: возникло бы интересное дело. И жизнь совершенно иного качества. Ну и, само собой, вместе проще делать какое-то большое и полезное дело – ведь, в том числе, и в этом заключается смысл любого мотоклуба. Ибо, от сумы да от тюрьмы не зарекаются: сегодня ты Харли Дэвидсон с ковбоем Мальборо, а завтра – жалкий обрубок, выкинутый на обочину жизни вследствие травмы, полученной на дороге или где-либо ещё. «Мотопреодоление» — оно было как раз про то самое «завтра». Чтобы было куда придти, случись что.

И я – понял и принял.

— 2 —

О том, что именно вышло из поездки в конце мая 2011 года, написано немало, в том числе и здесь. Мной это ДТП давным-давно разобрано, более добавить нечего. Я уже лет десять как не опер с убойки. Да и любого другого из отделов ОВД. Борис Юрич десять лет как слеп. Наши «Слепые гонки» работают, по большей части работают так, как и нужно, выполняя свою задачу. Люди ходят, и по большей части, этих людей всё устраивает. Недовольные, конечно же, есть. Всё как у всех, ничего такого, вполне себе годный спортивно-оздоровительный клуб. Автономный и некоммерческий. Со стороны организаторов, в том числе и меня – со своими радостями и, как это водится, головняками.

Так о чём же я тут тогда, когда уже всё, казалось бы, написано?

О людях, которые принесли в мою жизнь – хорошего. Относительно моего понимания того, что такое «хорошо», естественно. Что ж, с Борей Вишняковым далеко не всё так однозначно, как может быть с Павлентием, Лизой, Доком, Лисёнком или Эрнестом Сергеевичем. И множества других, чьи слова и поступки оставили правильный, позитивный след. Борис Юрич — сложная тема, состоящая из кучи деталей, многие из которых я не озвучивал, а некоторые так вообще не озвучу никогда – попросту ни к чему. Однако, вот голые факты, которые описывают этого бойца именно как Человека.

Первое. Это я потом уже узнал, в 2020-м году. И Боря, и его родные, после того, как это с ним произошло, приложили все усилия к тому, чтобы возбужденное в отношении меня уголовное дело не попало в суд, а в архив. Иначе – 264 статья УК РФ и минимум пара лет колонии-поселения. Процент решений в пользу водителей, по чьей вине пассажир получил травмы, сопоставимые с Бориными, практически – нулевой. Мой мотоинструктор, который натаскивал меня на мотоинструктора, сказал, что я в этом смысле – уникум.

Пойди это дело в ход, быть мне в колонии. Бывшему менту.

Именно поэтому, каким бы неудобным, неуживчивым и где-то даже солдафонистым он кому-то ни казался со стороны, под всеми этими оболочками пространство подогнало мне в друзья – человека, который держит слово и держит удар. В отличие от подавляющего большинства. Проверено.

Второе. Однажды, в 2016 году, окончательно одурев от безденежья, я вписался в откровенно мошенническую схему. Какое-то время я побыл номинальным гендиром аж двух контор-пустышек, через которые, как выяснилось несколько позже, шёл отмыв какого-то бабла. Дело закончилось примерно год спустя, в кабинете оперуполномоченного УБЭП-а, которому я, после того как честно предупредил об этом всех участников дела, что я говорю всё как есть – именно всё как есть и рассказал.

Просто на этапе зимы 2016 года мне ясно дали понять, что жить на моём адресе мне попросту небезопасно. Я запросил у Бори поддержку. Он предоставил базу для жизни и работы. Я пробыл у него там около года – а может, и больше. Комфортно мне было или дискомфортно – вопрос десятый, если не двадцатый. Он впрягся и помог. Это – сработало. И этого – достаточно.

— 3 —

***
Отвечаю на вопрос, который сам же и поставил: чего же такого хорошего человек привнёс в мою жизнь?

Первое, чему я действительно научился, по крайней мере, отчасти – это терпению и упорству. В любой задумке нужно идти до конца, старательно продумывая каждую деталь и просчитывая пути возможного отхода, случись что – если задача не решается сразу.

Второе. Понимание того, что нет нерешаемых задач. Есть цена, которую далеко не каждый готов платить за решение того или иного ребуса.

Третье. Держать слово. Держать удар.

***
Есть время разбрасывать камни, есть время собирать камни. Этот год, не смотря ни на какие внешние мешающие факторы типа кризисов, вирусов и прочих «шмизисов», выдался годом позитивных перемен в жизни каждого из нас.

Я почти стал мотоинструктором, и набирает обороты линия режиссёрской, операторской и видеомонтажной работы. И я так чувствую, моему мотоциклу недолго осталось быть припаркованным в моей комнате. Вроде бы всё как обычно, а вроде бы как и нет.

А вот Борис Юрич решил переехать из того места, где он обитал ранее, в совсем другое место. Более просторное и позитивное. Без мусоропроводов на лестничных клетках. Там, где предпочтение отдаётся людям и в особенности детям, а не четырёхколёсным повозкам на бензиновом и дизельном ходу. Ведь, как ни крути, а район станции метро Академическая, особенно вблизи метро, не приспособлен для нормальной жизни в принципе. Слишком много бордюрного камня и асфальта.

Слишком мало зелени. Летом адская жара, зимой – адский холод, куда ни плюнь – кругом проезжая часть, шум авто и выхлопные газы. Почти негде выгуливать собаку.

Естественно, с этим переездом я слегка помог. И вынося из этого дома хлам разной степени тяжести и нужности, я кое-что понял. Годам, в которые мы испытывали себя на прочность, наступил конец. Мы и так прочные, дальнейшие испытания на неё больше ни к чему.

Именно поэтому наш дальнейший путь, как и прежде, будет интересен, и ровно настолько же труден – но уже по-другому. Просто и ненавязчиво бывает либо в голливудских поделках, либо в байках о лягушках, ставшими принцами: в жизни нет и не было никогда прямых дорог. Возможно, когда-нибудь наши дороги разойдутся. А возможно, и нет. Никто не знает этого наверняка. Но как бы там ни сложилось в будущем, то, что человек мне передал, и то, что, возможно, передал ему я — останется с нами.

Здесь, сейчас и далее – на всю жизнь.

Слепые Гонки. ТАСС. 2019 год.

Один из наших штурманов, Лилия, потихонечку ведёт наш Инстаграмм. Копаясь в том материале, который, опять-таки, неспешно туда загружается, я совершенно случайно наткнулся на сюжет 2019 года о нас. Тогда мы тренировались на картинг-треке в Сокольниках. Это был «Серебряный дождь». Ребята из ТАСС перемонтировали сюжет, сделав его соответствующим реальности: краем мозга я помню, что примерно такого же плана сюжет был, но в содержимом была некоторая дичь. Но не теперь.

Всегда приятно иметь дело с профессионалами. Спасибо вам, безымянные ребята из ТАСС.

P.S. И всё-таки Инстаграмм — одноклеточный ресурс. Инстаграмм — это не ТруЪ.