03.04.2021. Привет от сосны.

Продолжая тему

И снова слабоумие с отвагой, товарищи.

Четвёртого дня писал, что на тренировке по картингу вылетел за борт, аки хоккейная шайба, по льду, и приложился башкой об сосну. Дня два вообще ничего не происходило: лёгкий ушиб руки перестал чувствоваться на следующий день, и в целом — ничего особенного: ситуация казалась из серии «споткнулся, упал, поднялся, отряхнулся и пошагал дальше».

Сегодня с утра была такая головная боль, что даже я, терпимый ко всяческим падениям, столкновениям и местами даже дракам, терпеть это долго не смог. Я приложился 31-го, правой стороной головы. Был в новом шлеме, на котором после удара ни царапины.

Утром вся левая часть головы превратилась в один большой, нарывающий, пульсирующий больной зуб.

При смене положения с лежачего на сидячее головняк отпускал и вроде бы затухал, но потом разгорался с новой силой.

Покопавшись дома в аптечке, нашёл валерьянку в таблетках, принял несколько — не особо помогло.

К восьми утра боль стала невыносимой настолько, что было принято решение: вызывать неотложку.

Своим ходом до своей поликлиники я бы не дошёл совершенно точно. Башка звенела болью так, что я попросил набрать скоряк брата Михайлу.

Сам я уже реально — не мог.

Оператор опросила меня, в частности, спросила, не было ли недавно каких-то травм. И тут до меня дошло. Это мне так, скорее всего, сосна привет передаёт. Почему через три дня, а не в тот же день, поначалу было не очень ясно, поэтому решил навести справки у дружественных людей, в медицине работающих.

Профессионал мне ответил: да просто у тебя в день удара не было отёка. А к этому дню он вполне себе образовался. Внутричерепное давление повысилось, усилился нажим на стенки черепа — отсюда и головняк. Так что да. Езжай.

Прибыла женщина, суровая, серьёзная, ширококостная блондинка бальзаковского возраста.

И давай меня опрашивать — мол, как обгонял? Как подрезал? Какой стороной башки приложился? Какого конкретно числа? Сколько градусов ниже нуля? Что такое картинг?

Я честно ответил на всё. Про слепые гонки рассказывать не стал, дабы не приняли в дурдом на всякий случай.

Мне вкололи в жопу хорошую дозу кеторола — и сразу полегчало. Затем женщина молвила: сейчас подъедет скорая, ты поедешь с ними — снимок головного мозга делать. Если мозг не травмирован, поедешь домой. Если травмирован — ляжешь в больничку, и это история минимум на две недели.

Довезли. Сделали снимок башки. Местный спец так и сказал: если здоров, значит здоров, если есть повреждения, бум тебя лечить в стационаре, ибо головной мозг — дело серьёзное.

Дали «добро» на то, чтобы я потом приехал с сидюшной болванкой и срисовал у них мой снимок из базы. Выдали бумажку, из которой следует, что «срединные структуры не смещены, зон паталогической плотности в веществе головного мозга нету, конвексиальные борозды и сильвиевы щели прослеживаются с обеих сторон, желудочки мозга не деформированы, боковые симметричны, селлярная область без особенностей, свежих костно-травматических изменений не выявлено».

А вот «пристеночное утолщение слизистой левой верхнечелюстной пазухи до 6 мм». Это как раз и есть оно. Принимавший меня док объяснил, что у меня типичный ликводинамический удар был. Когда я приложился правой стороной башки, спинномозговая жидкость слегка зафлуктуировала на левую сторону. И слизистая даванула на стенки черепа, где проходят нервные окончания — как известно, в самом мозгу нервных, болевых окончаний нет. Эти шесть миллиметров оказались очень, мать их за ногу, сердитыми.

Между делом, док поинтересовался, чем я по жизни занят. Я честно и ответил: мол, операторствую, фотографии фотографирую, фотошопом да
вегасом рукоблудю. Док ответил: ясен пень, у тебя нагрузка на глаза идёт, внутриглазное давление слегка повышено — потому что в постоянку глаза напрягать приходится. Прописал пару лекарств: одно мочегонное, так давление из системы стравливается, и один, как он выразился, ускоритель работы головного мозга. Ноотроп с хитрым названием — мол, если вдруг почувствуешь, что с микропроцессором что-то «не то» — пей курс, будешь не просто как новенький, а как только что с конвейера.

На обратном пути, благо, больничка была на Волжской, заглянул в гости ко Льву Наумовичу, туда, где до сих пор находится то, что осталось от
Музея Индустриальной Культуры после того, как его варварски снесли, превратив отличную, познавательную территорию в унылый кусок асфальта.

«Но это уже совсем другая история» (с)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *