Три шурупа. Часть вторая. 2019 год.

Фотоматериал предоставил Сергей Тихонов.

Продолжая тему.

-3-

БИРСК, КОТОРЫЙ СЛУЧИЛСЯ. БЛАГОВЕЩЕНСК И КЛЮЧИ

***
Как-то нам поступила задача монтажа сотовой связи под славным градом Благовещенском и его окрестностях. Наладить связь между Благовещенском, деревней Ключи, городом Бирск и ещё какой-то точкой на карте, названия которой не упомню. Речь идет не про город на границе с Китаем, а башкирский вариант. Итак. Возвращаемся к нашим баранам.

… По дороге со славного града Благовещенска, что под Уфой, в не менее славный город Бирск – который характерен своими ветрами и дождями – героически «шагал» автомобиль «Газель», в более народном варианте – Газло. Газло стреляло выхлопом и время от времени троило пихлом, попутно выплёскивая в пространство охлаждайку …

После замены двигателя, который оказался с дырой в картере величиной с палец — оную в горячке при обмене не заметил Серж — прошлый владелец кое-как залепил это недоразумение поксиполом. Прежнее пихло, после того как масляным давлением вышибло заплатку, потеряло смазку по дороге. Один из четырех цилиндров порвало на куски в километре от башни связи в Благовещенске. Где нам предстояло в буквальном смысле жить. Поксипол надежно держал дыру по пути с Нижнего Тагила до Челябинска, и от Челябинска до Уфы — с мотоциклом в грузовом отсеке. Холодная сварка героически прикрывала дыру в картере во время наших разъездов по Уфе, сдюжила раллийный темп в окрестностях деревни Дюртюли, в лесу. Но дорога с Уфы до Благовещенска стала той соломинкой, что поломала спину верблюду просто нахуй. Без шансов, апелляций и пощады. Просто — идите в жопу, три братухи-альпухи да товарищ мехвод, двигатель все, на этом полномочия поксипола – того.

Окончены.

Около двух месяцев под открытым небом, без возможности нормально помыться и постираться. Помывка и стирка, как в армии девяностых — раз в неделю, и то, когда бригада зарабатывает себе на такую роскошь как однокомнатная квартира с ванной, туалетом, кухней и стиральной машинкой. И по пивку. Всего на одну ночь.

***
Что касается славного града Бирск, что неподалеку от Благовещенска, именно эту попытку налаживания сотовой связи отличали три детали.

Деталь первая — в отличие от всех башен связи, на которые меня закидывала жизнь и заказчик, там дежурили инженеры. И если дежурный инженер не дал добро на монтаж, придирчиво отсмотрев все документы всех без исключения монтажников — никакой работе не быть.

Деталь вторая. Именно в Бирске дули суровые ветра, то ли в силу климата именно Бирска, то ли потому, что башня стояла в степи на возвышенности, то ли просто в силу нашего везения. Везло нам, как утопленникам: то ветер более двенадцати метров в секунду, то дождь с градом, то Джонни съебался. А это означало, что надо по-новой оформлять документы на допуск еще одного человека. А это — лишнее время. Это еще один головняк к уже имеющимся. Потому что мы в поле, а не в городе, где до любой конторы рукой подать.

Деталь третья. Бирск — это всего лишь часть головняка и геморроя, который нам устраивали попеременно то куратор из Москвы, то из Уфы, то погода, то техника, то приёмка, то, мать его за ногу, дежурный инженер башни Бирска, то, сцуко, Джонни.

Нам нужно было подготовить канал связи между славным градом Благовещенск и деревней Ключи — последняя находилась примерно в десяти километрах от нас, а до самой башни связи Ключей можно было дойти либо пешком, либо на тракторе, либо на мотоцикле — и то, это нужно было постараться. И нам нужно было подготовить канал связи между Благовещенском и Бирском.

Все это сильно осложнялось попытками ремонта пихла с разъебаным поршнем — и, естественно, запросами к куратору на тему финансирования, поскольку без двигателя работа бригады просто встала — на мотоцикле невозможно увезти все необходимое оборудование и инструм. В общем, товарищу Лину Волсту, как капитану нашего Драккара, хватало развлечений.

***
Что такое — «наладить канал связи» между пунктами «А» и «Б»? Спецом для офисного планктона объясняю. Коротко и совсем упрощенно.

Есть приемо-передающее устройство — оно преобразует аналоговый сигнал антенны в цифровой, и далее по кабелю цифра хуячит потоком на другие антенны с приёмо-передающими устройствами, установленные уже в жилых массивах, накрывая таким образом чудовищные радиусы. Этот тип связи потому сотовой и зовут: если посмотреть на основные башни связи с дополнительными антеннами сверху, вы увидите нечто, похожее на пчелиные соты. Благодаря этому у всех людей с тапкофонами и даже кнопочными телефонами есть связь, что называется, в кармане: это возможность звонить, отправлять SMS и искать, например, свежую порнушку в интернетах. Есть антенна — в зависимости от задачи, она имеет в диаметре от приблизительно сорока сантиметров до двух метров — опять-таки, по памяти, за точность размеров не ручаюсь. Малая антенна весит килограмм пять, и в целом, затащить ее куда-то и смонтировать не представляет никакого труда, особенно если монтажник и инженер внимательно прочли инструкцию и все сделали по уму.

Втащить хуйню размером примерно с тебя на высоту восемьдесят метров — а мы учитываем, что вокруг раскинулись бескрайние поля Башкирии, и время от времени по ним гулял вольный ветер, нежно трепавший арматуру – и тяжеленный металлический парус с дорогущей электроникой на борту в том числе — это пиздец какая задачка. Мы это делали в три этапа, проходя высоты примерно по тридцать метров, вытягивая железку системой из блоков и веревок. Система «полиспаст». В простонародии – «полик». Благодаря ей один человек килограмм двести в одиночку поднять может. В задачу Лина входило тянуть веревку и груз весом своего тела. Внизу. В мою задачу входило вместе с антенной подыматься по башне и просто отталкивать железо от стальных балок мачты. В задачу человека на самом верху входило дождаться этой антенны, принять ее и закрепить. Время от времени мы менялись. Таким образом шел учебный процесс. Самый прикол был, когда почти на самом конечном этапе случался внезапный дождь с градом. В Жопе Мира всегда так.

Так что каждый раз, когда вы набираете чей-то телефонный номер, или строчите сообщение в этом вашем контактике или фейсбуке, или пересылаете поздравительную открытку в «WhatsApp» — знайте, благодаря кому человек на другом конце земного шара вообще это получил. Это, в том числе, и мы.

Уставшая, заебавшаяся, прокинутая через хуй мутными пидарасами бригада доблестной связи.

Деталь четвертая. Меня она никак не касалась, поскольку в 2019 году в мои сорок лет у меня не было ни жены, ни детей, ни своего дома. Точнее — дома, где я был бы на сто процентов хозяином. По вечерам парням названивали жены. И жены эти говорили, как правило, дело. Поскольку гораздо менее авантюрны и более практичны, чем вся доблестная связь, вместе взятая. А уж с детьми – это вообще пиздец какие практичные. Дело звучало так: а нехуй там больше делать. Уж месяц как съебывать пора, дома дети ждут. А работу можно и поближе найти, это все-таки Москва.

И хуй поспоришь.

Читать третью часть.



Рейтинг@Mail.ru