Открытие сезона и мотошкола «L73». Часть первая. Подольск.

— 1 —

Четыре года «без седла» — вне мотоцикла, дорог и весёлых компаний — это, я вам скажу, не очень. Два месяца вынужденного простоя и почти полная невозможность быстро и качественно отремонтировать моего старого «японца» промяли крышу так, что я начал искать альтернативный способ выбраться на дорогу, напросившись пассажиром под честное обещание заправить и качественно отснять человека, который согласится взять меня на борт — благо, побитая временем экипировка ещё есть.

Короче: мототоксикоз был лют и дико хотелось движухи. И я её получил по полной программе. Не сразу после хитрого залёта в «Покатайке», а две или три недели спустя. За окном почти всё время лил ставший мерзким дождь. Почти все без исключения новостные ленты были наполнены тревожными сообщениями о болячке, покрывшей весь земной шар. А я сидел на балконе, вдыхал свежий воздух, с удовольствием дымил сигаретой, запивал это дело кофием и уже знал: меня не просто берут на борт.

Я. Поеду. Сам.

Заметив мой флегматичный вопль отчаяния, на меня вышла одна старая знакомая, и сделала предложение, от которого не смог отказаться: перегнать учебный байк из точки А в точку Б. Из некоего гаража на окраине города Москвы до трека «Лидер». Я, естественно, согласился, даже толком не расспросив, что это за мотоцикл и как далеко ехать. Мне было плевать на то, что я четыре года не был в седле, и что за это время мои скромные навыки вождения стали совсем никакими.

Главным для меня было то, что всегда любил: байк, дорога и приключения. Без них у меня почти ни один маршрут не обходился, практически всегда возникало нечто, делающее каждую поездку интересной. Незадолго до дня встречи в гараже я достал свою старую куртку с защитой, сдул пыль с тяжеленных уже мотобот, раскопал коленные шарниры и, как мне казалось поначалу, мотоциклетные перчатки одного моего знакомого. Зарядил фотоаппарат, к которому не притрагивался три года.

Получил чёртов пропуск для передвижения на мотоцикле по городу.

И утром, слегка похожий на одного из черепашек-ниндзя, с оборудованием для съёмок в бауле, шлемом и шарнирами, прицепленными к баулу, как самый настоящий водитель двухколёсной кобылы, бодрым шагом направился в метро, сотрясая тяжёлыми шагами пространство подземки и ловя на себе удивлённые взгляды прохожих и бывших коллег.

Вечно у меня не всё как у людей. В экипе по метро? Да легко.

— 2 —

Естественно, я прибыл в гараж слишком рано, разбудив звонком владельца учебной машины. Он был не очень рад. За четыре года, быть может, я и растерял кое-какие навыки вождения, но не разум. Мне предстояло ехать по дороге общего пользования на незнакомом мотоцикле. Каждый аппарат по-разному реагирует на ручки газа и сцепления, по-своему откликается на задний и передний тормоз. Нужно хотя бы условно «вкататься» в этот мотоцикл.

Ко всему прочему добавлялся тот факт, что это был «китаец». Довольно прилично ушатанная дорожная классика о двухсот пятидесяти кубах — а значит, легче моей «сибихи». С подсевшим аккумулятором, и совершенно незнакомыми элементами расположения таких важных мелочей как рычажок «подсоса» и бензокран. У бедолаги даже имя было: Рыжик.

Я думал, у меня будет хотя бы минут десять или пятнадцать, чтобы понять, как Рыжик разгоняется и тормозит, как рулится, на что откликается сразу, к чему безразличен — поскольку мои внутренние настройки были сугубо «японскими». Меньше пяти минут. Пока растолкали полудохлую батарею с «пускача», пока прогрели «китайца» — прошло время, народ уже подъехал, я пару раз прокатился по прямой туда-сюда —
и понял, что на мою жопу нашлось очередное Приключение.

Рыжик болезненно реагировал на ручку газа: когда я её даже слегка отпускал, изделие китайского мотопрома довольно резко замедлялось. Передний тормоз оказался ватным. Задний — резкий, как понос. Всё это сопровождалось чудовищной вибрацией руля. Даже моя старая «Планета 5» была гораздо мягче в этом смысле. Ну и вишенкой на торте — зеркала заднего вида. Нормальные люди перед поездкой настраивают обзор. Мне не хватило времени ни на что. Я был почти слеп на оба борта. Руками зеркала крутить было бесполезно.

Наша скромная колонна из четырёх мотоциклов двинулась вперёд. Я еле справлялся с управлением, поскольку то, что казалось мне мотоперчатками с защитой костяшек, оказалось перчатками для горных лыж. С утеплением. Они рассчитаны только на то, чтобы сжимать лыжные палки, особо не двигая кистями рук. День седьмого июня 2020 года выдался жарким, на все двадцать семь, я чувствовал себя примерно как в аду.

Меньше чем через минуту я понял, что нежных тычков на коробке передач ждать не стоит: аппарат оказался дубовым и в этом смысле. Передачи переключались тяжело, рывками, терял скорость, отставал от ребят. Горнолыжные перчатки превращали управление «учебкой» в нечто, очень сильно похожее на управление «Уралом» 8103.10 в стоке и без коляски. Одно сплошное силовое упражнение кистей рук и стоп.

В конце концов, мне удалось найти баланс, при котором был относительный комфорт и хоть какая-то управляемость. Мы ехали каких-то 75-80 километров в час, меня обдувал летний ветерок и в целом, стало как-то сразу хорошо и просто. Пока двигатель по непонятной причине стал резко снижать обороты. «Наверное, там кончился бензин», — подумал я. Мы ехали по широкой трёхполосной дороге, и поскольку движок стал тупо глохнуть, я не успел отвернуть направо к обочине, полностью замедлился, устроившись на островке безопасности где-то на мосту. Как когда-то, бегом оттащил мотоцикл руками к обочине. Там он почему-то спокойно завёлся.

Рассказал, что случилось, ребятам. Поехали на ближайшую заправку. Заправились. На меня стали как-то косо смотреть, видя во мне то ли чайника, то ли какую-то не очень ездовую личность, что понятно. Мы проехали несколько километров ровно, пока обороты двигателя снова не стали прыгать — то в сторону уменьшения, то в сторону увеличения. Где-то в области движка на ходу я скорее почувствовал, чем услышал стуки — на четвёртой передаче. Перейдя на третью, они прекратились на какое-то время, пока не забарабанили снова, обороты не упали окончательно и мотоцикл не заглох прямо по ходу движения. На этот раз я успел свернуть на обочину, подав всем сигнал рукой.

Из двигателя поднимался лёгкий дымок и пахло сожжёным сцеплением. Рыжик остановился как вкопаный. Самая первая фотография этого путешествия как раз с той остановки. Не смотря ни на что, ощущения были великолепные: я сжигал одну сигарету за другой, каждой клеткой впитывая кислород, возвращаясь к давно забытым ощущениям. Чёрт побери, а я был даже рад, что так вышло, хоть мы и опаздывали.

Раздосадованный владелец скатался за тросом в ближайший магазин. Меня привязали к его Honda VTR и дотянули на этой верёвке до ближайшей заправки, где бедолагу «китайца» оставили до прибытия эвакуатора — но это уже после гонки. Потому что, как оказалось, ехал-то я на гонку, и Рыжик должен был послужить кому-то рабочей тренировочной лошадкой.

А дальше я упал на хвоста Юльке и ехал, почти задержав дыхание, время от времени спрашивая — есть ли какие-то неудобства в плане меня как пассажира. Я оказался достаточно тяжёлым товарищем, плюс экип, плюс баул с техникой и какой-то мелочью для дороги. Проблема была только нормально тронуться — а дальше было нормально, Suzuki Intruider 400 тянул нас своим карданом, особо не напрягаясь.

В этот день я конкретно оторвался с камерой, и очень пожалел, что не взял с собой видеокамеру. Было что снять, было из чего собрать короткий спортивный клип. И — о чудо — я снова начал думать этими категориями.

По дороге на трек мимо нас проезжал весёлый, задраенный в якркий экип чувак на двухсоткубовом мотоцикле марки KTM. В экипе поначалу он смотрелся лет на тридцать. Потом, путём наблюдения выяснил, что это и есть Док, глава мотошколы «L73».

Что лет ему на двадцать поболее, чем мне казалось с дороги. Мы болтали о том и о сём, я болтался по треку с камерой в поисках удачных кадров — и, кажется, кое-что даже нашёл.

Это был отличный день в хорошем месте и с позитивными людьми. Это был мой личный карантин здорового человека. И на этом путешествие не кончалось. Оно только начиналось. Просто тогда я об этом не подозревал. Именно в тот день решил: я больше не буду носить намордник.

Вся подборка кадров — в альбоме «Карантин здорового человека».


Рейтинг@Mail.ru





Рейтинг@Mail.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *