Саратов. Крайний заезд с «FBMC». 2014 год.

Эту поездку мы планировали очень давно — с зимних, если не с осенних месяцев прошлого года. Первый совместный клубный выезд на расстояние более двухсот километров.

От Москвы (точнее, ближайшего Подмосковья) до славного града Саратова оно чуть более восьмисот.

Целей наметил всего три: отдохнуть-покататься, пообщаться с ребятами из центрального отделения клуба, и постараться за всем этим угаром разглядеть город. Что-то получилось. А что-то не очень.

Короче.

Отчего-то у всех пациентов моей бывшей маленькой психиатрической клиники аккурат к этой поездке наступила глубочайшая засада с работой и, соответственно, с деньгами. И мототехникой, как следствие. Меня подвели тормозные колодки. Вице-президента — какая-то неведомая фигня в области то ли системы охлаждения, то ли трещины в масляном картере, то ли всего и сразу, включая время и деньги. Казначея — вообще непонятно что, то ли финансовая засада, то ли длительное алкогольное путешествие, то ли отсутствие прав, то ли всё и сразу.

А те немногие, что были на реальном ходу по мототехнике, включая президента, не имели средств передвинуться на такое расстояние именно на мотоциклах — ввиду упомянутой ранее финансовой засады.

Из тринадцати (ну, или почти тринадцати) действующих клубней абсолютно точно смогли выдвинуться в путь только четверо, если не считать трёх девушек. В общем, более странного сезона у меня ещё не было: вроде бы и катался по славным городам моей страны, но именно на мотоцикле за пределы ближайшего Подмосковного Княжества так и не выбрался. Прям какое-то наваждение. Или цирк на конной тяге.

* * *

Итак. Трое, включая меня, президента клуба и дорожного капитана, поехали в автомобиле сопровождения. Рядом со своей подругой на борту ехал офицер безопасности.

Единственный двухколёсник на двух колёсах. Накануне выезда на моём аппарате некоторые замечательные люди, о которых ещё пойдёт речь, слили тормозуху, тем самым оказав большую услугу. Ибо в процессе осмотра и починки выяснил, что передние колодки стёрты примерно на две трети, если не больше, а задние — нафиг в ноль.

Стив, он же бессменный президент электростальского отделения «FBMC», не смог поехать на своём модном тюнигованном чоппере Honda Steed 400 по причине финансов и бензина. А в особенности, здоровья — учитывая его последнее с Хонды падение.

Новобранец по кличке Чапай не смог поехать на только что купленном в кредит «Honda Steed 600» по причине, собственно, водителя кобылы. Побитый временем и дорогами жигулёвский зубилообразный пикап вёл именно он.

Расклад в стареньком «жигуле» был таков. На переднем сиденье расположился Стив. Две пассажирки сидели сзади, утопая в походном скарбе. Промеж них расположился я. Чудо русского автопрома временами тёрлось брюхом по дороге. При таком раскладе разгонять «зубило» больше сотни было просто опасно.

На мою буйную голову и шею немного давили смотанные в рулон «пенки». Нещадно палило солнце, и чем ближе мы подбирались к Саратову, тем оно жарче светило. А шея и расположенное чуть выше вместилище мозга начинало болеть.

* * *

Мы ползли десять часов подряд, почти нигде не останавливаясь. Собрались за день до выезда, хотели двинуть рано утром — но в итоге движуха началась часов в двенадцать. Замок зажигания на автоматическом мобиле и внезапно «полетевший» подшипник на мотоциклете офицера безопасности. Suzuki Varadero 400. Вот он, честно отмахавший свои 1600 километров. Слегка отказавшийся заводиться где-то близ республики Мордовия.

Проехали Электросталь, выбираясь попутно из бесконечной пробки — чуть ближе к Рязани стало чуть легче. Миновав Рязань, двинули на Шацк. Из Шацка — в Пензу. От Пензы плавно прошли в республику Мордовию, остановившись в местечке под названием Умёт.

Было оно интересно тем, что посёлок почти целиком и полностью состоял из придорожных кафешек. Километра два или три — и одни сплошные едальни по обе стороны дороги. Дым от мангалов и печей наводил на мысли о лесном пожаре, особенно в свете заката.

Место отдыха называлось «Катюша».

Надо сказать, что кормили в этой «Катюше» на убой. Порции — лошадиные. Приготовлены по-домашнему, честно, от души: и борщ, и шашлык, и картошка, и салаты. Цены, традиционно, раза в полтора ниже московских. Так что, ежели вдруг кто-нибудь будет там проезжать, настоятельно рекомендую остановиться. Только заказывайте порции поменьше: со стандартным «первое-второе» можно не справиться.

* * *

Дорожные фото по такой жаре и в такой загрузке как-то не вышли. Более того, и не думали выходить. В такой загрузке и спешке восемьсот с гаком километров туда и в особенности обратно получились настолько неудобными, что было как-то совсем не до картинок. Хотя, пейзажи попадались весьма достойные. В особенности закат.

В конце концов, мы прибыли в Саратов — если мне не изменяет память, часов в пять или шесть утра. Совершенно уставшие, измотанные непрерывной дорогой и двумя-тремя остановками на протяжении всего пути. Долгожданный кайф от дороги был нещадно сломан обстоятельствами в самом начале пути. И на протяжении всего времени прохвата.

Сразу же разбили лагерь: это было на территории дачных участков, специально выкупленных центральным отделением «FBMC» под проведение фестивалей и слётов. На этой не вполне ухоженной, поросшей травой и чертополохом земле стояли пара кирпичных домиков, старенькая дощатая сцена и сортир. После разбивки лагеря, уже днём, мы поехали за продуктами в город.

Между прочим. Вот это, казалось бы, ничем не примечательное дерево в кадре — то самое, на котором, как на троне, возвышался над своими «мемберами» и «суппортами» сам президент центрального клуба Free Brothers MC. Конкретно из этой репортёрской истории. Забегая вперёд, скажу — всё-таки Пожарник вживую слегка походил на Элвиса Пресли, чем на самого себя под камерами журналистов.

Каким я увидел славный город Саратов?

На счастье, туда я сообразил прихватить с собой фотоаппарат. И как только мы тронулись, я постарался сделать как можно больше снимков: кто знает, буду ли я здесь ещё когда-нибудь? Ну и безумно жаль, что не хватило пороха на видео с моим любимым вопросом интересным людям.

Во-первых, это город небольшой. Мне он показался меньше Рязани. То, что я видел вокруг, напоминало мне индустриальную зону: вокруг тянулись какие-то бесконечные трубы, ангары, промышленные строения.

Во-вторых, дороги от центра подальше там отвратительно разбитые, гораздо хуже волгоградских, а обстановка в самом городе в некоторых местах сильно напоминает Москву в период девяностых. Здания — во всяком случае, те, что попадались — были небольшие. Не выше пяти или восьми этажей. Радовали три вещи: женщины, центр города и открытое небо. Женщины там, традиционно, красивые, небо видно и центр показался мне симпатичным.

Город толком повидать не вышло: мы ведь ехали туда из лагеря за жратвой и бухлом. А что можно рассмотреть за какие-то там пару-тройку часов, и то, в лучшем случае?

С одной стороны, здОрово, что я вырвался в путешествие. Факт. Хотя бы даже и за счёт увольнения с работы, лихорадочного расчёта и сбора денег впритык, в самый последний день. С другой, в Саратове я так и не увидел его истинной красоты, чего-то эдакого, своего, саратовского — например, той, что я видел в Рязани или том же Волгограде. Возможно, потому что я был слишком сильно ограничен по времени. Но как раз в этот выезд мне стало ясно, что так называемая «клубная жизнь» и «клубная культура», во всяком случае, если речь идёт об MC-клубах — не для меня.

Я как-то достаточно долго приходил к этому. И рассудил, почему.

1. MC-клуб как бы не подразумевает «длинных» путешествий. Члены MC-клуба банально обитают на своей территории, закрепляясь на ней, завязывая знакомства с администрацией и прочими «сильными мира сего». В то время как я люблю и хочу путешествовать на расстояния несколько более, чем район славного града Электросталь и его окрестностей типа Павлова Посада. Саратов — просто потому, что там центральный клуб и что уже было пора как-то «показаться».

2. Собственно, для меня путешествие — это как чтение книги или просмотр фильма. Хочется получать удовольствие от самого процесса, забирая с собой красивые картинки, какие-то новые и позитивные впечатления, общение с новыми людьми. Спокойно, не торопясь — с чувством, толком, расстановкой. Для меня смысл поездок на мотоцикле именно в этом.

В случае конкретно с «FBMC» всё время выходили какие-то дурные гонки. От одной пьянки до другой. Постоянная спешка, постоянно поджимающие сроки, куча задач, за которыми, собственно, ни путешествия, ни отдыха попросту не чувствуется. А поскольку я не фанат пьянок и гонок, и уж точно не фанат рок-концертов отечественной самодеятельности — то опаньки. Вот такой я вредный до чего-то прекрасного, да.

3. Дисциплина, конечно, дело хорошее — особенно когда дело касается техники. Но когда тебе напрямую диктуют — под видом дружеских советов — с кем тебе общаться, с кем тебе, в конце концов, жить и строить свою жизнь, когда каким-то тираническим решением впаривают порой ну совершенно не нужное тебе фуфло — миль пардон, я пас.

4. Литр-болл. Я не поклонник этого вида спорта. А когда люди позволяют себе иногда садиться в подпитии за руль, считают это «личным делом каждого», чуть ли не за норму — при этом позволяя себе при такой политике пытаться организовывать мотокружки в школе — когда каждый клубный выезд сопровождается очередным «косяком» кого-то из участников клуба — а потом, на следующий день, бурным опохмелом и разбором полётов, тщательным пережёвыванием этогом»косяка» и часто за глаза провинившегося — опять-таки, приходишь к пониманию, что малость не в тот гараж заехал.

5. «Добрые дела» и прочая «благотворительность». Будь то мотокружок в школе, или раздача листовок в начале мотосезона, или поддержка незрячего за рулём квадроцикла путём организации возможности выступать на каких-то мотомероприятиях — это всё существует только для «поддержки имиджа клуба». Просто ради детей, просто ради незрячего или ради безопасности движения на дороге это никому не нужно. «Смотрите на наши нашивки. Мы клёвые — мы ведь даже добрые дела делаем. А раз мы клёвые, вы уж дайте нам чего-нибудь хорошего, наконец».

6. Структура MC-клубов прибыла на нашу грешную землю из США. А я, определённо, не фанат США. И уж точно не фанат их «клубной культуры». Во всяком случае, такой.

7. Один мотоклуб — одно впечатление. Определённо, не все клубы одинаковы. Но чтобы кататься по дорогам этой грешной земли, и даже, о чудо, не одному — совсем не обязательно иметь поверх куртейки жилетку с какой-то символикой, кучкой нафиг не нужных обязанностей и перспективой внезапно огрести в жбан только за то, что на тебе, например, именно эти тряпочки. В любой момент времени. На фоне предыдущих пунктов, конечно же.

8. У любого мотоклуба есть позитивные стороны и негативные. У «FBMC» позитивные стороны, определённо, есть, и немало.

* * *

Был отыгран рок-концерт, на котором я почти не был.

Был стриптиз, который я не смотрел.

Было выжрано колоссальное количество бухла с пьяными братаниями пополам — их тоже слегка пропустил. В свете произошедшего далее — вообще не моё.

Там, в Саратове, после наступания на очередные грабли, я понял, что в этом мотоклубе мне не место.

С собой в дорогу я взял человека, за которого поручился. Это означало, что человек никого не напряжёт. Будет соблюдать правила поведения на фестивале, иными словами. Но вышло так, что напряг: накушался в слюни, и поскольку сам по себе недолюбливал клуб (впрочем, как и клуб — его) — начал резать правду-матку в глаза президенту,
закатив пьяную истерику посреди ночи. В чужом лагере. Накануне приезда президента центрального отделения мотоклуба и отделений с других городов. MC, подчёркиваю особо, клуба. Пока я спокойно себе дрых без задних ног и ни о чём не подозревал.

Его пытались успокоить, но человек не понимал слов, хоть сказано было немало. И тогда применили силу. Слишком жёстко. Рукоприкладно и по голове. В свою очередь, от людей, которые около года называли себя моими друзьями и братьями, я такого не ожидал, попросту впав в ступор.

У меня тогда наглухо заклинило систему «свой-чужой». Я ничего не смог поделать. Просто сидел и смотрел, после неудачной попытки успокоить.

На следующее утро человека просто выгнали из лагеря. За восемьсот километров от Москвы. А я остался. Пытался вернуть человека, убедить его извиниться перед клубом и остаться до конца фестиваля там — не вышло. Пытался упросить клуб простить человека, оставив его в лагере до конца фестиваля и спокойно уехать вместе — тоже не вышло.

Человек с больной головой двинул стопом в Москву. И слава богу, доехал живым и невредимым. Без меня. Ибо клуб, мероприятие, фестиваль, немного «работы», немного «отдыха». Обязанности ещё никто не отменял. Хотя я мог бы их сам отменить и поступить правильно.

Праздник, и без того сомнительный, для меня стал просто наказанием. По приезду домой я подумал недельку и решил вернуть «цвета», потому что после такого прохвата по-прежнему быть в строю «FBMC» стало невозможным. Я всегда рассуждал так: сами по себе «цвета» ничего не значат. Значимыми их делают люди. Своими поступками.

Эти — не были достойными. В них не было чести. И уж точно не будут поводом для гордости — ни для меня, ни для человека. Дела и поступки рано или поздно возвращаются. Обязательно вернётся и это.

Что ещё можно сказать о чаптере в Электростали?

Мне жаль, что так вышло. Ребята из электростальского отделения Free Brothers MC тогда, в сентябре-октябре прошлого года, подарили мне надежду на лучшее. Подкинули материала для нашего кино. Дали импульс двигаться дальше и свободу в каких-то моих задумках. Ясно дали понять, что мы не страдаем хернёй — и то, что мы делали тогда, в тринадцатом, имело смысл, право на жизнь и право на успех. После многих месяцев проб и ошибок, поисков — часто безуспешных — для меня этот клуб стал как глоток свежего воздуха. Было желание что-то придумывать, что-то делать, предлагать, искать решения к разным задачкам и ставить новые.

За эти возможности, за эту помощь я буду благодарен «FBMC» всегда. И постараюсь запомнить их именно такими. Это их восьмой пункт: на них можно положиться в трудную минуту. Минута была (да что там минута — месяцы), и люди делали то, что могли и как могли. В ущерб себе. Временами президента электростального чаптера мне не хватает просто зверски. И немногих остальных.

Время нас рассудит. Нельзя толочь в ступе застарелое дерьмо, накапливая злобу.

* * *

Для аппарата, требующего вдумчивого ремонта и некоторых вложений, сезон закончился ещё в августе. Впереди куча работы. Если внезапно есть бог, не буду смешить его планами.

Пусть это время будет временем избавления от того, что тянет вниз. И приобретением того, что тянет вперёд и вверх.

Ибо. Нефиг.

P.S. И справедливости ради, не все чёрно-белые картинки были так уж комичны или печальны. Вот альбом. Там позитивнее. У остальных же ничего дурного не случилось.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *