Волгоград. 2014 год.



Даже не знаю, зачем пишу всё это здесь. Очередная поездка вышла не на двухколёсном и даже не на автоматическом мобиле, как планировал. Как Истинный True-Байкер скромный водитель мотоцикла, я совершил эту поездку на автобусе. Так что эпичных описаний отказа техники или искромётных аварий (ну или хотя бы аварийных ситуёвин) тут не будет.

Автобус вещь комфортная и банальная. Сел, поехал, доехал. Не считая обдолбаного зэка-наркомана, свернувшего сзади кресло, трёхчасовой задержки на стоянке и блок-поста на въезде в город. Шмон паспортов и в некоторых случаях — вещей.

Девятое мая всё-таки. Волгоград.

* * *

По-хорошему, на такие места нужно чуть больше времени. Хотя бы неделя. Сам город, не смотря ни на что, мне очень понравился. Первое, что сразу же бросилось в глаза — город очень зелёный. То есть, много деревьев, особенно много сирени, можно сказать, он в ней утопает. Второе, что тоже заметил сразу — пространство. Его там визуально больше, чем в Москве: не раз, не два и не три видел небольшие двух и трёхэтажные домики на склоне холмов.

И то, что казалось дачным посёлком, на деле — часть города. В этом городе можно увидеть небо, и днём, и ночью. Широкие улицы, достаточно простое движение. По сравнению с моим городом в час пик — свободно. Правда, дороги подразбиты, во многих местах пешеходные переходы стёрты. И дальше от центра города бордюры почти отсутствуют как класс.

В 2014 году Волгоград представился мне дикой помесью полноценного мегаполиса и посёлка городского типа.

Цены раза в полтора ниже, чем у нас. Но и, по данным разведки, примерно такие же и заработки.

Третье — климат. Весной и летом очень тепло, погода почти всегда ясная. Что касается мотосезона, полноценно он здесь открывается очень рано. В начале апреля асфальт прогрет, светит солнышко и кататься можно хоть голым по пояс. Закрываются в конце ноября. Зима же, опять-таки, со слов людей знающих, тут лютая, постоянные минус тридцать градусов в порядке вещей.

В силу того, что времени было в обрез, я увидел лишь небольшой кусочек города. Посетил, конечно же, Мамаев Курган. Это место в Волгограде примерно то же, что и в Москве — Красная Площадь. Я много раз видел эту статую на открытках, но по-настоящему понять, что это такое на деле, получилось только в городе.

Приведу два простых примера. Картинка в самом начале текста примерно такая, какую привыкли видеть об этом городе. Статуя, ясное небо, деревья. Ничего особенного. Здесь же просто ступеньки, по которым люди поднимаются, чтобы увидеть это сблизи. Родина-мать где-то вдалеке. Преодолев эти ступеньки, вы вроде бы понимаете, что вот сейчас пройдёте эту аллею, подниметесь по ещё одним ступенькам вдалеке и подойдёте, наконец, совсем близко.

Это был, ясное дело, первый пример.

Смысл его в том, что когда, наконец, вы преодолеваете это расстояние и поднимаетесь, с каждым шагом становится ясно: это как бы не всё. Разворачивается масштаб, появляется объём.

Не знаю, как там у других, кто там побывал, не знаю, передают ли что-нибудь эти картинки или нет, но я как-то сразу понял, что где-то тут стояли насмерть. Где-то здесь была мясорубка. Где-то здесь жили люди, которые смогли дать и наваляли, простите, капитальной пизды германской военной машине. Похожие на них, увековеченных в железе и камне.

Второй пример такой. В общем, когда ты в скромном мотоклубе и время от времени куда-нибудь путешествуешь, желательно щёлкнуться где-нибудь на фоне чего-нибудь — и обязательно в клубной символике. Дело это нехитрое, как говорится, пустячок — а клубу в плюс. Я, грешным делом, эту самую символику с собой на всякий пожарный и прихватил. Жутко признаться, но на Мамаев Курган я в ней и пришёл. Не говоря уже про автобус.

Когда я вошёл на территорию комплекса, то понял, что это место обладает своей силой — да такой, что мгновенно дошло: на фоне тех событий и памяти я со своим балахоном, жилеткой и полосками ткани, на ней нашитыми — всего лишь пылинка. Потом уже, после того, как побывал и снаружи, и внутри, была предпринята попытка щёлкнуться в более-менее нейтральном месте. Но то ли потому, что время суток было уже тёмным, то ли ещё отчего-то — попытки были неудачными. Это место как будто не желало быть фоном ко мне.

Я тогда подумал: всё, что угодно. Пальмы, дюны, море, лес, река, озеро какое-нибудь. Весёлая компания. Техника, современная и не очень. Но только не это. Поднявшись по ступенькам вверх, оказался в зале с вечным огнём.

То, что случайно можно принять за «случайную» мозаику (то есть, бессмысленно встроенные в стену разноцветные камешки) с позолотой, на самом деле имена и
фамилии погибших.

Покидал это место в глубокой задумчивости.

* * *

В тот же день (точнее, в ту же ночь) посетил набережную. Помимо второго вечного огня (первый — на Кургане), там существует аналог Воробьёвой горы, места встречи мотоциклистов Волгограда. Может быть, день был такой, а может быть, это явление постоянное, но двухколёсников там было около десятка.

Надо сказать, за три дня пребывания в городе они попадались мне не так часто, как у нас. Опять-таки, может, просто «повезло». Но тем не менее, весьма отрадно было видеть, наряду с пластмассовыми «спортами» и железными серийными чопперами/круизёрами старушку «Яву», и стартующий от этого места «Иж». Звук и запах двухтактных движков ни с чем не спутаешь.

Фотографировать их не стал: странный чел пешком, в цветах зеркалкой, фотографирующий других таких же странных челов, но на мотоциклетах — явный
перебор.

Будь я на своих двоих, тогда и про смысл жизни бы спросить не постеснялся, держа в руках камеру :). В общем, набережная — она в Волгограде примерно такая.

* * *

В последнюю ночь побывал на площади Ленина и прилегающих окрестностях. Ну, Ленин — он и в Волгограде Ленин, кто ж его не видел? Мне немного повезло с тем, что именно там меня водил человек, скажем так, не очень молодой — он кое-что знал про эти места. Он говорил о многих вещах, но я, в силу скудоумия своего, большую часть не запомнил. Так что блистать своим незнанием истории, пожалуй, не буду. Особенно врезался в память и запомнился этот дом:

То ли в нём, то ли в каком-то из домов неподалёку жил Михаил Дмитриевич Марголин, знаменитый конструктор советского стрелкового оружия. Когда-то один мой товарищ рассказывал мне, что он разработал один из самых точных спортивных пистолетов в мире, будучи незрячим, на закате жизни. Мой провожатый добавил: есть сведения, что Марголин водил колонны на нескольких парадах, посвящённых победе, опять-таки, без картинки перед глазами, ориентируясь только на звуковые сигналы. И что-то ещё, что так или иначе в незрячем состоянии у любого человека развивается.

Эхо войны. Жаль: так я туда, за этот забор, и не попал. Мельница. Вернее, то, что от неё осталось.

Осталось довольствоваться тем, что было вокруг.

Например, самолёт конструкции Лавочкина.

Эту тридцатьчетвёрку подняли со дна Волги. Тоже эхо.

Вот ещё несколько образцов военной техники, которую успел сфотографировать ночью, и названия которым знаю лишь смутно. Не смотря на то, что война была в сороковых годах прошлого века, многие боевые машины и орудия до сих пор выглядят отлично. И внушают уважение к тем людям и тому времени.

Причём, не только и не столько танки и самолёты с пушками. Уважение и восхищение вызывает, например, паровоз. В реальности он большой настолько, что полностью в кадр поначалу не влезал. Если брать китовый объектив, конечно же и пытаться им работать в ночное время, при достаточно слабом освещении, не особо заморачиваясь с настройкой светочувствительности, конечно же. А там, в Волгограде, было не до настроек — ходил, разинув рот, едва успевая нажимать на гашетку :-).

Повторюсь, будь у меня чуть больше времени — наверное, смог бы рассказать и показать чуть больше и гораздо лучше. Одно могу сказать точно: я не жалею, что попал в этот город и слегка по нему побродил. Может быть, когда-нибудь будет время уделить этому музею Великой Отечественной больше времени.

Майские праздники 2014 года не были потрачены впустую.

P.S. Альбом с полноразмерными карточками можно увидеть здесь.



Рейтинг@Mail.ru