Одесса. Вилково.

Продолжая тему.

С ходу

Место это, по большому счёту, никакая уже не Одесса — два с половиной часа в автобусе на нормальной (для автобуса и туристов :)) скорости. Километров сто точно будет. Располагается оно на реке Дунай, точнее, на развилке двух (или всё-таки трёх? склероз :)) его рукавов.

Есть такое мнение, очень может быть, что сильно распространённое, будто у Дуная «голубые воды», как на реке Волга или, к примеру, Ранове. Так вот, не верьте ни разу, врут вам, граждане, бессовестно врут. Он грязно-кофейно-зеленоватого цвета, поскольку течёт по глинистым берегам, во всяком случае, в том месте, где я его увидал.

Его пространство, конечно, не так рвёт крышу, как, к примеру, черноморское, но когда прёшь по какому-нибудь достаточно узкому рукаву на древнем дизеле, ощущаешь динамику места — это и ветер, и волны, и небо, и солнце. На юге как-то вообще всё очень круто в плане мест и ощущений: если солнце — то под пятьдесят, если вода, так не увидишь, где берег, если ветер — то штормовой. А уж если дождь, то ливень, и ливень по полной программе.

Невольно проникаешься такой нормальной, здоровой завистью к местным: живут на самой воде, под солнцем да небом, с транспортом проблем почти никаких, с заработком тоже порядок: они неплохо «прокачиваются» на экскурсиях, продаже вина, разнообразной еды и сувениров. Об этом говорят их навороченные дома и обилие моторов на пристанях. Как и лодок. Впрочем, известное дело: там, где есть какой-то явно заметный плюс, есть множество едва видных минусов. Вроде низких (в рамках восприятия туристов) цен и примерно таких же низких, не особо обсуждаемых заработков. Зима, кстати, в тех местах тоже присутствует. И что в это слякотное и неприятное время делают «сувенирные» люди, одному Кришне известно. Хотя, наверное, что-то таки делают, раз живы, здоровы и веселы.

Кусочек истории

Люди в Вилково живут чуть ли не со времён церковного раскола, называют их странно — «липовчане». Как утверждает легенда, народ, совершенно загнанный в угол стараниями тогдашнего патриарха Никона, стал уходить куда подальше с нажитых мест. И возник некий старец Филипп, который и привёл довольно много народу на дунайскую развилку. Одно время их называли «филиповцами», «филипчанами», затем людей, видимо, задолбало проговаривать это длинное слово. По версии тех же экскурсоводов, конечно же. Поначалу народ тамошний был очень стрёмный: сильно не любил чужаков. Если усталый путник, забредая в это поселение, просил воды, чашку, из которой он пил, выбрасывали, считая её чем-то «нечистым». Чуть позднее почти у каждого дома висела кружка для путников, и иначе, как «поганой», её не называли. Что неудивительно: расправлялись в стародавние времена с раскольниками очень люто. Любой залётный гражданин нёс с собой потенциальную опасность для всего поселения.

Сейчас, слава Шиве, совсем другое кино: чужеземцам тут рады, во всяком случае, при поверхностном взгляде на вещи. Чужеземцы дают бабло. Правда, очень не рекомендуют разгуливать по селу голым по пояс, хотя жара к тому очень располает. Верующие, причём, старообрядцы, что с них возьмёшь? Надо уважать места, где ты гость, а не хозяин.

Живут там, помимо основных, люди родом из запорожских казаков и молдаване. Когда заезжали в Вилково, нарвались на похороны. Когда подрулили к причалу, наблюдали чью-то свадьбу: большая посёлка, аднака.

Вилково сравнивают с Венецией, ибо там, как и в Венеции, есть похожая система каналов. Так, отчасти. Связано это с тем, что солнце, как и везде на югах, жжот как аццкий сотона, и поливать чем-то всякие разные овощи с фруктами надо, иначе пересохнут нахрен. Поэтому, для удобства и передвижения, и полива люди стали копать каналы, название коим — «арыки», а для удобства произношения именуемые «яриками».

Это, так сказать, обыкновенный промежуток между домами, что-то вроде узенькой улицы. А вот — аналог «водяного» проспекта.

Правда, к тому времени, как мы приехали, всё успело довольно сильно подсохнуть. Каналы, как рассказывали, сильно обмельчали, по виду своему более напоминая огромные, глубокие и грязные лужи, чем что-то сравнимое с Венецией. Но нечто похожее есть.

Тут даже есть своё производство, как ни странно. Эти люди производят камыш! 🙂 Точнее, они его собирают и заготавливают для каких-нибудь экзотических штук вроде бунгало и кафе. Дабы он не горел, его пропитывают специальным противопожарным составом.

И как утверждают специалисты в области познаний Вилково, тут заготавливается аж 10% Мирового Камыша.

Право, даже и не знаю, что на это сказать. Я слышал о мировых запасах нефти, золота или алмазов. На крайний случай, железной руды. Но камыш — это что-то с чем-то. Тот же человек с серьёзным видом утверждал, что некие камышово-противопожарные крыши стоят по 50.000 европейских тугриков. Может быть, это и правда. А может быть и скорее всего — свистёж для туристов. В любом случае, коммэрческая мысль работает, и ежели среди вас есть какой-нибудь великий комбинатор, таки уже пора там кому-нибудь ставить свой собственный камыш (и? е? о? ы?) обрабатывающий завод. И думать об сделать деньги, а не об выпить пива.

Помимо камыша, здешние места довольно рыбные. И ловится рыба, говорят, неплохо. К тому же, здесь произрастает виноград.

Туда его в каком-то лохматом году завёз некий чел по имени Фердинанд, сорт «Изабелла», если мне не изменяет память. Местные, разумеется, делают из него винишко, откровенно говоря, неплохое. Тут же дают попробовать (обед и питие входит в поездку), там же недорого продают. Вместе с кружками, на коих есть фотографии разных достопримечательностей этого ихнего Вилково :).

В общем и целом, как и везде, народ особо не горюет и зарабатывает деньги на всём, на чём можно заработать. И это правильно.

Более того, есть ещё одна штука, в которую мне поверить гораздо проще, чем в десять процентов Мирового Камыша или мифического Фердинанда.

Уровень преступности в Вилково вообще — ноль целых и фиг десятых. Когда люди уходят куда-то по делам, они вообще не запирают дверей. Они просто связывают верёвочкой дверную ручку и петлю, на которую большая часть мира вешает замок.

Ворота, обвязанные верёвочкой в этом отчёте — не единственные, но это единственное, что я успел снять. При всём при том, что это не село, а вполне себе городок, в котором в один день может кто-то умереть, а кто-то справить свадьбу.

Лодка счастья

Надо сказать, что места здесь заповедные, и вилковчане места эти стерегут. Пока мы шли на катере по руслу Дуная, видали цапель и пеликанов. Правда, шли довольно быстро, поэтому в кадр удалось поймать только это:

Да и по ходу дела обнаружилось, что у цифровика от жары слегка плавятся мозги: снимать, конечно, он не отказывался, но при переброске картинок в бук выяснилось, что на фотках во многих местах возникают некие размытия. Видимо, ещё совсем чуть-чуть, и ему таки уже будет пора на отдых.

Почти в самом конце поездки нас довезли до места под названием «Нулевой километр».

Это пространство, в котором воды Дуная соприкасаются с водами Чёрного моря. Там же, несмотря на попытки запретить купаться, мы всем составом выкупались. Вообще, более безумных запретов на охлаждение системы я не слышал: экскурсовод ссылался на то, что это заповедник и что, мол, тут так не принято. На самом деле, я так думаю (вспоминая довольные лица купающихся местных, хехе :)), что нас банально не хотели растерять.

Надо сказать, что песок там горячий настолько, что по нему почти невозможно ходить босиком. Во всяком случае, если вы не йог.

На обратном пути нам рассказывали, что те же двадцать-тридцать лет тому назад тут было полно грузовых и пассажирских судов, прогулочных и рейсовых катеров, и что русло Дуная постоянно чистили от ила, дабы он не препятствовал свободному хождению кораблей. Что порты работали на всю мощь, перетаскивая в нужные части света грузы.

Сейчас, увы, там ходят только лодки да катера. Экскурсионные и не очень. И живут пока только тем, что ещё осталось. Что сказать? Ну дай им Кришна подняться и восстановить то, что так невовремя распалось.

Под самый конец поездки человек травил разнообразные легенды, одна из которых более-менее осела в памяти.

Давным-давно на одном из берегов Дуная жил не шибко богатый рыбак — жил только тем, что мог выудить из реки. Как-то разыгралась на Дунае буря, и эту лодку унесло, да так, что тот дня два не мог её найти, а бродил он по берегам реки, нигде не останавливаясь. Под конец второго дня он почти потерял всякую надежду отыскать свою посудину, но, как это полагается в любой нормальной легенде, ему повстречался старик. Разумеется, слово за слово, и рыбак рассказал старику, что за беда с ним приключилась. А старик ему ответил: «Ищи свою лодку. Если найдёшь, будет тебе счастье в жизни. Если не найдёшь, будет тебе всю жизнь несчастье». Не знаю, добавили ли эти слова измотанному бедолаге-рыбаку оптимизму, но решил он ещё разок пройтись до того места, где он оставил лодку — и когда под конец третьего дня дошёл, он увидел, что лодка стоит именно там, где он её оставил.

Разумеется, с тех пор пошло ему по жизни великое счастье, он наловил сразу кучу рыбы, разбогател, женился, вырастил детей, дерево, построил, должно быть, дом.
Та самая легендарная лодка прослужила ему верой и правдой очень много лет.

А когда он, как это всегда бывает с людьми смертными, умер, люди решили эту лодку отремонтировать и поставить на берегу, сделав из неё памятник — «Лодка счастья». А потом пришёл я, зарядил глючную цифровуху и это плавсредство заснял.

По идее, если вся эта фишка с лодкой — не свистёж, две фотки судна с разных ракурсов должны приносить двойное счастье. Так будьте же счастливы, граждане 🙂

Продолжение — здесь.



Рейтинг@Mail.ru