«Нейтраль». Статья.


Автор — Николай Никифоров. Дата написания — апрель 2016 года. Дата публикации — август 2016 года (журнал «Свободная дорога»). Информация по данной публикации лежит в разделе «Графомания».


Наша история довольно проста.

28 мая 2011 года я и мой товарищ, Борис Вишняков, попали в серьёзную аварию. Двигались на мотоцикле вдвоём. Мне выпала карта быть в ту ночь водителем, ему – пассажиром. В результате моей ошибки мы попали под удар грузовика. Человек получил несколько переломов таза. А поскольку его шлем не был застёгнут, он заработал сильнейшую травму головы, которая затем привела к полной потере зрения.

Мы оба с давних пор стремились к двум вещам: мототехнике и путешествиям. Мы оба увлекались фотографией, замечая красоту этого мира и стараясь как-то её сохранить.

Полтора года жизни мы потратили на то, чтобы разгрести образовавшийся завал. Примерно через два месяца человек встал на ноги и начал ходить. Но слепота, казалось бы, перечеркнула эти увлечения навсегда – какие мотоциклы, какая фотография? Тут бы просто банально выжить и приспособиться к новым условиям жизни. К полной темноте.

Через полтора года мы вместе придумали способ, благодаря которому незрячий человек может управлять мототехникой: естественно, вне трасс общего пользования. Можно с уверенностью сказать, что в России мы первые, кто начал адаптировать мотоспорт для незрячих людей. Наш проект мы назвали «Командой СГ». «СГ» значит «Слепые гонки».

По итогам разработки некоторых методик и приспособлений для данного вида мотоспорта, мы решили найти поддержку и единомышленников в мотоклубной среде. И прежде чем на нас действительно обратили внимание, мы обошли пять мотоклубов – демонстрируя наши немногочисленные видео, рассказывая о том, на что мы способны и чем действительно можем быть полезны. Реакция везде была совершенно идентичной: игнорирование.

По-настоящему в нас поверили ребята из мотоклуба «Free Brothers MC». Чаптер города Электросталь. Можно много и долго рассуждать о каких-то странностях и недостатках конкретно этого сообщества. Но, во-первых, в мотоклубной среде не принято выносить сор из избы.

Во-вторых, именно «FBMC» помогли нам начать выступать на мотофестивалях и клубных мероприятиях. И, слегка оглядываясь назад, я испытываю искреннюю благодарность по отношению к этому клубу.

И прежде чем начать говорить о моих причинах ухода оттуда – я хочу выделить особо то хорошее, что они привнесли в жизнь и работу команды «Слепых гонок».

Без «FBMC» не вышло бы ровным счётом ничего, что так или иначе говорило бы людям о нашем существовании в принципе. Во-первых, «FBMC» на момент 2013 года обеспечили нам выступления на мотофестивалях и некоторых мероприятиях, без которых в мотоклубной среде о нас никто бы не узнал. Во-вторых, без поддержки и помощи «FBMC» не получилось бы документального фильма о нас. В-третьих, наше интервью на радио Всероссийского Общества Слепых не было бы полноценным – по причине отсутствия значимых событий в работе команды.

Именно эти ребята дали нам понять, что в мотоклубной среде действительно работают такие вещи как взаимовыручка и братство. Поэтому если я говорю что-то конкретно об этом MC-клубе, то подразумеваю в первую очередь безграничное уважение и благодарность. Мотоклубов много. «FBMC» оказались единственными, кто не побоялся и смог нам помочь.

Что же касается моего ухода из клуба, то причин тому несколько. Первая и главная заключается в том, что их понимание путешествий и моё немного не совпали. MC-клуб, во всяком случае, такой MC-клуб, как чаптер «FBMC» города Электросталь, на момент 2013 и 2014 года не тянули дальние поездки. Цель мотоклуба – закрепиться на территории обитания, выстроить нормальные взаимоотношения с соседними клубами и клубами прилегающих территорий. А это подразумевает поездки, расстояние которых не превышает двухсот километров в одну сторону. Единственный раз, когда расстояние было чуть больше означенной цифры, был заезд в Саратов – на день рождения, собственно, самого клуба.

И потом, нужно понимать, что когда ты состоишь в МС-клубе, у тебя есть определённая должность – я, например, был офицером безопасности. А это значит, что куда бы я ни поехал с клубом, нормальной, вдумчивой поездки с отдыхом не получится. Некогда расслабляться с фото или видеокамерой: в задачу офицера по безопасности входит постоянное наблюдение за обстановкой внутри и вокруг клуба. Особенно, если это происходит на незнакомой территории, где есть другие клубы. Соответственно, вместо вдумчивого отдыха выходила лишняя головная боль. И любое мероприятие, на котором обычным мотоциклистам следует веселиться и отрываться, лично для меня являлось чем-то вроде работы, с единственным отличием: мне не платят денег.

Особое место в моём нежелании быть в «FBMC» было отношение чаптера к благотворительности. По прошествии какого-то времени я начал понимать, что любая ситуация, связанная с неким добрым действием по отношению к любой категории людей, нуждающихся в чём-то со стороны мотоклуба, на поверку являлось лишь PR-ходом.

И после размещения некоторого количества фотографий или видео клубней в жилетках в одном из сообществ «FBMC» те дела, которые имели действительно отличную перспективу – например, создание на территории Электростали мотоциклетного кружка в школе – внезапнейшим образом затухали, будучи даже не доведёнными до конца. Для меня это показатель.

Последней и самой важной причиной моего ухода из клуба явился такой фактор. Дело всё в том, что я сам по себе – бывший сотрудник ОВД. Я восемь лет проработал в милиции, и год в полиции. Четыре года из девяти я посвятил системе уголовного розыска. Поскольку я человек, склонный к написанию рассказов и статей, в том числе и моих трудовых буднях в убойном отделе Московского Уголовного Розыска, то время от времени пишу об этом открытым текстом в сети. Поскольку конкретно этой работой я горжусь. Президент мотоклуба, глядя на эти записи, настоятельно рекомендовал мне в мотоклубной среде особенно не распространяться о моей былой принадлежности к так называемой «системе», как они её называют.

Поскольку я человек, в правила жизни которого не входят привычки испуганно шарахаться от своего прошлого только потому, что на мне нашиты некие тряпочки красного цвета на чёрном фоне, я понял, что человеческую глупость мне одному не сломать.

Проще снять и не иметь с этим дела, общаясь в более адекватных кругах.
Я мог бы назвать ещё несколько причин моего ухода. Но, повторюсь: в MC-клубах не принято выносить сор из избы, и хоть я в данный момент времени не ношу эти «цвета», не буду делать этого и впредь.

А президенту клуба, Андрею «Стиву» Алексееву, я желаю только удачи и скорейшего выздоровления.

Что касается мотоклубов в целом, я хочу сказать напоследок несколько вещей.

Во-первых, они существуют для того, чтобы вместе делать дело, которое один человек при всём своём желании не осилит.

Во-вторых, всегда приятно знать, что если с тобой случиться беда, ты можешь рассчитывать на помощь брата – точно так же, как и брат рядом с тобой. Именно по такому принципу и построены взаимоотношения участников команды «СГ».

Но лично мне для того, чтобы ездить по бескрайним просторам матушки нашей России, нашивки не нужны. Точно так же, как не нужны они для того, чтобы спокойно общаться с друзьями и другими людьми – которым откровенно плевать на то, что я когда-то был опером убойного отдела.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *