Глава пятая.

ТРОГАТЕЛЬНОЕ ХОББИ.

Тихие игры под боком у спящих людей,
Каждое утро, пока в доме спят даже мыши.
Мальчики знают, что делать всё нужно скорей,
И мальчики делают всё, по возможности, тише.

(с) Илья Кормильцев

— 1 –

***

Промежуток времени с сентября по декабрь две тысячи третьего года я уверенно могу назвать самым продуктивным и контактным за всё моё пребывание на сайте Алисы Исаевой – если быть совсем уж точным, на форуме «Чуланчика». Это было время странных открытий и мрачных выводов, время проб и ошибок в попытках общаться с людьми. Нельзя сказать, что меня везде преследовала неудача. С одними у меня возникало довольно тесное, доверительное общение. С другими ничего не выходило. Каждый день я узнавал что-то новое, интересное. Каждый день я старался делиться с форумом чем-то новым, и как я полагал – интересным.

Девятнадцатого октября две тысячи третьего года я обнаружил запись, которая ни одного нормального человека не смогла бы оставить равнодушным. Реальных имён этих людей, как уже много раз упомянуто, я не знаю – как не знал имён слишком многих. Первого, написавшего это своеобразное приглашение, я знал под кличкой Kes. Второго, что бурно дискутировал со мной на тему «хобби» и заодно – на очень многие вещи раскрыл мне глаза – я знал по кличке Lom.

***
Kes: Привет Друзья! Почему же все считают самоубийство – это личное дело каждого человека. Якобы он сам должен это делать в одиночестве, и никому не мешая. Я вот считаю немного по-другому (конечно не отрицаю факта своего желания окончить с собой в одиночестве, но все это осталось в прошлом). Один как говориться и в поле не воин, так что создание «Великого объединения» для людей с менее и более серьезными проблемами самое оно. Может быть, кто-то конечно и передумает, но принесет какую–то общую пользу. Хотелось бы верить, что есть такие люди в инете, которым действительно нечего терять. Реально можно замутить такие темы, которые не придут в голову обычному человеку. То самое объединение состоит из (пока) двух реально решившихся людей, то есть меня и Лома. К нам присоединяться в ближайшем времени человека три. Вместе мы ищем наиболее приятный, безболезненный и кайфовый уход из жизни. Пока что есть некоторые идеи, но малоразработанные. Народ!!! КАго так сильно достала жизнь, отпишите на форуме или на мое мыло. Еще раз повторю такую мысль, что человек становится свободен (как ветер) и практически его ничто не останавливает. Делай практически все … Самое главное конечно в ментовку лет так на 10 не попасть, а остальное все фигня. Можно прославиться наконец, если у кого есть такое желание или еще че-нить.

Думаю, что некоторые (может-быть и верно) подметят, что тема немного избитая, но все же иногда хочется повториться, в надежде на верное понимание …

***
Не знаю, что по поводу сообщения, отправленного на форуме этого очень посещаемого сайта, испытали бы другие – но лично у меня был лёгкий шок. Я сделал вывод, что парень в ближайшем будущем собирался убить себя. Более того, возникла вероятность коллективного самоубийства, и человек, судя по пунктуации и орфографии, довольно молодой, собирался втянуть в свой суицид других.

Я мог понять Owl Crane – из-за повышенной восприимчивости к печальному в жизни у неё возникла тяжелейшая депрессия, вытянуть из которой можно было только медикаментами, стараниями профессионалов, а главное — стараниями родных и близких. Я мог понять Алису Исаеву, поскольку её взгляд на мир примерно соответствовал моему взгляду, с одной лишь разницей: я любил и люблю жизнь, никогда не тянуло на тот свет. Но на этот раз я действительно оказался в тупике: лихорадочно пытался придумать, что здесь можно сделать – но ничего не получалось. Реальных координат, кроме почтового ящика и кличек, у меня не было. Система управления форумом, которая, по идее, могла дать хотя бы IP-адреса этих деятелей, находилась не в моих руках, и руки эти вряд ли бы отдали эту систему мне просто так.

Именно в тот день я осознал, что моя работа в Зональном Информационном Центре ГУВД, что находится в массивном здании №38 на улице Петровка, может принести мне реальную пользу. Осознав, что я, пожалуй, один из немногих людей на форуме, от которых вообще что-либо зависит, я решил: нельзя сидеть, сложа руки, пора действовать. И первое, что действительно нужно было сделать – войти в контакт, и дать им понять, что в такие игры не стоит играть. Я и не подозревал, сколько людей тут же выйдет на откровенный разговор.

***
Бо Бенсон: Привет, мой дорогой друг. Я пишу тебе это письмо в надежде на то, что ты меня поймешь, и поймешь правильно. Я не буду детально описывать тебе свое мнение насчет жизни и смерти, добровольной и не очень, сейчас это не самое главное. Итак, ближе к делу, амиго.

Допустим, на твое сообщение откликнулось несколько людей. Ты в курсе, что одно время на «НТВ» был сюжет об этом сайте, о ее хозяйке. Если ты мудрый парень — а я уверен, что ты мудрый парень — ты должен предполагать, что данный сайт, так и множество других сайтов подобной направленности давно курируются спецслужбами. Этот сайт — подавно, поскольку сообщения в прессе подвергаются анализу.

Конкретно в Москве — управлением «К» (бывшее управление «R»), насчет остальных регионов точно сказать не могу.

Итак, допустим, что в твое мыло обратился человек с характерными подростковыми оборотами речи, и он (а лучше путь будет она, мальчики это любят) выражает восхищение твоими идеями, входит в доверие. Вы перебрасываетесь фотками, созваниваетесь даже. Всё мыло, все разговоры тщательно фиксируются. В случае, если вы думаете умереть
вместе конкретно у кого-то или в каком-то месте, вас будут ждать суровые ребята из соответствующего отдела. Вся вина ляжет на самого старшего из вас — возможно даже, на тебя — в случае, если что-то найдут. Яд, например. Что-то, что позволит тебе уйти из этого мира безболезненно и легко, прихватив заодно пару-тройку жизней.

Раскрутка, документация, вещдоки — это будет твое, старик. И десять лет ментовки, без уютной комнаты с компутером, десять лет такой жизни, что тебе придется поверить в бога — для того, чтобы молить его по ночам о скорой смерти. В случае, если тебе дадут спокойно спать, а на зонах с этим туговато.

Плюс могут сильно пострадать люди, которые находятся здесь, видели твое письмо и при этом ничего не сделали. Разумеется, сайт также будет стерт. Некому будет кого-то спасать, некому будет кого-то не спасать.
Не с кем будет контачить — а если дальнейшие попытки буду продолжаться, то хмурые ребята их управления «К» будут это сечь. Интернет — он же ведь для всех, не так ли, амиго?

Далее. Я хочу, чтобы ты понял, что я тебе не угрожаю. Я просто рассказываю тебе о банальных вещах, потому что не рассказать тебе о них значит обречь тебя на геморрой, который будет гораздо тяжелее того, что ты имеешь сейчас. Я людям геморроя не желаю.

Просто подумай. Флеймить можешь тут, а можешь у меня в мыле — так лучше всего.

Kes: Да мне все равно. Никто не сможет никогда заткнуть мне рот. Я мало что понимаю во всем этом, но лопухнуться тоже на вряд ли получиться. Тут понимаете, речь идет о продуманной акции (совсем даже не подстрекательство). Я не собираюсь никого затаскивать в мир иной вместе, просто мне хочеться найти реальных людей для обсуждения и проведения мыслей в действие. А по поводу правоохранительных органов я сам это довольно хорошо знаю, но на то и создан закон, чтобы … И кто не рискует … сами знаете … Может звучит немного наивно конечно..

Бо Бенсон: Здравствуй еще раз, амиго. Никто не ставит целью заткнуть тебе рот. Я просто разложил тебе картинку того, что тебя может ожидать, а уж что там будет дальше — тебе решать, не мне. В общем, есть над чем подумать. Вот и славно. Думай, коли охота. Ну, а коли неохота, дык и не думай. И вообще не об том речь … зачем тебе уходить-то? В чем, по-твоему, заключается жуть этой жизни, что ты решил покинуть ее в столь продуктивном возрасте? Уйти без боли, говоришь … нет, не бывает такого. Бывает только меньшая и бОльшая боль.

Для того, чтобы не лопухаться, нужно знать, с кем имеешь дело. Тут, видишь ли, тоже ведь не лопухи сидят. Сидят-сидят, не сомневайся.

Насчёт продуманной акции … ты хоть сам понял, чего сказал-то, Кес? Это звучит примерно так: «Да не, народ, вы чо — я реально тут никого никуда не подстрекаю, просто я ищу народ, для того чтобы найти способ уйти без боли и под моим идейным руководством помереть». Масло масляное, асфальтовый асфальт, зелёная зелень. И, знаешь, это будет довольно трудно объяснить хмурым ребятам из мест, столь презираемых народными массами.

По поводу ментов … это звучит наивно до тех пор, пока ты не попал. Кто не рискует, тот не пьет шампанское. Но и от кувалды в лоб никто гарантию не даст.

***
Неожиданно в наш с Кесом разговор включился Лом. И ещё несколько человек с форума.

***
Lom: И тебе привет, хотя честно говоря не испытываю симпатии к людям, продвигающим свои бредовые идеи как общеизвестную истину. По поводу твоей теории насчёт большей или меньшей боли — опять же, голословное утверждение, я однажды уже чуть не ушел, при чем случайно, особо того не желая, но все было очень качественно,
и возвращаться совсем не хотелось.

Кес имеет дело со мной, а я с ним, и еще с Темным и скоро еще со многими. И видим мы, что здесь только один лопух сидит, а остальные очень трезво оценивают ситуацию. А твоим хмурым ребятам снять с нас будет нечего, поэтому заниматься нами они не станут. И, пусть не юридически, а этически в своей собственной голове проложи границу между подстрекательством и поиском себе подобных.

Зы. Честное слово, я не люблю ссориться. И к тебе, искренне уважаемый Bo Benson, я вовсе не испытываю антипатии лично. Я своим резким тоном лишь протестую против той ахинеи, которую ты наплел, это бы еще ладно, но ты плетешь ее с видом знатока, ты преподносишь свои глупости как истину последней инстанции – вот это и вызывает желание ерничать над тобой. В будущем, если нам доведется лучше узнать друг друга, надеюсь на установление взаимопонимания. Поскольку ты чел доброжелательный и я тоже, и это главное, а то, что знаем, в чем ошибаемся, а в чем правы, разберемся.

Помня, как придирались к моим словам, спешу уточнить. Речь идет об установлении более тесных, заинтересованных связей между людьми, имеющими схожесть в главном – твердое желание умереть. Остальное – группой или по одиночке, «прославиться», «устроить шоу», теракт – в контексте сообщения Кеса и моих прошлых постов, надо понимать более как метафоры, как описание того, что при совместных действиях становятся доступно то, что не возможно в одиночку. Мы с Кесом, просто не знаем, как дать другим почувствовать, сколько хорошего можно вынести из суицида, если не замыкаться на себя и наказывать себя болью. Впрочем, кто-то может быть одержим мученическими идеями, чувством вины, готов принять тяжелую смерть, ну так ладно, это же может принести другим большую пользу. Увы, на данный момент нам трудно сказать или предложить чего-то конкретное.

Irish: Бойко разводя дискуссии, вы забыли о маленьком «но»: ВСЕ ОТДЕЛЫ ГУВД ДЕЙСТВУЮТ СООТВЕТСТВЕННО С ЗАКОНОМ. То есть, когда вы белиберду всякую несете, то на вас распространяется конституционное право Свободы Слова, если вы не оскорбляете других и не ущемляете их прав и интересов. Даже если перед суицидом вы говорили с кем-то по телефону доверия, то говоривший с вами человек не имеет права никого и ничего к вам вызывать. А если вы совершили попытку суицида, то по статье102(2) УК (номер статьи я точно не помню, кажется, эта) вас могут заставить принудительно лечиться.

Вывод: лучшая защита от всяких там отделов — знание законов. По отношению к клубам все отделы просто поют песенку: «Трали-вали, тили-тили, это мы не проходили, это нам не задавали». Но до тех пор, пока не идет создателями сайта подстрекания к суициду.

Бо Бенсон (Лому): Если тебе не очень трудно, не мог бы ты последовательно и четко изложить мне, какая именно из моих идей показалась тебе бредовой?

Lom: Я и другие это уже сделали в ответ на твой пост. Извини, если я был резковат, но твоя идеи глобальной слежки действительно смахивают на параноидальный бред.

Бо Бенсон: Кто бы спорил? Но возьмем в расчет то, что по НТВ проскакивал сюжет конкретно об этом сайте. Это уже повод для того, чтобы обратить на себя внимание. Возьмем в расчет также и то, что есть люди, которые работают не за зарплату, а просто потому, что это интересно. Также возьмем в расчет то, что все-таки не все люди на свете безразличные роботы, у которых смысл жизни сводится к одной-единственной цели — снять побольше денег с кого-то. Просто на уровне предположения, пусть пока теоретического. Далее. Есть несколько знакомых. Можно верить, можно не верить, но они есть. Проблематика суицида их интересует, поскольку существует четкая привязка к терактам (это основное) и некие внутренние соображения, совпадающие с моими. В скором времени это позволит изучить структуру, соответственно, обладать конкретной информацией — уже не теоретической. Я как раз об этом и говорил. Да и стоит ли вскрывать все карты?..

Согласись, одно дело предполагать и безоговорочно в это верить, а совсем другое дело — предполагать и располагать. Мой случай относится к последнему. Я прекрасно понимаю, что звучит это все голословно, бездоказательно и неубедительно. Но с другой-то стороны, меня тоже можно понять. Будь ты моим противником, стал бы я тебя подробно информировать?

***
Вспоминаю одну очень хорошую поговорку: «Мы предполагаем, а господь располагает». Естественно, моя длинная речь об управлении «К», по сути своей, была блефом. Из «нескольких знакомых» у меня имелись пара рук и голова на плечах – в принципе, компания неплохая, но слишком маленькая для того, чтобы что-то реально изменить.

И когда я отправлял это сообщение, то точной картины – отношения моего государства к сайтам подобной направленности и тому, что там происходит, не знал. Естественно, я сразу же и решил это проверить, благо, под боком МУР, а там у меня водились знакомые оперативники. До сих пор интересно, до каких размеров увеличились глаза того парня, когда я рассказал ему немного о сайте, о возможности коллективного самоубийства, о возможности теракта. На фоне взрывов лета две тысячи третьего года к этим словам нужно было прислушаться. Это с одной стороны.

С другой, по скромному опыту уже оперативной работы, я чётко понимаю: предложение коллективного самоубийства, кинутое на форум несколько месяцев спустя после теракта, да ещё и с намёком – могло повлечь за собой возникновение проверочного материала, установление личностей, скрытое наблюдение, неожиданные встречи и ряд крайне неприятных разговоров.

Итак, как же государство относилось к суициду на самом деле в 2003-м году? Я слушал человека, на которого вышел через знакомого опера. И потихоньку глазёнки мои увеличивались до размеров компакт-дисков. Оказалось, что в те времена управление «К» курировало только лишь два направления: нелегальное копирование информации, в совокупности со взломами серверов и рабочих станций, и мошенничество в области сотовой телефонии. Сайты, на которых была размещена информация о различных способах самоубийства, о лёгких наркотиках и опиатах, сайты, с которых на тот свет отправился не один десяток людей, их просто не интересовали. Возможно, этим занималось другое ведомство. Но то, что к этому не имеет отношения служба, способная вычислить и приостановить хотя бы на «программном уровне», меня удивило. В том, уже далёком, 2003 году я попросту не успел завязать знакомства с людьми из служб, которые занимались мониторингом и анализом сети, а также поиском и работой с потенциально опасными ресурсами.

Позднее, на летних занятиях в школе милиции, мне довелось глянуть в Уголовный Кодекс, где я и прочитал пресловутую статью №110 о доведении человека до самоубийства. Уголовная ответственность полагалась лишь в том случае, если человека довели до суицида побоями, оскорблениями, унижениями. Наглядным примером в этом случае могут послужить отдельные случаи в армии, в разгар «лихих девяностых». О сайтах, о людях, что их создают и об ответственности, которую они, по логике вещей, должны нести, в этой статье не говорилось ни слова.

Именно тогда до меня с пугающей ясностью стали доходить слова Лома. Слова о том, что государство, в общем-то, очень мало интересуют сайты подобной направленности. По скромному опыту оперативной работы могу сказать с определённой ясностью: силовые ведомства мало интересуют различные явления до тех пор, пока не произойдёт что-то серьёзное. В данном случае групповое самоубийство или теракт.

В силу моего приблизительного понимания реалий 2003 года это означало только одно: мои предположения – полный бред, и что никакой помощи в этом деле мне не видать. Нет буквы закона – значит, нет и «палки».
И действовать нет смысла. Ребята вроде Кеса или Лома могут спокойно собирать компанию, и отправляться на тот свет вместе – невзирая на возраст, лишь бы была доступна сеть и некоторое количество форумов. Я подчёркиваю особо: в силу моего приблизительного понимания в 2003 году того, с чем же именно и как именно работают спецслужбы.

Я не хочу делать из Кеса и его приятеля Лома злодеев, хотя, откровенно говоря, первые недели три я так и думал. Просто одно дело, когда уходит из жизни взрослый человек, когда его самоубийство имеет под собой довольно веские основания – например, смертельная, неизлечимая болезнь. Но подростки, это же совсем другое кино. Неразделённая любовь, непонимание окружающих, проблемы в семье – всё это может и становится причиной многих суицидов. Это может иметь значение для отдельно взятого молодого человека. Но на фоне мировой революции это, в общем-то, вещь поправимая.

В тот день мне вдруг стало невыносимо жутко оттого, что где-то рядом бродит смерть – и не какая-то гипотетическая смерть неизвестно кого, а смерть людей, с которыми так вот, запросто, переписываешься. В голове строились предположения, одно другого нелепее. Но всё же, из того горячечного бреда, что проносился через извилины, я вынес одно предположение, которое впоследствии оказалось верным. Ни в коем случае не хочу обижать подростков, но всё же – как уже говорилось, на сегодняшний день это самые беззащитные люди. В том смысле, что если на их пути вдруг появится человек, обладающий идеей и силой в эту идею поверить, они пойдут за ним куда угодно. Хоть на край света, хоть на шестнадцатый этаж. И этот человек, в свою очередь, понимающий, что за ним УЖЕ ИДУТ, может использовать «караван» в своих собственных целях. Ради наживы, или удовлетворения каких-то своих комплексов – вариантов много. На эту базу можно, в принципе, положить абсолютно любую схему – от выкачивания денег из ошарашенных родителей до организации лагерей подготовки смертников.

Впрочем, не это главное. Главное заключается в том, что тогда я был не в силах что-либо поделать с этим, и мне приходилось лишь пытаться наладить хороший контакт, принимать вновь поступившие данные, анализировать, снова входить в контакт – и так до тех пор, пока не найдётся более-менее подходящее для этого случая решение. Тогда я подумал, что моим основным оружием будет слово, сила убеждения, логика. Тем более, что в реальности Лом оказался не таким уж и «плохим» парнем. Как и Кес.

— 2 –

ПРОТИВ ЛОМА НЕТ ПРИЁМА
(продолжение разговора о трогательном хобби)

***
Lom: А твоим хмурым ребятам снять с нас будет нечего, поэтому заниматься нами они не станут. И, пусть не юридически, а этически в своей собственной голове проложи границу между подстрекательством и поиском себе подобных.

Бо Бенсон: Я был бы очень благодарен тебе, если бы ты четко и последовательно дал определения этим понятиям. Я ж лопух, сам понимаешь. Два вопроса.

Вопрос первый. Что для тебя есть подстрекательство к самоубийству?
Вопрос второй. Чем оно отличается от поиска себе подобных, если поиск себе подобных в любом случае приводит к самоубийству?

Lom: Одним нравиться марки собирать, а другим самоубиваться, почему первым можно объединяться по интересам, а нам нельзя – видимо этот риторический вопрос я задам судье после прочтения приговора.

Бо Бенсон: Я знаю, что он тебе ответит. Тем же риторическим ответом: есть большая разница между играми с чужой жизнью и просто играми. Возможно, он также добавит, что никто тебе не дал такого права — распоряжаться чьими-то жизнями, пускай неявно, косвенно. Ты ж понимаешь, что это все риторика, т.е. под «дулом» особенного значения не имеет. И все же, не уходи от вопросов. Судя по твоему ответу, для тебя именно подстрекательство к самоубийству является хобби (возможно, я чего-то не понял — но иду строго по словам). Таким образом, на оба вопроса есть вполне конкретный ответ, а он является достаточным основанием для того, чтобы, как минимум, уделить тебе пристальное внимание.

Хорошо, я понял тебя. Действительно, отталкиваясь от предположения, что все сотрудники управления «К» — бездушные железки, которые хотят только денег — этот контраргумент ну просто железный. Однако, есть другая штука, которую также нельзя списывать со счетов. В любом месте есть люди, которые по какой-то непонятной причине остаются людьми. Ну не могут оставить все просто так. Даже в ГУВД. В рамках данного разговора это недоказуемо, и мне остается лишь предоставить собеседнику право верить мне или не верить.

Рубен Искандарян: (мне) Ох, если бы ты всё знал… Я думаю всё-таки надо обращаться к совести людей, а не к закону. Хотя по вчерашнему дню если судить, столько дряни вскрывается… Как-то не сочетается у меня предотвращение самоубийств с деятельностью господина, раздающего фальшивые рецепты на психотропные лекарства детям …

Уставший (мне): В нашей стране никто этим заниматься не будет, я тебе говорю как человек плотно связанный с этими отделами милиции.

Stormbull (мне): На самом деле цель управления “К” пресечь попытки хозяев сайта в подстрекательстве и содействии любым образом самоубийству. Это ПРЯМАЯ И НЕПОСРЕДСТВЕННАЯ ЦЕЛЬ, ради которой они и фиксируют форум время от времени. Насчет пресечения попыток подстрекательства на суицид со стороны участников форума – вопрос сложный и неоднозначный. На мой взгляд, они просто плюют на это…сам подумай, очень тяжело каждую попытку проверять или думают что это лишь суицидальное поведение, которое ни к чему не приведет или у них в голове крутится мысль: раз говорит, значит, не сделает. Понимаешь, мне кажется что они подумают что общая проблема (случай Кеса) объединит народ и ни хрена никто не сделает (не уложится у них в голове что такое массовое самоубийство возможно). ХОТЯ это лично мое мнение и надо просто изучить, как действует управление “К” по его уставу, рекомендациям его сотрудникам и т.д. Я сам на этом форуме 100 раз писал такое, за что меня и в дурку и тюрьму должны были уже давно упрятать … только на мыло ничего так и не приходило. Хочешь сказать, что просто везло? Я так не думаю, они все видели.

Алиса Исаева (на мой ответ Кесу):

«Никто не ставит целью заткнуть тебе рот. Я просто разложил тебе картинку того, что тебя может ожидать, а уж что там будет дальше — тебе решать, не мне. В общем, есть над чем подумать. Вот и славно. Думай, коли охота. Ну, а коли неохота, дык и не думай. И вообще не об том речь … зачем тебе уходить-то?»

Бо, ну, вот тебе привычный пример непонимания …С твоей логикой ты проходишь мимо очень серьёзных вещей. Недостаточно просто разложить картину — каждый из нас раскладывал её себе миллион раз. Не знаю, но всё-таки какая-то прореха есть в тебе, не сердись. Просто если ты так будешь на людей наезжать, то никто не ответит на единственно важный вопрос — зачем тебе уходить … Понимаешь?..

Бо Бенсон: Да.

***
Мы ещё довольно долго обменивались мнениями: я, Лом, Кес, Алиса, Stormbull, Уставший, Irish. Не всегда и не везде разговор был дружелюбен – но думаю, ругань цитировать не имеет смысла. В конце концов, мы поняли друг друга. Я сильно заблуждался насчёт того, что для Лома «подстрекательство к самоубийству» было развлечением, более того, я очень сильно заблуждался насчёт самой фразы «подстрекательство».

Тем не менее, с высоты 2016 года я отдаю себе отчёт в том, что это была переписка технаря из ОВД, не сильно подкованного в делах оперативных и юридических, с «малолетними дебилами». И слава богу, что она не вылилась в оперативное дело с последующим прихватом «героев» за известные места. А в свете происходящего сейчас я отдаю себе отчёт в том, что такое вполне могло быть. Любое явление, вызвавшее резонанс в обществе, особенно попавшее под свет софитов ТВ, имеющее хоть какую-то вероятность связи с криминалом — уже повод для накопления проверочного материала.

Последнее сообщение от Лома меня очень многому научило. Я и раньше подозревал, что он был по-своему мудр, но насколько мудр – посчастливилось узнать не так скоро, как хотелось бы.

***
Бо Бенсон: Ты действительно уверен в том, что искренне меня уважаешь, или это очередная фальшивка? За что тебе меня искренне уважать, Лом?

Lom: Просто по тому, что к незнакомым людям я по умолчанию отношусь с уважением, а потом, как получиться. В нашем случае получилось, что ты вроде человек хороший, прав ты или не прав, но желаешь другим добра. Так что мое уважение подтвердилось.

***
Это случилось в две тысячи третьем году на форуме портала «Mysuicide». Вкратце: на этом форуме появилась девушка, и если верить её словам, она довольно прочно подсела на какую-то наркоту. Возможно, опиаты. И решила покончить с собой, поскольку не видела выхода из этой ситуации. Сразу же на постинг этой девушки отозвался некий Дмитрий, вероятно, решивший хоть как-то помочь. Этот ответ прокомментировал Лом, и впоследствии этот ответ стал для меня миниатюрным учебником по взаимопониманию.

Lom (для всех на Алисином форуме):

На примере поста Dmitry в ответ на «Re: — A mne vsego 14…. 24.12.2003 13:40». (Дима крепись, я беспощаден, но не лично к тебе, а к ошибкам, которые многие, допускают включая меня, от того такой наездный тон).

Dmitry: Блин, ну вы чё человеку советуете?! Это же такой прекрасный возраст — 14 лет! Рано уходить, рано! Даже когда кажется, что твоя жизнь полное дерьмо… Помню, тоже из-за всякой фигни хотел чё-нють с собой сделать… Хотя прости, твоя ситуация конечно же не фигня, но … спустя несколько лет она такой тебе и покажется, поверь! Лучше попроси у людей совета, как выйти из того положения, в котором находишься. Здесь есть всякие люди и наверняка чей-нибудь совет окажется для тебя подходящим. Просто когда я читаю подобные посты, от таких еще совсем юных людей, детей, в сущности, то становится очень больно… В таком возрасте не можешь мыслить логично, всё на эмоциях… Поэтому так важен совет более опытного человека. Люди, напишите что-нибудь девчонке!

Lom: Ну а ты чего советуешь, седовласый опытный гуру, думаешь твоя фраза «Хотя прости, твоя ситуация конечно же не фигня, но…» компенсируется фразой «но спустя несколько лет она такой тебе и покажется, поверь!» Нет, не так наши мозги информацию переваривают – ты лишь усилил уничижительные коннотации, никто не сомневается, что из благих побуждений. Как все было бы просто, если бы наша психика так работала, но для этой уже взрослой женщины твое «поверь» – оскорбление, уничижение ее внутреннего мира. Ты сравниваешь ее с собой — ни один психолог так не делает, поскольку тем самым ты стираешь границы ее индивидуальности. А обратил ли ты внимание на ключевые слова ее поста: «мне скучно жить», «я уже почти наркоманка…», » я себя не понимаю» «я просто хочу умереть». Это не то же самое, что «мне скучно жить», «мальчики на меня не смотрят», «все кругом козлы», «не хочу больше жить в этом сраном мире». Чувствуете разницу?

Поэтому уверен ли ты, Дмитрий, что в том возрасте у тебя была именно такая фигня? Я сильно сомневаюсь, при такой фигне прогноз редко бывает благоприятным и тебя, скорее всего, здесь бы не было. Чтобы ее спасти, очень мощная помощь нужна. А здесь, ей скорее помог не ты, а как раз те посты, за которые ты людей ругаешь, потому что они отнеслись с уважением к ее выбору, т.е. к ее личности. Дали возможность почувствовать солидарность с кем-то пусть и в таком разрушительном желании — желание-то вдруг и пройдет, а чувство единства со своей референтной группой останется.

Да и вообще, вы — те, кто считает себя взрослыми — следите за базаром, если взрослые, а точнее за своими мыслями-скакунами.

Dmitry:

«Это же такой прекрасный возраст — 14 лет! Рано уходить, рано! Даже когда кажется, что твоя жизнь полное дерьмо…»

Lom: Во-первых, «Это же такой прекрасный возраст — 14 лет» — расхожая бессмысленная дефиниция, основанная на том, что сторонний наблюдатель смотрит на подростка и на самом деле думает где-то на краешке осознания «эх вернуть бы мне те годы, я бы…» Из чего делает вывод, что это возраст прекрасный, плюс расхожий стереотип, что если молодость, то обязательно прекрасная. Но это ладно, возможно я слишком строг, потому что немного психологию и правила психологического консультирования и психотерапии знаю.

Но уж такие ляпы, говорят о том, что ваш солидный возраст не пошел впрок: «Это же такой прекрасный возраст — 14 лет!» и «Даже когда кажется, что твоя жизнь полное дерьмо…» — нонсенс, в чем же прекрасность-то, если человек ее не чувствует. В том, что тот, кто вырос из этого, знает как бы он себя повел, будь ему снова 14, вот опять вернулись на круги своя.

Спасатели, одного желания помогать мало, надо еще уметь это делать. Не пишите людям, пришедшим за помощью, посты с наскока и на эмоциях, как остальные сообщения, думайте сначала.

— 3 –

Очередной повод подумать

(статья Антона Хрекова, одного из создателей передачи «Вирус самоубийства», вышедшей на НТВ осенью 2003 года)

Всемирная организация здравоохранения опубликовала статистику самоубийств на планете. Российская картина удручающая. Если в среднем в мире совершается четырнадцать с половиной самоубийств на 100 тысяч населения, то в России этот показатель равен сорока трем. Hаши соотечественники в три раза чаще остальных землян по собственной воле уходят на тот свет. Экономические условия ни при чем: в беднейшей в Европе Албании статистика вдвое ниже мировой. Тут какие-то необъяснимые загадки национального характера. Самая высокая в мире статистика самоубийств в Литве. Самая низкая — в Египте. Hо в России, конечно, поражают абсолютные цифры: в год кончают с собой почти 60 тысяч человек — население небольшого города.
В нескольких регионах России статистика вдвое выше, чем по стране, и они — мировые центры суицида. О национальных особенностях жажды смерти — Антон Хреков.

ЖАЖДА СМЕРТИ

«Никто не верит мне, что я ничего не помню. Это правда. Я помню только, как выпила пол-литра спирта на крыше для храбрости, чтобы спрыгнуть. И еще была горсть снотворных «колёс», — отрывок из дневника Оли.

Перед тем, как спрыгнуть с питерской высотки вдвоем с другом Женей, Оля пять лет вела дневник. Для тех, кто выбирает — жить или не жить, он стал букварём. Как правильно себя убить, Ольга прочла на том же интернетовском сайте, где теперь висит её дневник. «Сто способов уйти из жизни» — в открытом доступе.

Михаил «Lom»: «Это действительно был, скорее всего, демонстративный суицид, такой вызов, протест. Питерский случай — это такой плевок в лицо социума. Они чётко шли на смерть».

Каждая порция дневника сгружалась в сеть, и как они шли до рокового шага, сочувствующие следили по Интернету в реальном времени.

Михаил — имя по его просьбе изменено, тоже завсегдатай виртуального клуба. Эти люди, заглянув смерти в лицо, не любят показывать своё. Для Михаила суицид — медицинское ускорение смерти. Эвтаназия, которой у нас в стране нет.

Михаил «Lom»: «Если бы у меня был доступ, я бы, возможно, сам себе эвтаназию осуществил — перспектив на хорошую старость я себе не рисую, потому что не хочу до неё доживать».

В сети Ольгу и Женю знали под псевдонимами «Анти» и «Silent». Милицейский Петербург тоже запомнил. За высотный прыжок называют «десантниками».

Отрывок из дневника Оли: «Единственным местом с открытой крышей оказался старый семиэтажный дом. Мы вылезли на крышу через чердак. Hо когда посмотрели вниз, поняли, что семи этажей, да еще и с травкой под домом, явно маловато».

Крыши и чердаки питерских домов — места бесконечных раздумий о смысле жизни и её бессмысленности. Еще во времена хиппи считалось, что умереть молодым так же почетно, как в Великую Отечественную — погибнуть в бою.

Кто-то умирать и не собирался: просто прыгал из окна, чтобы немного полетать. Hо долетал только до земли.

В последнее время среди самоубийц в России всё больше молодёжи. Говорят, раньше чаще вешались: один влез в петлю прямо на чугунной ленинской руке в центре приволжского городка. С ростом этажности новые поколения выбирают высоту.

Андрей Кедров, заместитель генерального директора Московской Службы Спасения: «Чаще это связано с погодой: больше всего — весной и осенью, с первым снегом и последним».

Отрывок из дневника Оли: «Вчера мы, раздавленные этой жестокой жизнью, окончательно решили сказать «прощай». Думали утопиться вместе, сковавшись наручниками. Hо не решились».

Когда-то эти кадры смотрела вся Москва. Гость столицы выбрал для последнего полёта карниз «Детского мира» на Лубянке. Это потом узнали, что он иорданец. Hо пока спасатели подбирали иностранный язык, из толпы подбадривали: «Давай, прыгай!». Самоубийц больше при стабильном либерализме.

Вадим Гилод, заведующий кризисным отделением больницы №20 г. Москвы: «Во время кризисов самоубийств меньше, люди стараются выжить, а в свободном обществе больше рефлексии, и число суицидов растёт».

Кризисный центр в обычной московской больнице — редкий антипод старым психушкам. Здесь нет белых халатов, под запретом только карты, и за лечение не платят.

Один пациент — победитель конкурса на герб Бабушкинского района. Другой — уже в больнице разразился целой галереей: естественно, небезобразно, но и не без натурализма. Иногда художественной акцией становится сама смерть.

Отрывок из дневника Оли: «Мы выпили всю водку, которую берегли для самоубийства. «Анти» на спине вырезали испанским кинжалом «ММ». Крутим по миллиону раз группу «Pain».

Только треть самоубийц больна психически. У остальных это продолжение депрессии, а потом эстетика упадка, музыка душевного распада, и далее по тексту. В Алма-Ате даже есть группа – «Эмбрион мракобесия». Её музыка — в тему.

Аурэли, группа «Эмбрион мракобесия»: «Если человек хочет покончить с жизнью, он не будет кричать об этом. Он пойдет и бросится».

Денис, группа «Эмбрион мракобесия»: «В оптимизме есть фальшь».

Со времён «Ромео и Джульетты» смертеутверждающее творчество так и не ответило: кто мы — хозяева жизни, или её сторожа?

Надежда Ширяева репетирует роль самоубийцы в пьесе «4.48 – психоз». В Москве её поставил финн Йоэл Лехтонен, а написала англичанка Сара Кейн. Дописала, вычитала корректуру, поставила точку и — повесилась. Получилась автобиография.

Наталия — имя тоже изменено — и топиться пробовала, и вешаться, и травиться. Потом открыла электронный адрес: «наталия-суицид-собака-umr-точка ru». И всё — ради смерти на земле.

Наталья, пациентка реабилитационного центра, Ленинградская область: «Hет, я умру — это точно. Я умру, так как не буду счастлива здесь. Я хочу вернуться к Богу, создателю нашему».

Дорогу на небеса преградил иеромонах Автономной Православной церкви Григорий. В сетевом сообществе его считают идеологом клуба самоубийц. Курирует несколько сайтов, состоит в переписке с заблудшими, четырёх — даже приютил в поселке Рощино под Петербургом. Недавно написал работу – «Смерть и самоубийство как фундаментальные концепции русской рок-культуры».

Отец Григорий, настоятель церкви Святой Преподобномученицы Елисаветы: «Тема смерти — самая важная в панк-роке. А там всё идет через суицид. Поэтому для молодёжи суицид — самое главное».

В свой полу-монастырь, полу-санаторий отец Григорий приезжает из города после службы. Здесь можно курить — и курят без остановки, выпивать — тоже, но не вместе с лекарствами.

У каждого — своя самоубойная история. Hа вид они постояльцы обычной турбазы, где суицид — просто тема для бесед.

За историей Оли и Жени следили все. И не только в сети.

Отрывок из дневника Оли: «Еще мы посетили оружейный магазин, в котором посвятили доброго дяденьку в свои проблемы. Он показал нам, как связать руки с помощью удавки».

Екатерина, пациентка реабилитационного центра, Ленинградская область: «Когда мы встретились, она сказала: «А пошли вместе, выживает сильнейший». Hу и пускай выживает!».

Алиса Исаева содержит сайт, на котором выложены способы отравления доступными ядами, история самоубийств и фотографии убившихся. Уверена — это полезно: все суицидники будут в одном форуме, как в центре управления полётами.

Алиса Исаева, создатель сайта о самоубийствах, Нижний Новгород: «Представьте, что вы хотите совершить самоубийство. Вы приходите ко мне на сайт, и я начинаю работать».

Отцу Григорию слово «клуб» не нравится. Hо признаёт — цель похожая: лишить самоубийство романтизма, превратить из подвига в обыденность, в тематическую тусовку.

Накануне последнего прыжка Оля написала в дневнике: «Я хочу забыться, я достала сама себя, я так больше не могу, ломаюсь».

Отрывок из дневника Оли: «Ведь мы умрём вместе? — Умрём навсегда! — Мы ведь умрём молодыми? — И красивыми. — Мы умрём очень скоро? — Мы уже умерли».

Оля и Женя разбились вдвоем 3 августа этого года, прыгнув с 17-го этажа. Сосед рассказал, что курил на балконе, когда кто-то пролетел мимо.

Они думали — они хозяева своей смерти. Hо стали её заложниками. Нарушили правило клуба: «Подумай о смерти и постарайся никогда не думать о суициде. Если получится — добро пожаловать в команду».

(с) Антон Хреков, телекомпания НТВ.

***
После долгих разговоров, уговоров, споров и просто изучения разных книг, мне показалось, что я действительно стал понимать людей. Я чувствовал себя их другом, который видел, почему каждый из них выбрал ту дорогу, по которой шёл – и в то же время брёл по своей.

Неудивительно, что через некоторое время мне сильно захотелось кого-нибудь увидеть и пообщаться вживую. Всё-таки текст на экране безликой машины и живой человек рядом, по сути, очень разные понятия.

Условия продолжения чтения книги

Раздел «Медиа»

Часто задаваемые вопросы

Глава пятая.: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *