Глава первая.

ПРОЛОГ


Помилуй, господи, того, кто не пропел тебе хвалу,
Помилуй, господи, того, кто выпил чай и съел халву,
Помилуй, господи, того, кто изменил своей жене,
Помилуй, господи, того, кто пишет слово на стене,
Помилуй, господи, того, кто дремлет на своём посту,
Помилуй, господи, того, кто расплескал здесь кислоту,
Помилуй, господи, того, кто дал моей траве огня.
Помилуй, господи, меня.
Помилуй, господи, меня.

(с) Александр Васильев

 

Я стою на мосту неподалёку от станции метро Кунцевская. Нелепый, не по размеру, милицейский наряд лишь усиливает и без того паршивое настроение.  В лицо бьёт промозглый  ветер со снегом, смешиваясь с табачным пеплом.  Дымчатое небо отражается от стальных вен железной дороги. На бедре прочно сидит смешной МП-654К. Смешной, потому что как две капли воды похож на пистолет Макарова, и в то же время им не является – по сути, пугач.  Но в сочетании с формой и плохим освещением это довольно серьёзный аргумент в неразрешимых спорах.

Все мысли крутятся вокруг одного предмета. Маленького стального прямоугольника. Белая надпись на чёрном фоне:

Alisa Isayeva
http://alis6.narod.ru

Почти у всех солдат всех армий этого мира есть подобная бирка – на случай, если тело владельца изуродуют до неузнаваемости. Гниение, пожар, взрыв или изощрённые пытки. Порядковый номер, номер части и группа крови – всё, что нужно знать для того, чтобы погрузить ошмётки плоти в цинковый гроб и отдать родным. Или просто закопать, если родных у солдата нет.

Суицидентов тоже можно назвать солдатами. Правда, непонятно, с кем они воюют – с жизнью ли, со смертью. У них, как и у нас, ментов, есть металлические жетоны. Не у всех, конечно — у тех, для кого самоубийство реально. Кусочек воронёной стали принадлежит женщине, которую люблю. Алиса отдала мне жетон, сказав, что я волен делать с ним всё, что угодно. Не нужно быть великим учёным, чтобы понимать – если ты любишь женщину, если хочешь быть с ней вместе, то ни в коем случае не пустишь её умирать. А проклятая бирка означает смерть, уродливую, реальную, страшную. Чёрный прямоугольник притягивает и отталкивает одновременно, словно умоляет прицепить его на связку ключей – хотя бы в качестве брелока – не говоря уже о том, чтобы повесить на шею. Он кричит во всю силу своей маленькой стальной глотки: «Смотри, какой я КРАСИВЫЙ! Не бросай меня здесь, Боб, старина, я тебе ещё пригожусь!»

Бред сивой кобылы. Жетоны не умеют кричать, и глоток у них нет. Зато переклинившие мозги обладают чудесным свойством: транслировать себе реальность под странными углами. По мне, действительность должна восприниматься под всеми возможными углами, но лишь тогда, когда рядом нет посторонних, а милицейская форма висит в кабинете. Иначе посторонние могут позвонить кое-куда, а потом приедут другие люди, и отвезут туда, где окна в клетку, а собратья по разуму одеты в жёлтые, белые и красные костюмы. А мне этого ой как не хочется. По крайней мере, не сейчас. Меня можно понять: одно дело, когда странно ведёт себя гражданский человек. Но когда нечто непонятное творится с лейтенантом милиции – пора бить в набат. Потому что обычные люди – это всего лишь обычные люди и имеют право сходить с ума. А все менты, как известно – козлы. И права не имеют.

Я глотаю последнюю порцию дыма и бросаю окурок на рельсы. Жду, когда проедет электричка, отправляю Алисин жетон вслед за ним. Удивительно, что определённые мгновения жизни запоминаешь до мельчайших подробностей. Казалось бы, такой пустяк – маленький стальной прямоугольник падает вниз – но ты слышишь, как он звякает о рельсы, отскакивает, приземляется на насыпь, рядом с мусором, где ему, в общем-то, самое место. Будто жалкий кусок металла не то, что он есть на самом деле, а как минимум – «Титаник», идущий ко дну со всеми пассажирами.

«Hasta la vista, грёбаный кусок железа», — рикошетит мысль.

Все реки текут


Когда поймёшь умом, что ты один на свете,
И одиночества дорога так длинна –
То жить легко, и думаешь о смерти,
Как о последней капле горького вина.

Вот мой бокал: в нём больше ни глотка,
Той жизни, что как мёд была сладка.
В нём только горечь неразбавленной печали,
Оставшейся на долю старика.

Бокал мой полон, но друзей не стану
Я больше угощать питьём своим.
Я их люблю – дай боже счаться им,
Пускай они пьют воду из-под крана.

(с) Константин Никольский

— 1 –
Эта история началась с того, что в один прекрасный день я вбил в поисковую систему глобальной сети три слова: «суицид», «депрессия» и «смерть». Программа послушно выдала внушительный список сайтов на эту тему, что несказанно меня удивило. Но прежде чем рассказывать дальше, думаю, нужно ответить на вопрос – что толкнуло меня на поиски? Что именно я искал?

Всё, как обычно, банально и просто. Человеческая жизнь – довольно хрупкая штука, которая держится на тонких ниточках. Для кого-то это любимое дело, для кого-то – работа. Девушка или парень, мужчина или женщина, если любишь. Родители, которых не оставишь в этой жизни просто так. Перечислять можно до бесконечности, но полагаю, главным будет нужность отдельно взятого человека кому-либо, вплоть до самого себя. И стоит какой-то из этих тонких нитей оборваться, в особенности, если обрываются все сразу – человека переполняет чувство никчёмности. На время теряется такая штука как стимул жить дальше.

Сейчас эти проблемы кажутся мне по большей части надуманными и несерьёзными, но тогда, в далёком две тысячи третьем году – более чем. Казалось, мир объявил мне негласную войну. Каждый звук, слово, одинокое утро, бесполезный вечер, однообразный бесконечный день, будто гидравлический пресс, сжимал сознание. Оно искало точку опоры и не находило её. Огромная дыра внутри перекрывала реальность, заслоняя свет. Я искренне не понимал, ради чего ещё копчу небо над головой.

Думаю, именно это состояние и толкнуло меня на поиск по трём ключам. Что же касается конкретики, на этот вопрос ответить достаточно трудно. Откровенно говоря, я всю жизнь гнал от себя любые мысли по поводу самоликвидации, потому что боялся и продолжаю бояться боли, но ещё больше – неизвестности. Если сознательно на вопрос о самоубийстве дан положительный ответ, сразу же возникает множество других. Например, что же именно ждёт меня. Другой мир? Или окончательное и бесповоротное исчезновение – со всеми мыслями, мечтами, опытом? Обидно, что никто из живущих здесь точно на этот вопрос не ответит. Для того, чтобы дать точный ответ, нужно умереть, а как известно, мёртвые не разговаривают. Неопределённые ответы, противопоставленные множеству возникших вопросов, на которые, в конечном итоге, будучи живым, не ответить никак, держали меня в каком-то странном, подвешенном состоянии – где-то между жизнью и смертью.

Возможно, в сети я искал ответ. С другой стороны, уже тогда стало ясно, что у меня всё не так уж плохо: есть где жить, есть где спать, кушать можно каждый день, и что особенно важно – крыша над головой не протекает. И для того, чтобы всерьёз поставить галочку своему «да» или «нет», нужно нечто большее, чем разрыв с девочкой или проблемы с поисками куска хлеба на каждый день. Мне стало интересно, какие проблемы испытывают те, что действительно хотят убить себя, и насколько эти проблемы сложнее моих.

То, что попадалось первое время, не слишком радовало — в силу какого-то безграмотного подросткового налёта. Конечно, требовалось некая временная затрата – для того, чтобы бегло познакомиться с темой, посмотреть на то, как общаются между собой люди в этих информационных полях. Но одни сайты были слишком серьёзными и мрачными, другие – чересчур «подростковыми» и даже глупыми, третьи по непонятной причине отталкивали. Возможно, своей пугающей серьёзностью, возможно, каким-то циничным налётом. Пока, наконец, на глаза не попался проект Алисы Исаевой, более известный когда-то под названием «Маленький чуланчик на заднем дворе». Надпись на первой странице и грамотно подобранные названия для информативного ряда мгновенно приковали моё внимание, настроив на доверительный лад:


«Привет! Я — Alis.
Этот сайт — попытка навести порядок в собственной голове, но ни в коем случае не в вашей. Хотя, я, конечно, буду рада, если здесь вы найдёте что-то интересное и полезное для себя. Потому что это свойство человеческой натуры — радоваться, когда ты приносишь пользу. Смотрите. Пишите. Ройте. Имеет значение только то, что происходит в этот миг, всё остальное — суета, лично я так думаю. Случайностей вообще нет, надо больше к себе прислушиваться и обращать внимание на всякие совпадения. У, иногда бывают совершенно замечательные «случайности», может, это — одна из них?»

Я чувствовал себя одиноким, усталым путником, которому после долгих скитаний по свету вдруг предложили пищу и кров. Мысленно улыбнувшись Алисе, я сказал себе: «Может быть, детка. Всё может быть». И углубился в сайт. В то странное время, пожалуй, единственное, что могло меня по-настоящему заинтересовать – это книги. А поскольку её страничка как таковая представляла собой одну большую книгу, я получил огромное количество интересной информации: мозг едва справлялся с потоком данных.

— 2 —

Мне откровенно жаль, что приходится рассказывать о чём-то не всем понятном. Но как по-другому – просто не знаю. Если быть точным – история началась в глобальной сети, более известной как «Интернет» — да простят меня те, для кого это объяснение будет очередной банальностью. Но так уж вышло. И для того, чтобы объяснить, какие ощущения испытывает почти каждый, кто заглянул к Алисе в гости, полагаю, следует вкратце рассказать о том, из каких частей состоит эта книга – и на какие страницы в первую очередь обращает внимание отчаявшийся читатель.

Условно «Маленький чуланчик на заднем дворе» можно поделить на пять частей, причём четыре из них – нейтрально-информационного характера. Делая поправку на то, что гости – люди в основном депрессивного, если не суицидального склада ума, в соответствии с этим я нумерую эти части.

Часть первая. Библиотека. Раздел, в котором содержатся редкие книги по достаточно редкой области психологии – суицидологии, и статьи на эту тему.

Часть вторая. Тоже библиотека, но в этом разделе – художественные произведения.

Часть третья. Подробная информация о различных психотропных и наркотических веществах.

Часть четвертая. Раздел под названием «Как выглядит смерть на самом деле». Там выложены фотографии трупов.

Часть пятая. Контактный раздел: анкета для откровенного разговора с Алисой и форум – для общения суицидентов друг с другом.

В силу того, что с наркотическими веществами я не был знаком – да и, пожалуй, не собирался – меня потянуло читать этот раздел. Оказалось достаточно интересно и познавательно, в особенности те части, где подробно и со знанием дела рассказывалось об ЛСД и опиатах – в частности, о веществе под названием «героин». Могу точно сказать: после того, что мне довелось прочитать о нём, я ни при каких обстоятельствах не стану его пробовать. До того, как я туда влез, такое желание было – и замечательно, что оно пропало.

С содроганием и омерзением я влез в четвёртый раздел. Конечно, у любого нормального человека сам по себе возникнет вопрос – а, собственно, с какой целью? Дело в том, что я никогда не понимал тех писателей и поэтов, которые в своих произведениях описывали смерть человека как нечто красивое, благородное и романтичное. Конечно, за свою жизнь мне доводилось видеть человеческие тела. Доводилось видеть мёртвые тела по делам учебным и по делам рабочим. Ведь любой мент обязан знать признаки человеческой жизни и смерти, все стадии разложения трупа, для того, чтобы приблизительно рассчитать, когда и как человек умер. Но дело в том, что когда смотришь чёрно-белое кино, это одно. А когда перед глазами цветная и очень подробная фотография – совсем другое, не говоря уже о реальной жизни, в которой добавляются такие детали, как запах, трупный яд и паразиты.

Так вот, в жизни всё совсем не так, как у Шекспира или Пушкина. Мертвец, распластавшийся на асфальте перед подъездом шестнадцатиэтажки, не выглядит как Ромео с Джульеттой. В реальности это, как правило, тошнотворное месиво, залитое кровью, с вкраплениями кусочков мозга, вперемежку с торчащими из этого месива осколками костей и кишок, в зависимости от высоты падения. Те, что видели кошмарные маски лиц тех, кто отправил себя на тот свет при помощи каких-то кустарных ядов, никогда их не забудут – как не забудут почерневшие лица и вывалившиеся языки висельников, не говоря уже о запахе. Это не относится к патологоанатомам, для которых видеть разные трупы каждый день – не более чем будни. Но большинство людей – не патологоанатомы. В том числе и я.

Да, можно сказать, что это было знание, жуткое, тяжёлое знание, с которым, как ни крути, в жизни мне так или иначе пришлось бы столкнуться.

И уж лучше точно знать, как это выглядит, чем корчиться перед унитазом, выблёвывая очередной обед, а потом принимать снотворное в надежде на то, что это не будет сниться слишком уж часто.

Очень долгое время я читал кое-что из художественной литературы – например, очень порадовала подборка Ричарда Баха и Крапивина. Впрочем, при чём тут литература?

Самое интересное настигло меня в последнюю очередь. Разумеется, это был контактный раздел – место на сайте, где Алиса Исаева желала войти в контакт со своими гостями.

Ключ, который приводил в контакт хозяйку «Маленького чуланчика» с теми, кто туда пришёл, поворачивается в разделе «Даже не думай о смерти». И естественно, в моей голове возникла мысль о том, что человек каким-то образом пытается остановить людей от последнего шага, я внутренне этому порадовался. Раздел начинался с такой надписи:

«Самая надёжная защите против Зла состоит в крайнем индивидуализме, оригинальности мышления, причудливости, даже – если хотите – эксцентричности. То есть в чём-то таком, что невозможно подделать, сыграть, имитировать; в том, что не под силу даже прожжённому мошеннику.
И. Бродский.

Свобода выбора – неотъемлемое право любого человека. Не существует «других» мнений, кроме вашего собственного. На этой странице вы можете получить поддержку или просто почитать различные материалы по самоубийству. В первом случае – заполните анкету, и вам ответят – если мир ещё согласен с вами разговаривать, во втором – вы просто почерпнете полезную информацию, которой много не бывает – а особенно при решении столь серьёзных вопросов как жизнь и смерть.
Сказанного достаточно, чтобы сделать любые выводы.»
Далее следовало несколько меню, значимость которых просто нивелировалась заманчивой ссылкой под названием «Анкета» — во всяком случае, для меня. Стоит ли говорить о том, что именно по ней я и пошёл? Возможно, эта анкета была создана для того, чтобы выявить степень душевной боли человека, который забрёл к Алисе на сайт с намерением убить себя. И, разумеется, имеет смысл её процитировать полностью.

«Пример душевной боли. Примеры душевной боли в обыденной жизни попадаются на каждом шагу. Прочтите, пожалуйста, этот эпизод. Место действия — нацистский концентрационный лагерь. Время — 1940 год.

До описанного момента ей с двумя маленькими сыновьями каким-то чудесным образом удалось выжить. Однажды, неподалёку от барака, где жили заключённые, один славящийся жестокостью офицер СС с серебряным значком смерти на фуражке ни с того ни с сего грубо ударил её, бросив наземь. Затем он поднял за шиворот двух
её сыновей, четырёх и шести лет, одного держа правой, а другого — левой рукой. Их глаза остекленели от ужаса, они истошно кричали: «Мама, мама!»

«Выбирай, сука, — сквозь зубы процедил он, — которого из них мне пришить?»
«О чём вы? — пронзительно закричала она. — Это же мои дети, моя кровь. Я не могу выбирать между ними!»
«Ты должна сделать это, — заявил он. — И побыстрее. Я считаю до трёх, и если ты не выберешь, я пристрелю обоих».
Он опустил их на землю, держа одной рукой детей, а в другой — пистолет. И начал считать: «Один, два …»
«Стойте! — не своим голосом закричала она. — Его!»
Выстрел отдался у неё в ушах неумолкаемым эхом. Потом наступил глубокий обморок.

Определение душевной боли. Душевная боль не похожа на телесную или физическую боль. Это то, что человек как личность чувствует в душе. Она относиться к тому, насколько вам больно как уникальному человеческому Я. Она является душевным страданием, мучением и поэтому именуется душевной болью (psychanhe).
Она предполагает переживание в душе смятения, мучения, тоски, страдания.

Эта боль порождается чрезмерным чувством стыда, вины, унижения, одиночества, горя, печали, страха перед старением или мучительной смертью и другими близкими эмоциями. Когда человек переживает душевную боль, её интроспективная реальность не вызывает у него никаких сомнений.

Ваш e-mail:
Имя:
Пол:
Возраст:
Пожалуйста, сначала оцените в балах свою душевную боль в настоящий момент — так, как вы, например, чувствуете себя на этой неделе — начиная от 1 балла (наименьшая душевная боль) до 9 баллов (самая сильная боль, которую только можно себе представить).
Оцените силу душевной боли женщины, о которой идёт речь в примере душевной боли в баллах от 1 (наименьшая) до 9 (сильнейшая).
Теперь вспомните о самой сильной душевной боли, которую Вам довелось испытать в своей жизни. Принимая во внимание в качестве точки отсчёта трагический эпизод, приведённый выше, оцените самую сильную душевную боль, пережитую в вашей жизни по всё той же девятибалльной шкале.

Выберите одно наиболее подходящее для Вас утверждение из числа нижеследующих:
Даже моя самая сильная душевная боль не идёт ни в какое сравнение с её болью.
Она во много раз меньше описанной боли.
Она существенно меньше, чем описанная.
Она несколько меньше описанной.
Она такой же силы, как описанная.
Она даже сильнее описанной.
Моя душевная боль связана, в основном, с переживанием следующих чувств (выберите и отметьте три из приведённых ниже чувств):
брошенности
гнева
страдания
тревоги
растерянности
отчаяния
пустоты
разочарования
страха
горя
беспомощности
безнадёжности
ужаса
несостоятельности
ревности
одиночества
бессилия
отверженности
печали
ненависти к себе
стыда
кошмара
никчёмности
другое — укажите, пожалуйста — какое

Моя душевная боль была связана преимущественно с проблемами в осуществлении следующих потребностей (выберите и отметьте три)

быть любимым
в принадлежности к определённой группе людей, дружбе
в преодолении сопротивления
в свободе от социальных рамок
в преодолении поражения, неудачи
в защите от других
во влиянии и контроле над другими
в получении внимания от других
избегать боли и травм (физических)
избегать стыда и унижения
в защите своего психологического пространства
в проявлении заботы от других
в поддержании порядка в вещах и мыслях
в получении чувственного наслаждения
в получении поддержки и заботы от других
в осознании, как и почему происходит нечто
других потребностей

Опишите самую сильную пережитую Вами душевную боль: обстоятельства с ней связанные, соответствующий эпизод или жизненную ситуацию, конкретные проявления душевной боли, характерные переживания.

Пожалуйста, опишите, что Вы предприняли, чтобы справиться с болью.
Думали ли Вы о самоубийстве?
Предпринимали ли Вы суицидальную попытку?
Какие другие Ваши действия были связаны с этой болью?
Каким образом она разрешилась в дальнейшем?
Прошла ли боль?
Можете ли Вы, основываясь на своём опыте, дать количественную оценку боли?
Какие образы можно было бы использовать для её описания?
Вы согласны вынести обсуждение вашей проблемы на форум сайта «Маленький чуланчик на заднем дворе»?

Прочитав анкету, я очень долго думал, стоит её заполнять или нет. Немного позже рассудил так: потребности отправиться на тот свет у меня, на самом-то деле, нет. Может быть, подобные мысли и посещали меня, когда я был подростком, но сейчас-то всё в порядке. Просто мне очень грустно и одиноко, но это ведь не значит, что я должен отрывать Алису Исаеву от её дел, правда? Переключив её внимание на свою депрессирующую персону, к тому же, желающую жить, я мог бы сильно навредить тем, кто действительно нуждается в помощи. Что такое «просто сильная грусть» по сравнению с реальным желанием покончить с собой?

Рассудив таким образом, я успокоился и стал изучать Алисин сайт, все его разделы. Читая тексты, рассматривая изображения, я всё больше удивлялся, причём, удивлялся приятно. Не имеет значения, что информация и в особенности – желание пойти на контакт мгновенно приковали моё внимание. Дело в том, что за любой книжкой, текстом, фотографией, описанием вещества стоит такая вещь как опыт. Я читал, смотрел и ломал голову – каким же образом эта прорва информации могла быть воспринята и переварена одним человеком, более того – приведена в очень понятную и лёгкую конструкцию?

Судя по тому, как подробно и со знанием дела рассказывалось о психотропных и наркотических веществах, я понял, что человек их употреблял. Не обошёл стороной и её пристальное внимание к уфологии, рассудив, что если человек интересовался внеземным, значит, он понимал или хотел верить в то, что мир немного больше, чем мы можем себе представить. Как, чёрт побери, и я. И один бог — если, конечно, он существует — знал, кто и зачем фотографировал трупы, выставляя цветной и подробный кошмар всему миру напоказ.

Интересовал меня, естественно, и другой вопрос – если Алиса Исаева занимается психологической поддержкой тех, что ходят по краю – бесплатно, или нет? И если это за деньги – то сколько? А если бесплатно, какая сила двигает ей в эту сторону?

И третий вопрос, который возник у меня – что же именно побудило Алису Исаеву создать свой «Чуланчик»? Если для помощи и поддержки, становилось непонятно, почему в открытом доступе лежат подробные инструкции по тому, как ликвидировать себя. Если проект был создан не для того, чтобы помогать, вытаскивать людей из болота депрессии и мыслей о суициде, а наоборот, затягивать — становилось непонятно, что там делает анкета помощи. И между двумя противоречиями возникало третье – мотивация для создания этого проекта.

Я понимал, что просто так эта женщина на мои вопросы, задай их прямо, отвечать не станет. Требовалось какое-то время – для того, чтобы лучше изучить содержание сайта, в особенности – книги по этой теме, и заодно – въехать в то, каким образом на форуме общаются люди. Хорошо зная контекст, немного разобравшись в теме, для продуктивного общения нужен был контакт, и причём, контакт хороший.

Мне стало жизненно необходимо подать себя так, чтобы мой виртуальный персонаж не был похож ни на кого, и в то же время отражал суть. Недолго думая, я назвал себя именем героя одного из своих рассказов.

Этот персонаж носил странное имя — Бо Бенсон. Это имя пришло ко мне из ниоткуда. Это имя нигде, кроме одного рассказа, не встречается – а значит, один маленький плюс в общении с Алисой и остальными у меня уже был.

— 3 —
Итак, странное имя и такой же странный почтовый ящик созданы. Я понимал: для того, чтобы общение с Алисой Исаевой и её друзьями протекало спокойно и дружелюбно, надо «въехать» в тему. Мне предстояло выучить их язык. Разумеется, все эти люди посылали сообщения на русском, но характер сообщений, их смысловая составляющая была иной, и очень сильно отличалась от любых других. Перед моими изумлёнными глазами проскакивали сообщения от людей, которые понимали латынь. От людей, которые неплохо знали юриспруденцию, философию, математику и логику, физику и химию. Разумы, которые ищут. Бродяги, что вечно в пути. Задачка на вхождение в контакт была не из лёгких, потому что сильно осложнялась тем, что суициденты – люди крайне недоверчивые. И к чужакам относятся крайне подозрительно – дальше будет ясно, почему.

Наверное, следует вспомнить ещё одно маленькое обстоятельство. Грустный человек, коим я тогда являлся, был недоверчив. Мне могла грозить опасность – она проявлялась хотя бы в интересе к психотропным веществам, на сознательном уровне возникало желание что-то попробовать. Я понимал, что личность Алисы Исаевой могла нести для меня угрозу. Такое обычно бывает, когда в жизни вас обманывает, казалось бы, самый близкий и родной человек на этом свете – после такого шока очень долгое время вы остаётесь недоверчивыми и ранимыми. Да, я был голоден: мне хотелось общаться с этими странными людьми, возникало сильнейшее желание рассказать им свою печальную историю и выслушать их грустные рассказы. Но я себя сдерживал, как мог, в течение полутора месяцев. Моя логика держала эмоции в железных рукавицах, постоянно напоминая мне старую, как мир, поговорку: «Не зная броду – не лезь в воду». Поэтому в голове работала конструкция, похожая на фильтр. Запись определённых странностей. Примерно в то же время в голову пришла великолепная идея – любые переговоры на форуме записывать в файлы, и перечитывать их, делая выводы и строя диалоги на этом анализе.

Итак, даже в режиме чтения в речах Алисы Исаевой, в настроениях людей я чувствовал что-то не очень правильное. Изначально я воспринимал эту женщину как доброго и отзывчивого человека – думаю, каждый, бегло ознакомившись с контекстом этого сайта, и в особенности – с разделом под названием «Даже не думай о смерти», может сделать такой вывод. Особенно подкупало то, что за эту тяжёлую и ответственную, в общем-то, работу ей никто не платил: это выяснилось в первую неделю изучения форума. Но по опыту я знаю – когда ты кем-то или чем-то очарован, то не замечаешь определённых, очень важных, мелочей.

И первая мелочь, на которую мне следовало сразу обратить внимание — характер сообщений на форуме. Хоть сам форум и был заявлен как место для общения между посетителями «Чуланчика», все сообщения адресовались Алисе Исаевой. Названия тем, в которых раскрывались тексты сообщений, как правило, начинались со слов «Алисе …».

Вторая мелочь, которая довольно сильно резанула по первому хорошему впечатлению от хозяйки сайта, проявилась вот в чём. По характеру её ответов людям, в особенности – советам в каких-то сложных жизненных ситуациях, я понял, что отвечает не подросток, а человек лет примерно тридцати, возможно, старше. Разговор был выдержанным и вежливым. Но в один прекрасный день на форуме появилась девушка под ником Dаная. Что именно она написала Алисе, я точно не помню – скорее всего, нечто дерзкое. Ответ Алисы Исаевой не заставил себя долго ждать: девушку мгновенно отправили в пеший эротический поход. Естественно, я неприятно удивился, и призадумался.

И третья мелочь – не менее важная, чем все остальные – заключалась в постоянном присутствии Алисы на форуме. В редкий день её там не было. И отвечала она всем подряд, без внимания никто не оставался.

Первый «пунктик» должен был натолкнуть меня на мысль о том, что общение на форуме идёт в одностороннем порядке. Это означало, во-первых, то, что почти все люди на форуме друг другу не очень интересны, с одной стороны, но всем им интересна личность Алисы Исаевой. Эгоизм в чистом виде. Впрочем, я могу ошибаться в этой оценке: сама структура проекта «Маленький чуланчик на заднем дворе» сходилась на этой женщине, а люди лишь подчинялись схеме. Той самой харизматической личности, которая поможет, направляя действие от нулевой отметки в плюс или минус, в зависимости от переделки, в которой оказался гость.

Второй «пунктик» — я имею в виду матерную брань – должна была натолкнуть меня на мысль, что «не всё спокойно в королевстве датском». Иными словами, у Алисы Исаевой, отзывчивого и доброго человека, оказывается, есть враги. «Слишком резкий контраст, приятель, ты не находишь?» — подумал я тогда.

Да, я долго и подробно разговаривал с Алисой Исаевой, и в одном из разговоров она высказала мысль, что в разные мгновения жизни человек может думать и поступать по-разному, что подразумевает множества, из которых и складывается понятие характера человека. Но, тем не менее, такая смена настроения – повод задуматься. Тем более, что идёт работа с депрессивными людьми.

И третьей, завершающей мелочью, которая ускользнула от меня, заключалась в её постоянном присутствии. Я должен был предположить, что она постоянно сидит дома. А при такой загрузке работать где-либо мне представляется невозможным. Что и давало повод для новой догадки: Алису Исаеву кто-то должен был содержать, оплачивая Интернет и мобильный телефон.

Как будет ясно дальше, эти три мелочи оказались определяющими – но под первым впечатлением я не придал им особенного значения. Просто потому что было одиноко и интересно. Во времена одиночества лично у меня возникает очень сильное желание довериться кому-нибудь, а перед этой силой любые мелочи испаряются.

Вторая глава.

Глава первая.: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *